Omerta: beyond the pale.

Объявление

Добро пожаловать на ролевую игру
«OMERTA: beyond the pale»!

Мы рады приветствовать Вас на нашем авторском проекте, искренне надеемся, что Вы не испугаетесь клыкастой части населения, и наш форум станет для Вас вторым домом. Прошлое постепенно уходит в прошлое, уступая место реальному и твердому ‘сегодня’. Все меняется, медленно тают предрассудки и надежды, ведь это лишь передышка перед очередной бурей, трагикомичной драмой и кровавым эпилогом. Помните, что новому миру всегда предшествует новая трагедия, а те, кто не с нами, те против нас. Тише, дети! К ночи незнакомцы и чужаки расходятся по своим домам, шествуют по темным ньюпортовским переулкам, как гордые птицы, являясь на самом деле мелкими мошками. Может, они доберутся до безопасной обители, а может их вечным пристанищем станет небесное царство — знает лишь Сатана и Зверь, что живет в темноте. Но вы не бойтесь, дети. Не бойтесь, и тогда, возможно, темнота не дотронется до ваших похолодевших ног.


США, Род-Айленд, Ньюпорт; 1-2 июня 2013, сб-вск., вечер-ночь;

а д м и н и с т р а ц и я :
SOPHIE ♦ WALLIS ♦ AMARANTAH
REINER ♦ EMILY ♦ CALEB

н о в о с т и :
31.10. омертовский маскарад в честь Хэллоуина!
30.09. Омерта празднует очередной День Рождения! Поздравления и подарки вы можете получить здесь. Также просим игроков ознакомиться с объявлением от администрации.
14.08. А у нас новый квест! Так что не забудьте заглянуть в соответствующую тему и записаться.
01.08. Мы переоделись, а так же приготовили вам, дорогие наши омертовцы и омертовчанки, несколько вкусных плюшек, о которых можно узнать в этой теме!

02.07. Хэй-хэй, открыто голосование за ЛУЧШИХ МАЯ И ИЮНЯ 2017! Не стесняемся, голосуем!


а к т и в и с т ы :


ПОСТ НЕДЕЛИ: Ворочаясь в кровати я в который раз перевернулась меняя бок. Одеяло обволакивало меня подобно кокону... читать далее


EPISODE #13 «US AGAINST THE WORLD»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Omerta: beyond the pale. » Акции » Action #0 «Hey guys, we are looking for you!»


Action #0 «Hey guys, we are looking for you!»

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Код:
<!--HTML--><center><div style="font-family: Georgia; font-size: 22px; text-shadow: 2px 1px #8b836d;"><b>«HEY GUYS, WE ARE LOOKING FOR YOU!»</b></div></center><link href='http://fonts.googleapis.com/css?family=Petit+Formal+Script' rel='stylesheet' type='text/css'>
<div> <center><div style="background: url(http://imgur.com/MdBKPQ3.png); width: 560px; border-top: 0px solid #252525;  box-shadow: 1px 1px 10px #222;">
<div style="width:550px; font family: Arial; color: #252525; text-align: justify; padding: 5px; background-image: url(http://funkyimg.com/i/2mzXX.png);">
<div style="width: 545px;"><div style="background: url(http://imgur.com/MdBKPQ3.png); padding: 8px; margin: 8px; font-family: Arial; line-height: 12px; text-align: justify; font-size: 12px; letter-spacing: 1.0px; color: #181818;">
<div class='postcolor'> <center><div style="width: 513px;"><div style="margin-left: 20px; margin-top: 10px; margin-bottom: 10px; margin-right: 10px; float: left; overflow: auto;"></div>
<div class='postcolor'><center><div style="width: 513px;"><div style="margin-left: 20px; margin-top: 10px; margin-bottom: 10px; margin-right: 10px; float: left; overflow: auto;"></div><div style="background: url(http://imgur.com/MdBKPQ3.png); padding: 10px; margin: 10px; font-family: Georgia; line-height: 12px; text-align: justify; font-size: 12px; letter-spacing: 1.0px; color: #181818;"><center><img src="http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png"></img>Данная акция посвящена <b>нужным персонажам</b>. Если Вам нужны родственники, друзья, любовь или даже враги — оставляйте здесь заявку. Нужные персонажи проходят по <a href="http://omerta.rusff.ru/viewtopic.php?id=1930#p178301"><b>упрощенной анкете</b></a>.</center><br><div style="border-top: 1px solid #6f6760;"><br>
<center><div style="font-size: 17px;"><b>УТОЧНЕНИЯ И ПОДРОБНОСТИ АКЦИИ</b><br>• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •</div></center><br>
<img src="http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png"></img>♦ Заявки на нужных персонажей оставляются строго по представленному ниже шаблону.<br>
<img src="http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png"></img>♦ <b>Предоставление игрового поста от лица персонажа, от которого оставляется заявка на нужного, является обязательным условием.</b> Игровой пост должен быть от лица персонажа, из реального времени или из раздела флешбека (пробный пост не годится); таким образом, Вы даете гарантию потенциальным игрокам, которые могут прийти по Вашей заявке, что Вы уже начали игру на проекте. Администрация вправе убрать заявку, не соответствующую требованиям, под скрытый текст до ее исправления заказчиком.<br>
<img src="http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png"></img>♦ Не забываем <b>придерживать</b> внешности нужных персонажей в списке <a href="http://omerta.rusff.ru/viewtopic.php?id=8#p11"><b>занятых внешностей</b></a>, дабы не возникало неудобных ситуаций. Администрация не несет ответственности, если займут внешность, что Вы прописали в Вашей заявке, но забыли придержать. Ваша внешность не отмечена в Списке Занятых – она свободна.<br>
<img src="http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png"></img>♦ Для принятия администрацией анкеты нужного персонажа необходимо <b>одобрение заказчика</b>. Давайте будем разумны и терпеливы.
<br>
<img src="http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png"></img>♦ Все закрытые/неактуальные заявки хранятся в <a href="http://omerta.rusff.ru/viewtopic.php?id=278"><b>данной теме</b></a>.
</div>
<br>
</div></center></div> </div>


Для того, чтобы оставить заявку, нужно
заполнить следующую анкету:

КОД ЗАЯВКИ
Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td bgcolor=#3a1010][align=center][font=Times New Roman][color=silver][size=20]Я РАЗЫСКИВАЮ [ДРУГА/НЕДРУГА/ЛЮБОВЬ/ВРАГА и т.п.][/size][/color][/font][/align][/td]
[/tr]
[/table]
[align=center][size=14][ИЗОБРАЖЕНИЕ, ЦИТАТА, МУЗЫКАЛЬНОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ - ВСЁ, ЧТО МОЖЕТ ОХАРАКТЕРИЗОВАТЬ ВАШЕГО ПЕРСОНАЖА][/size][/align]
[hr]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td][font=Times New Roman][b][size=20]»[/size] [size=14]ФАМИЛИЯ И ИМЯ:[/size][/b][/font]

[font=Times New Roman][b][size=20]»[/size] [size=14]ВОЗРАСТ И РАСА:[/size][/b][/font]


[/td]
[td][font=Times New Roman][b][size=20]»[/size] [size=14]ВНЕШНОСТЬ:[/size][/b][/font]

[font=Times New Roman][b][size=20]»[/size] [size=14]СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:[/size][/b][/font][/td][/tr][/table]
[hr]
[font=Times New Roman][b][size=20]»[/size] [size=14]КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:[/size][/b][/font]

[font=Times New Roman][b][size=20]»[/size] [size=14]ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:[/size][/b][/font]

[font=Times New Roman][b][size=20]»[/size] [size=14]ДОПОЛНИТЕЛЬНО:[/size][/b][/font]

[font=Times New Roman][b][size=20]»[/size] [size=14]ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:[/size][/b][/font]

0

2

http://s7.uploads.ru/sq4l7.gif http://s6.uploads.ru/eWn5I.gif
http://s2.uploads.ru/pi3TB.gif http://s3.uploads.ru/83C7u.gif

Я РАЗЫСКИВАЮ БРАТА


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
ALEX HEWITT/АЛЕКС ХЬЮИТТ
Увы смена невозможна, так как это имя уже много где было прописанно.

» ВОЗРАСТ И РАСА:
Человек, по вашему желанию охотник.
27 лет.

» ВНЕШНОСТЬ:
Liam Hemsworth

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
гостевую, потом свяжемся где вам будет удобнее


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
► родился на 4 года раньше Элайн в среднестатистической американской семье Алисии и Дэниела Хьюиттов в предместье Чикаго;
► иметь сестру для парня оказалось ответственной работой: сжимая зубы Алекс брал в руки куклы играя с младшей сестренкой, делая вид, что чаепитие со старой куклой-Мартой его планы на день, но втайне мечтая утащить девчушку в домик на дереве и палить из рогатки по воробьям. По мере взросления Алекс все чаще втягивал сестренку в свои проделки, в свою очередь Элайн стала достойным подражателем, предпочитая игру в футбол куклам;
► с самого детства между Хьюиттами установилась крепкая связь. Алекс защищал сестру, угрожая каждому мальчику в ее классе, таскал портфель и ходил на каждое скучное выступление Эл, считая собственным долгом похлопать неумехе-сестре. Поддерживая и прикрывая друг друга, дети росли. В скором времени Элайн уже начинала давать советы о девочках, выбирая подарки на дни рождения подружек старшего Хьюитта, хотя Алекс по-прежнему только угрожал каждому отчаявшемуся парню, решившему пригласить Элайн в кино;
► часто нарушая правила родителей, Алекс частенько влипал в неприятности, отгребая от отца по полной программе, часто не соглашаясь с наказанием и делая что-то "на зло". Так на его теле появилась первая татуировка в виде змеи в пятнадцать, в тот же год была выкурена первая пачка сигарет и завален экзамен. Финальной чертой для Алекса стала угроза вылета из школьной команды по баскетболу. Боясь потерять игру и школьный авторитет, парень взялся за ум, прекращая бесчинства.
► довольно хорошо и долго играл в баскетбол, но так и не получил стипендию. К счастью, родители были согласны оплачивать колледж, но Алекс предпочел делать все "самостоятельно" и "по-своему", как это обычно было;
► своенравный, немного высокомерный Алекс знает как вести себя в обществе, но часто пренебрегает общественными нормами, ведя себя грубо или бесцеремонно, высказывая неугодное мнение или критику. Резок, делает быстрее, чем думает часто жалея о совершенном. Под немного очерствевшей кожурой парень не так плох, как кажется: Алекс умеет любить, умеет быть заботливым, хорошим и верным другом, в его мире существует понятие честь и достоинство, так же как и вещи недопустимые для совершения. Ненавидит классовые различия, презирая людей оставляющих себе в сотни раз больше, чем они нуждаются;
► после школы устраивается в небольшую автомастерскую, находя себя работу "на первое время", затянувшееся в несколько лет;
► с переездом Элайн в Чикаго часто навещал сестру, баловал ее походами в кино и маленькими мелочами, боясь, что Элайн выберет столь же своенравный стиль жизни, как выбрал он. Вопреки мнению родителей, ему всегда хотелось, чтобы сестра оставалась примером для подражания и гордостью их семьи. С пропажей Элайн Алекс был первый, кто поднял панику, первый, кто не обнаружил ее дома и последний, кто узнал правду. Еще день и Алекс собирался заявить в полицию, но неожиданный звонок Алисии остановил его. Мать сообщила ему, что Элайн была дома, живая и здоровая и как-то вскольз упомянула, что девушка переехала, прерывая учебу для "поиска себя". Если родителей устраивал подобный расклад, то Алекс был в бешенстве. Чувствуя себя преданным, Хьюитт долго не мог смирится с тем фактом, что сестра уехала, бросила свои мечты и даже не потрудилась сообщить ему. Потребовалось много времени прежде, чем Алекс наступил на собственную гордость, звоня Эл, и еще больше времени прежде, чем он понял, что его обида не первая в этой истории. Его сестра, которую он когда-то видел насквозь, теперь скрывалась от него, даже не называя собственного местоположения. Конечно же, ее не было там, где думали родители, но, по непонятным Алексу причинам, их это не волновало. Беря все в собственные руки, парень начинает поиски и рано или поздно доезжает до неприглядного вида городка, находя там следы обитания своей потерявшийся сестры.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Между этими двумя всегда существовала определенная связь, не понятная даже родителям. Их дети - не лучшие примеры чистой доброты и взаимопомощи, но только не по отношению друг к другу. С самого детства Элайн делилась с братом своими самыми сокровенными тайнами и получала достойную отдачу. Бесконечно преданны друг другу, если в мире и существует вещь ради которой Алекс готов пожертвовать собой, то это только его сестра.
После исчезновения Элайн из жизни и семьи ситуация изменилась: Алекс долго злился, не способный принять мысль о том, что Элайн вот так просто бросила семью, не сказав ему не слова и лишь изредка отвечала на его звонки, отнекиваясь и отмалчиваясь, больше не считая его частью собственной жизни.  Он волновался, не понимал, боялся за свою младшую сестренку, но в равной степени злился, считая, что Элайн предала его, семью и их связь. После возвращения Алекса между Хьюиттами складываются весьма напряженные отношения: Элайн слишком боится проговориться Алексу о своих секретах, в то время как Алекс не может простить ей то, что девушка променяла семью на отношения с сомнительным мужчиной.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Лично от меня и Хантера готовы обеспечить тебе целую сюжетную линию. Алекс - камень преткновения в новой жизни Элайн: девушка, простившаяся со своей старой жизнью, не готова повернуться спиной к своему брату, хотя это и не имеет никакого смысла. Всеми силами пытаясь оттолкнуть, пожалуй, самого дорого человека, Элайн волей-неволей втягивает Алекса в вампирские дела, подвергая парня опасности, не способная ни удержать его от ошибок, ни защитить от других обитателей ее темного мира.
Хантер - одна из этих опасностей: ревнуя Элайн к брату, не желая отпускать ее в объятия прошлой жизни, мужчина всеми силами пытается избавиться от Алекса, встречаясь с враждебностью последнего и его желанием отомстить Хантеру за "смерть" его сестры.
Так же по вашему желанию, предполагается рано или поздно вступление Алекса в ряды берсеков. Если у вас будет желание, я с удовольствием помогу включится в тему, подскажу что и куда и помогу придумать все, что только заблагорассудится.
Пишу достаточно медленно, так что не буду требовать от вас пост каждые три дня, но постараюсь увлечь игрой и судьбой Алекса.
Не большой любитель флуда, но зато обожаю детальки и продуманные истории, мечтаю о том, что когда-то Элайн и Алекс обрастут историями из их прошлого и будущего. Графикой обеспечу по мере моих способностей.

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

ПОСТ

[float=left]http://s2.uploads.ru/r6vfm.gif[/float]В своих немых молитвах я возносила руки к нему. Молилась так искренне, как никогда прежде, сомневаясь, что получу ответ. Большой брат давно закрыл глаза на мою рыжую голову позволяя ужасам раз за разом переворачивать мою жизнь. Я быстро потеряла счет времени. Морозный ветер бил в лицо, неравномерными порывами набрасываясь на наш островок горя и отчаянья, волнуя меня, лишний раз заставляя вспоминать, что я жива, а он нет. Часами не меняя позы я больше не чувствовала ног, наверное, если бы сейчас я лишилась одной из них, то вряд ли бы придала этому большего значения, чем взгляд покрасневших, потерянных глаз переполненных болью потери. Быстро или нет, но солнце скрылось за полосой поскрипывающих тополей. Без его тусклого света поверить в то, что он всего лишь спит оказалось проще. Все так же баюкая, стараясь согреть бледную кожу окоченевшими пальцами, я прижималась губами к его лбу надеясь, что способна подарить хотя бы каплю спасительной теплоты. Наверное, я сама походила на небольшую ледышку, но все равно была теплее тела Хантера. Минута за минутой я наблюдала за его бездыханным телом, тонула в вязком болоте ожидания чуда или хотя бы облегчения. Собственные нервные окончания, свинцом тянули меня к земле, приковывая к единственному месту на планете где я сейчас хотела бы быть.
Первый, глухой, едва уловимый удар, прогремел в моих ушах так четко, что я даже подпрыгнула на месте. От страха, возбуждения и...радости. Тук, один два, тук, один два, тук. Чувствуя себя счастливее ребенка на рождество я вдруг вспомнила, что жива. А теперь жив и Хантер! Горестная, горькая вряд ли приятная, но так искренне счастливая улыбка коснулась моего лица, перемешивая страх, горе от потери, надежду и счастья обрести любимого вновь в одно чувство лишающее дара речи или даже способности думать.
- Хантер? - Я не знала сколько времени требуется вампиру, чтобы открыть глаза, но...Он пошевелился! Богом клянусь, его пальцы сжались, являя мне чудо о котором я так долго молила. Тут же беря его руку в свои замершие пальцы, я пыталась отогреть ее, сжимала его ладошку и горько плакала от счастья, больше не боясь того, что Хантер может увидеть мои слезы, когда наконец-то откроет свои дьявольские глаза. - Хантер, очнись, я видела! Видела как ты шевелил рукой, не притворяйся, ну же! - Вряд ли я уговаривала самого Хантера, скорее его тело или те потусторонние силы, которые сделали нас такими. Бессмертными и не такими уж мертвыми. До этого моменты мне казалось, что я мертва, поскольку умерла единожды в том переулке. Только сейчас я существенно осознала разницу между "мертва" и мне нужно так думать, чтобы обвинять Джексона в поломанной жизни. Я давно простила его. Или, по крайне мере, думала что простила, пока сцены той ночи раз за разом являлись мне в кошмарах. Теперь же, кажется, я вижу разницу и топ моих кошмаров займет другая сцена.
- Элайн! - Его голос прозвучал куда живее, чем я ожидала. Заплаканная и счастливая я смотрела на Джексона плохо веря своим затуманенным слезами глазам и по уже сложившийся привычке раз за разом гладя его лицо и волосы. Все такой же бледный, но теперь такой живой, тьма последних часов медленно отступала, возвращая нам обоим способность двигаться и говорить. – Что случилось?
- Ничего, - на автомате выдавливаю я, на самом деле не зная с чего начать. Вдыхая полной грудью я больше не ощущаю внутренних цепей сковывавших меня до этого. Счастливая, напуганная и свободная, раньше я даже не представляла, как это прекрасно. - Со м-мной? - Толи от холода, толи от внушения я не сразу понимаю вопрос. Разве это я последние часы мертвым телом лежала на дороге? Разве это мне свернули шею? Абсурдность его вопроса не дает мне сосредоточится на действительно важных вещах, - К-конечно. - В попытке согреться мои зубы не попадают один на другой, хотя глаза сосредоточенно рассматривают лицо Джексона. Прекрасное и живое, такое, как я помню, но кроме того - обеспокоенное. Его руки, такие же холодные, как мое лицо вытирают мои все новые и новые слезы, заставляя меня смотреть Хантеру в глаза. - Со мной все хор-р-ошо. - Уверяю я Джексона с удовольствием занимая предложенную позицию. Я все еще дрожала всем телом, от холода и рыданий, что так некстати с новой силой накрыли мою девичью сентиментальность. Я прижималась к шее Хантера, но к сожалению не чувствовала запаха забившимся носом. От этого становилось только обиднее. - Это я должна успокаивать т-тебя. - Подобно маленькому ребенку я подала голос, не поднимая головы. Чувствуя себя малыми комочком в его руках, я не шевелилась, только дрожала и шмыгала носом. - Они уехали. Д-давно. Сколько сейчас времени? - Впервые этот вопрос начал интересовать меня. Только сейчас я осознала, насколько потерянной была. Останавливая на секунду рыдания я отрываясь от Хантера, нуждаясь видеть его лицо. - Он внушил мне. - Тихо признаюсь я, получая облегчение только от того, что произнесла это вслух.

Отредактировано Elaine Jackson (16-10-2015 01:01:47)

+3

3

Я РАЗЫСКИВАЮ ЛУЧШЕГО ДРУГА И СКРЫТНОГО ВРАГА

http://68.media.tumblr.com/270b43edaa81d4517c4fa0b45ade407c/tumblr_omb8nom5Oi1tkd6ado3_400.gif http://68.media.tumblr.com/1379b8864bd882c852cd78273cd33aba/tumblr_omb8nom5Oi1tkd6ado6_400.gif
http://68.media.tumblr.com/19cabdcc8026a6e90dd66f72f41ff5df/tumblr_omb8nom5Oi1tkd6ado7_400.gif http://68.media.tumblr.com/b76e23ba9ce9480259b1e19d8a3b2fd6/tumblr_omb8nom5Oi1tkd6ado8_400.gif


занят

» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
▸ LOGAN JOSEPH AUSTIN ◂
ЛОГАН ДЖОЗЕФ ОСТИН

» ВОЗРАСТ И РАСА:
28 | 168
Обращен Лорандом в 1871 году. Одиночка.

» ВНЕШНОСТЬ:
Chris Wood

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
ЛС


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
Так же как и Джексон, Логан – выходец из обеспеченной и уважаемой семьи, за одним лишь исключением: его родители коренные англичане, которые еще в раннем детстве переехали в Америку. Остин рос, не зная бед и проблем. Как и большинство людей нашего круга, был до ужаса избалованным, но все же это не помешало родителям сформировать его жизненные принципы, кодекс чести, которому он до сих пор следует. Логан все еще остается эгоистичной особой, расставляя приоритеты в свою пользу, но есть в нем некая жажда справедливости. В его голове всегда существовало разделение понятий «правильно» и «скверно», хотя и запреты нарушал не реже Хантера, с разницей лишь в том, что он всегда знал, когда перешагивал ту невидимую грань. Все детские и юношеский годы они были просто не разлей вода, Логан стал братом, которого у Хантера никогда не было. Они все делали вместе: учились, прогуливали занятия, охотились и, конечно же, нарушали уставы родителей. В этом они были мастерами, за что постоянно и отгребали, ведь своим поведением порочили имя семьи. Остин всегда был головой в их безумных идеях, ведь только он понимал, когда стоит остановиться и, что удивительно, Хантер его слушал.
Лет в двадцать Логан познакомился с девушкой, и она быстро запала тому в душу. Не смотря на все уговоры Джексона забыть про нее, он не сдавался и все же добился ее сердца. Они были замечательной парой, Логан любил ее до безумия и даже сделал предложение. Подготовка к этому событию началась за три месяца, ведь все должно было пройти на высшем уровне. Накануне они с Хантером должны были встретиться и обсудить сюрприз, который он готовил невесте, но Хантер не пришел. Он исчез, не сказав никому ни слова.
На следующий день нашли тело его возлюбленной, однако не было никаких предположений на счет виновника происшествия. Логан никогда не умел сдаваться - собственное расследование стало очевидной вещью для него. Он встретил странного незнакомца, который поведал ему то, во что было невозможно поверить, Лоранд рассказал о себе, о вампирах, о том, что Хантер теперь один из них. Остин не верил, пока Великий не продемонстрировал некоторые особенности вампиров. Напоследок он кинул невзначай, что это руки Хантера в крови его невесты, поведал о безжалостном убийстве и позорном побеге Джексона. Логан долго думал над его словами и поверил ему. Он не мог простить Хантеру это предательство. Джексон был тем, кому он целиком доверял, он делил с ним жизнь, а Джексон нанес ему тот единственный удар, который он не мог простить. Отомстить Хантеру – вот какой стала причина его существования. На следующий день Логан нашел Лоранда и попросил его обратить, ведь только так он мог отплатить за смерть своей возлюбленной. И Корвинус сделал это. Остин обрел пару клыков, но не обрел Создателя. Он дал лишь небольшое наставление, а после уехал, вынуждая того в одиночку справляться со всеми тяготами вампирской сущности и жажды. Практически сразу Логан переехал в Торонто и долгое время оставался там, пока однажды судьба не свела со вторым Корвинусом. На тот момент вампирская жизнь уже успела изменить его: он научился убивать без сожаления, врожденная расчетливость стала средством выживания, а крупицы жестокости стали проявляться куда чаще. Логан не видел ничего дурного в том, чтобы хотя бы ненадолго приобрести Создателя, пусть и без кровной связи. С Виктором он наконец-то почувствовал себя в своей тарелке и неплохо прижился среди своих сородичей. Остин менялся, но внутри него все еще жил благородный аристократ, возвышающий понятие честь и открывающий дверь перед дамами.
Время шло, но его внутренняя сущность все так же требовала расплаты за испорченную жизнь и утраченную любовь. Найти Хантера было не так сложно, ведь он почти всегда следовал по пятам второго Корвинуса. Логан подослал к нему девчонку, которой не составило трудности завязать с ним контакт – ведь Джексон вряд ли смог бы пропустить такую мордашку. Через пару недель она вернулась, оповещая, что задание выполнено, а Хантера больше нет в живых.
Недавно Логан почувствовал смерть Создателя и приехал в Ньюпорт,  ему нужны были подробности сего происшествия. И какого было его удивление, когда, прогуливаясь по нешироким улочкам, он случайно увидел живого Джексона, счастливо шагающего с невысокой брюнеткой! В одно мгновение старые раны закровоточили с новой силой, в нем вновь проснулась жажда мести и неумение уступать. Только на этот раз он видит, как отплатить той же валютой, ведь Хантер смотрит на ту, что рядом так, как и он сам когда-то смотрел на Нее.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:

Лучшие и самые преданные друзья с детства. Когда меня обратили, я уехал и уже давно смирился с мыслью, что больше не увижу тебя, но ты меня найдешь. Разница в том, что я буду видеть все того же верного друга, а оказывается от прежней верности не осталось ничего. Ты вернулся чтобы отомстить. Но ты не будешь этого показывать, подавляя свою желчь внутри, ты будешь мне по-прежнему улыбаться и прокручивать в голове все возможные варианты вендетты. Ты не хочешь меня сейчас убивать, желая действовать низкими, но более действенными методами, втираясь в доверие к Элайн. Позднее нам предстоит еще выяснить причины твоих действий и всю правду той ночи. Быть может ты прав, я действительно тебя предал, но ведь Лоранд не такой уж невинный, как тебе могло показаться.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Заявка не только от меня, но и от мой невесты – Элайн и мы вдвоем, всем семейством, Вас очень ждем и обещаем интересную и постоянную игрой. В наших головушках крутится уже по меньшей мере несколько эпизодов, где ты играешь главную роль, но мы с радостью, выслушаем и Ваши предложения. Так что скучать не придется. Графикой тоже обеспечу) От Вас же главное желание и заинтересованность в персонаже. Единственная просьба: не берите персонажа на несколько дней и не пропадайте, мы же так любим старого доброго Логана))
Имя и внешность крайне желательно не менять. По всем вопросам/предложениям пишите мне в ЛС или ICQ.

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

+


SHOW YOURSELF
DESTROY OUR FEARS
RELEASE YOUR MASK


Неведомое не может не вызывать колкое и неотвратное чувство страха, опасения, медленно разливающегося по телу, сковывающего его; оно безмолвным ветром, ураганом врывается в душу, создавая хаос на месте привычного порядка вещей. Его невозможно контролировать, к нему не полагается инструкций и пособий, потому ситуация предательски выскальзывает из твоих рук, оставляя наедине с собственным бессилием и злостью.
Я всегда старался этого избегать, тщательно выстраивая линию собственной обороны, предупреждая любые неизвестные в моей жизни, с которыми возникало хоть малейшее сомнение в моей способности преодолеть их, вновь возвращая все на круги своя. Я люблю контроль, люблю знать, что ничто на свете не заставит поменять давно сложившихся, непоколебимых и твердых как титан, мнений, из которых так или иначе формируется моя жизнь и которая зависит от любой, совершенно незначительной, на первый взгляд, детали. Зависимость, не алкогольная, которой я регулярно предаюсь – от людей, любого мыслящего все такими же своими гедонистическиими категориями субъекта – вот, что нужно обходить десятой дорогой. Все равно в конечном итоге высшей ценностью каждого является его собственная персона, а ударная волна от удовлетворения собственных желаний, может ненароком накрыть и тебя. Так в чем же смысл этой привязанности, так или иначе ведущей лишь к одну финалу – боли для тебя самого? Любовь, отношения, секс? И на это есть своя альтернатива: улыбка, несколько комплиментов и на худой конец внушение, обеспечат все то же самое, без каких-либо негативных последствий.
Жизнь становится до беспредела простой, легкой, а оттого и более живой, яркой, когда из нее исключаешь все ненужные константы, оставляя лишь себя самого. Ты не оглядываешься назад, пытаясь оценить чей-то взгляд, не просишь ненужное одобрение, в конце концов не распыляешься ради кого-то, кто в конечном итоге принесет тебе страдания. Чужое влияние должно сводится к минимуму – так проще. Никто и ничто не должно заставить меня называть север севером, если для мне он жаркий юг.
И только сейчас я ощущая, как стену моего перманентного самообмана словно плющ начинают оплетать трещины, поднимаясь все выше и выше к свету, излучаемого зеленью этих больших глаз, грозясь вот-вот обрушиться сверху, усыпая задеревенелыми осколками оболочки моего сердца. Оно всегда там было, всегда тужилось в очередных попытках совершить громкий удар и каждый раз подавлялось мною, но сейчас оно стучит, как никогда, громко, четко - кричит. И причина этого была отнюдь не во мне.
- Все хорошо, со мной все нормально. Забудь об этом, - продолжаю утешать я своего маленького рыжика, пусть и говорящего очевидные глупости, но не вызывая ими ни грамма отторжения, лишь – сочувствие, сопереживание, заботу.
Не понимаю, почему не замечал этого раньше, как мне удавалось так мастерски обманывать самого себя, но сейчас, когда какие-то несколько секунд неопределенности, проведенной мной в состоянии полного небытия, могли стать для Элайн роковыми, я уже не справлялся. Прижимая ее маленькое и до ужаса холодное тельце к себе, вновь и вновь пробегаясь по нему своими окоченевшими пальцами, я радовался лишь одному: она жива, она цела. Она – не я.
Однажды мне уже приходилось терять ту, в чьем присутствии мое сердце пропускало удар. Мэриан. Сладкая скромняжка Мэри, вечно прячущая свои карие глаза под длинными светлыми ресницами, чей звонкий смех еще долгое время эхом отдавался в моей голове. Я любил ее, но едва ли это волновало на верху того, кто решил у меня забрать столь молодую и невинную девушку. Потому проще не иметь, чтобы не терять и не чувствовать эту всепоглощающую боль и ненависть к самому себе.
Но уже слишком поздно.
Поздно что-либо менять и бессмысленно врать: даже самая сильная и качественная в мире ложь уже не изменит очевидного факта. Я боялся, чертовски боялся ее потерять. Нет ничего ужаснее, чем больше не увидеть ее яркие, зеленые глаза, которые загораются каждый раз, когда в ее милую головку придёт очередная совершенно сумасшедшая, а от того такая прекрасная, идея. Не путаться своими пальцами в ее густых волосах, отливающихся откровенной теплой, как и сама Элайн, рыжевизной в свете солнечных лучей. Не коснуться ее чуть пухловатых, мягких губ, в попытки урвать очередной поцелуй, очередную столько необходимую дозу моего личного наркотика. Не переплестись с ней телами, ощущая каждую клеточку ее тела своей, которых словно неодимовым магнитом тянуло к ней, не позволяя оторваться, требуя повторения снова и снова. И наконец, проснувшись утром, не ощутить ее пряный, нежный аромат с нотками цитруса и корицы, не обнаружить ее рядом.
Без этого невозможно жить.
Без этого больше не смогу жить.
[float=right]http://i.imgur.com/c1akC6K.gif[/float] - Я люблю тебя. – Очевидная каждому здравомыслящему существу (кроме меня, уж тут я осел), без спросу слетает с моих губ, обнажая мои истинные чувства, выдавая то сокровенное, о котором я и сам не догадывался или о котором даже не желал гадать. – Люблю, - теперь уже осознанно повторяю я, чувствуя, как с моей души спадает огромный камень, годами оттачиваемый холодными, как мое сердце, волнами. – Мой рыжик. – Я бы улыбнулся, если бы не чувствовал столь острой необходимости немедленно поцеловать ее губы. – Ты не представляешь как. – Не то в попытке доказать это, не то поддаваясь собственному очередному порыву, я снова прижимаю маленькую фигурку к себе, устраивая свой подбородок на ее макушке и прикрывая глаза. – И не надейся, я тебя теперь ни за что и никогда не отпущу. Отныне ты навек в моем плену. – Легкая шутка, в следствии которой на моих губах мгновенно появляется едва заметная улыбка, но я понимаю: это правда. Я ее ни за что не потеряю.

Отредактировано Hunter Jackson (28-04-2017 19:19:27)

+3

4

Я РАЗЫСКИВАЮ МОНТГОМЕРИ
[отмечаю так, потому что данный пункт однобок и бесцветен, а я не нашла слов таким же образом отобразить отношения Рувье с Ховардом]

http://38.media.tumblr.com/b2d31ef23d74fce7195a53c0fabb1e6d/tumblr_nhl47nyu5R1rtk4rzo2_500.gif
http://38.media.tumblr.com/e8e271c6c57bb26f3e36bbe9210e6152/tumblr_nhl47nyu5R1rtk4rzo1_500.gif
tumblr.

КАЖЕТСЯ, Я БЫЛ ТВОИМ УБИЙЦЕЙ
ИЛИ ТЫ? НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО.
РИМЛЯНИНОМ, СКИФОМ, ВИЗАНТИЙЦЕМ
БЫЛ СВИДЕТЕЛЕМ Я СРАМА ТВОЕГО.
И ТЫ ЗНАЕШЬ, Я НА ВСЕ СОГЛАСЕН:
ПРОКЛЯНУ, ЗАБУДУ, ДАМ ВРАГУ.
БУДЕТ СВЕТЕЛ МРАК И ГРЕХ ПРЕКРАСЕН,
ОДНОГО Я ТОЛЬКО НЕ МОГУ —
ТО, ЧЕГО ПРОИЗНЕСТИ НЕ В СИЛАХ,
А НЕ ТО ЧТО ВЫНЕСТИ, СКОРБЯ, —
ЛУЧШЕ Б МНЕ ИСКАТЬ ТЕБЯ В МОГИЛАХ,
ЧЕМ ЧТОБ ВОВСЕ НЕ БЫЛО ТЕБЯ.
НО МАЯЧИТ ИСТИНА ПРОСТАЯ:
УМЕР Я, А ТЫ НЕ РОДИЛАСЬ...
ГРЕШНАЯ, ПРЕСТУПНАЯ, СВЯТАЯ —
НО ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ — НАША СВЯЗЬ.


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Монтгомери Ховард | Montgomery Howard.
Второе имя на Ваш вкус. С легкой руки Полет — Монти.

» ВОЗРАСТ И РАСА:
Вампир.
224 года (1788-ой год рождения);
34 года (1822-й год обращения).

» ВНЕШНОСТЬ:
Карл Урбан. Это предпочтительный вариант, однако можно попробовать и обсудить.

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Для начала - гостевую, а дальше без связи не останетесь.


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
Ожидание еще никогда не было таким долгим для Моргана Ховарда. Свеча тускло озаряла небольшой круг на столе, где располагались положенные друг на друга руки мужчины. Временами они вздрагивали и костяшки белели от напряжения, но все эта скрывала мгла, покрывающая большую часть комнаты. Сегодня Констанс, его жена, скончалась при родах, а два мальчика-близнеца до сих пор находились на грани смерти, тщательно выхаживаемые лекарями, но никто не давал никаких гарантий и на вопросы не поступало ни одного четкого ответа. Бессонница завоевала его окончательно, отразившись насыщенными синими пятнами под глазами; неуверенность расколола сердце и навсегда привнесла в его взгляд глубокую тоску.
Может быть, Морган именно поэтому так берег и ценил Монтгомери, ведь из двух близнецов младший, после долгих попыток удерживать в нем жизнь, скончался, прожив без недели месяц. А старшему, как говорили, сразу начало везти — простуды, страшные его слабому детскому здоровью, зачастую его обходили; а потом мальчик подрос, возмужал и ни одна болезнь уже не была ему страшна. В отличие от отца, Моргана, который не женился после смерти матери Монтгомери и коротал свой век среди балов, заканчивающихся для него, как правило, либо пьяными драками, либо долгим спокойным сном и мучительными днями похмелья, сын всегда пользовался спросом среди женщин, жениться, однако, не торопился.
Чувствуя, что не может обеспечить мальчику полноценную жизнь, однако не имея сил отпустить его от себя насовсем, Морган каждое лето отправлял его к Николине Рейн, вероятно, дальней-дальней родственнице, но главное — хорошей знакомой. У той был сын с дочерью и пять штук внучек, которых сам Монтгомери считал дикими бесенятами, однако эту семью он любил, наверное, даже больше отца. Нет, Морган действительно был очень близким для него человеком, которого Ховард любил, но от него мальчик уставал. В поместье Рейнов он чувствовал себя, будто на курорте.
Однако у каждой семьи свои проблемы, а в случае Рейнов они были тщательно завуалированы для внешнего мира и для Монтгомери в том числе, пока летом 1802-го сын Николины не вернулся домой окровавленный, полумертвый и покусанный. Тогда Монтгомери впервые услышал мифы, воплощенные в жизнь, и решил стать их частью. Монтгомери открыто заявил о своих целях: он не станет фанатиком, он не будет охотится, он просто хочет быть готовым защить себя или близких, если что-то случится; после долгих уговоров Рейны согласились, что данные умения будут ему полезны, так что старушка-Николина преподавала ему теорию, дочь с сыном — практику, а дикие дьяволята все путались под ногами и давали экспертную оценку его неудачам и успехам.

А Я БЫЛА НЕВЕРНОЙ, КАК ЛЮБОВЬ,
НЕВЕРНЕЙ ВСЕХ, ЧЬИ ШЕИ В ПОЛНОЧЬ ГНЕВА
ИХ СОБСТВЕННАЯ УКРАШАЛА КРОВЬ.

Они встретились на балу, когда Монтгомери забирал все до последнего танцы у кавалеров, собравшихся на пир со всего Лихтенштейна и не только. Он обнимал ее за талию и не чурался переходить позволенные границы, прижимая ее ближе, чем того требовал этикет. Он смаковал ее имя долго, сначала в мыслях, когда они кружились в большом зале и привлекали, возможно, слишком много внимания; затем — трепетно щекоча ее шею своим дыханием, когда сумели выбраться за пределы барских стен и остаться наедине. Его пальцы путались в веревках на корсете, и он бормотал что-то про то, что их следует запретить; а она смеялась, целовала, улыбалась ночи напролет и, исчезая на короткие мгновения, всегда возвращалась к ночи. Ночь всегда была  их временем.
Полет и Монти, как первая приучилась называть мужчину, крайне сильно его этим раздражая, были знакомы ровно две недели; две недели любви, которая была идеальна, потому что ее никогда не было. За это время Рувье узнала Монти, пожалуй, слишком хорошо, а вот сам мужчина не знал о девушке почти ничего, хотя он, конечно, думал иначе. За четырнадцать дней он привык к ней, приучился ждать в положенное время, приучился был мягче и уступчивее, ведь Рувье знала, что поцелуи заставляют его замолкать, а прикосновения губами к ключице — последняя стадия его упрямства. У них никогда не было будущего, но были четырнадцать дней, и им есть, что вспомнить о тех временах, ведь не счесть веток пшеницы, путавшихся в темных локонах Рувье, не счесть красных пятен на ее спине — от жесткой травы и на его — от ногтей женщины. Ему часто снились эти зеленые луга; она, как всегда щеголявшая в одном нижнем белье или, что чаще, без, стоявшая по ключицу в воде и манящая его к себе.
На пятнадцатый день она, как всегда, уткнулась носом в его влажную шейку и пожелала доброго утра, и тот поцелуй, что Монтгомери оставил на ее губах, должен был стать последним.
Еще ночью служанка на кухне заварила вербеновый чай.
Полет Рувье схватилась за горло, которое будто обдало настоящим огнем после того, как сделала из чашки большой глоток. А Монтгомери нужно было всего десять секунд, чтобы понять причины. Он понимал, что это не аллергия, как тут же забормотала Рувье, поскольку знал тонкости этого мира. Он не знал только, что эта тонкость девичьей талии, которую обнимал долгими ночами, тонкость пальчиков, которые целовал каждый божий день, тонкость голоса, который всегда слушал с приторной внимательностью, — нет, он не знал, что все это окажется предательским. И, тем не менее, он не думал, когда выплеснул свою чашку чая прямо на Рувье, а потом оттащил на пустующую кухню. Она должна была умереть, пока занимался рассвет, только Полет всегда любила жизнь, а такие борются до последнего.
И она взяла верх над человеческой, пусть и умевшей много, натурой, однако смерть была бы слишком простым выходом для них обоих, особенно — для Монтгомери. Поэтому она насильно заставляла его глотать собственную кровь, на этот раз проникая в его волосы не с пылкой страстью, а откровенной злобой, принуждая сильнее прижаться ртом к собственной кровоточащей вене. А потом, приложив головой об что-то жесткое и оставив его растянувшимся на полу в собственном особняке, заявила служанке, что хозяин пьян. Сама она в этот же день скрылась из города.
Монтгомери же очнулся злым, с ощущением дикой жажды и... вампиром. Он понял это сразу: по собственным движениям, ощущениям, и в тот же момент вместе с осознанием пришла ненависть к Полет Рувье. Он не хотел никого убивать, он хотел умереть сам. Поэтому в тот же день скрылся из своего особняка и попытался выехать из города, однако это не спасло и, оказавшись через какие-то два дня рядом с деревушкой, он не выдержал. Четырнадцать душ, четырнадцать обескровленных тел, ребенок за их первую встречу, семь мужчин за каждую ночь и шесть женщин за каждый момент при свете. Он ненавидел Рувье всей своей душой и всем ее отсутствием.
Вскоре она сама пришла к нему — узнала по связям, что ее брошенное дитя превращается в «мясника», наводя немалый шум. Для вампиров любой шум не может быть хорошим признаком, и Полет это понимала; посему сама нашла Монти, которого заставила успокоиться.
Он правда ненавидел ее; только от этого хотел еще сильнее.
Между ними снова закрутился роман, основанный на голой страсти, но теперь еще с примесью ненависти, о которой никогда не забывал мужчина. Однако с ходом времени, проведенным с Полет, он понимал, что мстить ей — дело глупое; тем более, она по-прежнему знала толк в поцелуях, помнила, что плечевая кость — большая слабость, а ключица все та же точка невозврата.
Они всегда были друг для друга «на одну ночь», но их ночи тянулись вечностью.
Они никогда друг друга не любили. Монтгомери — злился, однако не раз выручал взбалмошную Рувье; Полет — забавлялась, но, слишком часто целованная, ее кожа запоминала прикосновения мужчины гораздо дольше прочих.
Он, не одобряя образ жизни Рувье, покрывал ее грязью раз за разом; он грозился ее убить, но ни разу не хватался за оружие. Она постоянно уезжала, но с такой же частотой его находила. Они никогда друг друга не любили, но они хорошо проводили время.
Монтгомери вновь уехал и долго колесил по миру, пока в определенный момент (он помнит эту дату точно: 17 сентября 2011 года), его сердце неожиданно не заболело, а состояние в мгновение ока стало совершенно отвратительным: как будто все плохие вести неожиданно свалились на его голову, принуждая залезть в петлю. И Монти знал, от кого исходит этот сигнал — от его Создательницы. Не зная точно, в чем дело, он попытался найти Рувье, однако на поиски этой лисы, идеально заметающей следы, ушло действительного много времени; но кто ищет — тот всегда найдет.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Определенные отрывки из описания, думаю, в общем и целом рассказали о взаимодействиях Полет и Монтгомери: они спали друг с другом, однако o «большой, но чистой любви» речи не шло, только о сеновале, как стемнеет. Ховард злится на Полет из-за того, что она его обратила, однако мучеником себе он не считает и полностью свыкся со своей новой сущностью, которую теперь без зазрения совести эксплуатирует. Свыкся он также и с Рувье, и с ощущениями, которые она в нем вызывала.
Последние три-четыре года он с Рувье не встречался. 17 сентября 2011 года умер Создатель Полет, Август Беккер, — для нее это было крайне сильным потрясением, а посему Ховард без труда почувствовал это через их связь Создателя и Потомка. Именно поэтому он будет искать ее и через несколько месяцев, собственно, найдет в Ньюпорте.
Отношения в будущем будем обсуждать, разумеется, совместно.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
В общем и целом, никаких заоблачных требований я не имею: хочу, во-первых, любви к персонажу и желания его развивать, во-вторых, грамотных и регулярных постов. Не требую от Вас дикой аки энерджайзер активности и не буду пилить и пинать по поводу игры, просто не пропадайте и не становитесь абсолютным призраком. В конце концов, я сторонник мысли, что брать нужно качеством, а не количеством. Насчет кросспола предрассудков не имеется, так что можете быть спокойны.
От себя, естественно, и игру, и графику, и прочие прелести обещаю; также я, уже совершенно точно, никуда не исчезну.
Готова трепетно разъяснить все непонятки, если те возникнут — с интересующими вопросами можете обратиться сначала в гостевую, потом предоставлю icq или skype, как будет удобнее.

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

пост

Господи, как же я люблю эту лихтенштейнскую душонку.
По правде говоря, мне не к лицу лишь по одному сообщению с адресом, находящимся за восемьдесят миль от Ньюпорта, садится в машину и катить к месту встречи, которое я вполне могла бы изменить — но не стала. Эх, какие наши годы, а мое сегодняшнее положение, по правде говоря, так чертовски скучно по меркам той моей реальности, в которой я привыкла крутиться. Монти же, по взмаху руки (или пальца, тыкающего в кнопку телефона с надписью «отправить», но времена-то, времена не те уже) возвращает меня в то девчачье настроение в духе «давай пошалим!». Шалость, правда, для меня теперь возможна в узаконенных моралью рамках, ибо имею под боком мужчину, что катает меня на поезде любви вот как уже четвертый месяц. Собственно, я имею твердую решимость заявить об этом и Монти, хотя бедный ягненочек наверняка сильно расстроиться этой новости. Впрочем, кому я вру, он уже давно грозится закопать меня и даже не прочитать молитву за упокоение; Дьявол, как же я люблю эту лихтенштейнскую душонку.
А теперь скажите мне, живы ли еще на свете люди, которые особо обделены способностью думать головой? Скажу вам — есть. И я даже не о себе, упаси господь, я, не буду скромной, всегда была умной девочкой. А вот та, ради которой я останавливаюсь, та, которая стоит на старом шоссе, где машина равносильна восьмому чуду света, вся начепуренная — та девочка сразу падает в моих глазах до малость придурковатой. И правда, спасибо моей сердечной доброте, и еще тому, что здесь не водятся волки (не водятся же?), а то оглодали бы косточки и даже синтетикой не подавились.
- Ты ищешь причину отблагодарить меня, купив мне новый освежитель воздуха? - я скептически вскидываю бровь, лицезрея, как обозначенный предмет исчезает в темноте за окном. - Правильно, не скромничай. Чувствуй себя как дома.
Освежителя мне не жалко, и его потеря не вызывает во мне ни скорби по его запаху, ни праведного гнева к этой рукастой пассажирке. Но вот прелесть — пассажирка не простая... ну, нет, не золотая, конечно. При всей моей любви к золоту, я бы никогда не обозначила таковым ни одно земное создание, себя, разве что.
- Давай будем говорить на английском. Я говорю на нем гораздо лучше, чем ты — на французском, - по почти незаметному акценту я понимаю, что она, скорее всего, англичанка; англичанин никогда не сможет говорить на французском, как француз, а я имею при себе живой пример в виде Гамильтона, так что знаю.
- Может сразу повторишь на всех языках, какие знаешь? - я с усмешкой вздыхаю и поворачиваю голову к ней, ничуть не боясь не вписаться в повот. Мне ничего не будет, машину не жалко, а вот о дамочке на соседнем сидении что-нибудь да узнаем. Пробегаю по миловидному личику взглядом (жаль, что не чем-нибудь потяжелее) и растягиваюсь в сладкой усмешке. - C'est vraiment pas raisonnable. Помни, что в любой момент можешь оказаться на улице, носом в канаве, но на этот раз я не буду останавливаться.
Мне не нравится, когда я не в курсе, что происходит, но, на удивление, я реагирую с каким-то странноватым интересом даже на реплику о спутницах Гамильтона. Намеки на шлюшизм имеют твердую почву в случае Себастьяна, но я лишь веду бровью.
- Мне лестно, что ты причисляешь себя к гарему prostituées, но очень интересно, какое впечатление хочешь произвести подобным появлением. Отстаиваешь большую и чистую любовь или недополучила мужского внимания? В таком случае нужно стоять на более оживленных трассах, mon petit choux.
Я вновь перевожу взгляд на дорогу, игнорируя ее проворные ручонки и увеличившуюся громкость музыки. По правде говоря, музыка — последнее, что меня сейчас интересует.
- И откуда же ты такая, осведомленная, взялась?
Жди меня, Монти. Дай бог, без трупа в багажнике. Или на соседнем сидении.

Отредактировано Poulet Rouvier (09-06-2015 00:55:45)

+5

5

Я РАЗЫСКИВАЮ ХОРОШЕГО ДРУГА

http://1.bp.blogspot.com/-eu2pCSVcQLc/UXzRpUtL1ZI/AAAAAAAAJH0/x46ct-4Ih2o/s1600/tumblr_mlfr79Tzzf1s6t84do1_500.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Пэйтон Ори | Peyton Ory. Имя смене не подлежит.

» ВОЗРАСТ И РАСА:
Человек, 25 лет.

» ВНЕШНОСТЬ:
Предположительно Эмма Стоун.

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Сначала в гостевую, там разберемся.


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
[indent] •  справка: M a r i e    S h a r o n   V i k e d a l,   n e e   W r i g h t — бабка Адриана по отцу, вдова, швея. Умерла в 2006 году в возрасте 72 лет от клыков вампира.

В юдоли ярости и слез, где только ужасом теней
Сплетают годы сонм угроз, я смел и буду лишь смелей.
Стесненность врат мне не важней грехов, их целый список дан.
Хозяин я   с у д ь б ы   своей, своей   д у ш и   я капитан.

» Пэйтон — из тех сказочных девочек, которые всегда успевали все: изучать три языка, учиться на отлично за себя и соседа по парте, заниматься спортом, полностью отвечать за выпуск школьного журнала и оставаться достаточно привлекательной, чтобы позволять доброй половине школьных мальчишек волочиться за ней влюбленным шлейфом. Все семейство Ори в один голос твердило, что этот юный талант не по зубам ньюпортовской затхлости, так что как только подойдет возраст, птичка вырвется из клетки и улетит в теплые края (Калифорнию — если быть совсем точным), где серьезно займется акробатикой и, безусловно, достигнет больших высот. Акробатика действительно являлась Мечтой Пэйтон, именно с большой буквы, учитывая, сколько сил было потрачено на этот вид спорта. Но ей стукнуло шестнадцать, и на следующий после дня рождения день, когда Ори с друзьями решила еще раз отметить прошедший праздник, она прыгнула с крыши небольшого гаража и, увы, не совсем удачно приземлилась. Перелом голени в двух местах — и о «большой мечте» можно было забыть.
» Для Пэйтон это был удар, однако, заставив себя перешагнуть все проблемы кризиса юности, она смирилась с тем, что в ту область ей больше пути нет. Углубленно занявшись журналистикой и отправив в «Newport Today» несколько своих небольших статей, Ори с удивлением обнаружила, что они печатаются. Тогда, обсудив свое решение с семьей, она снова приняла решение в пользу Сан-Франциско, только на этот раз ради того, чтобы учиться на редактора.
» Но карма — стерва; Пэйтон к своим двадцати пяти годам это правило опробовала на собственной шкуре не один раз. А тогда, когда ей исполнилось восемнадцать, отец семейства Ори неожиданно заявил о том, что подает на развод и уезжает в Миннесоту. Жена его была старше на десять лет и такое решение мужа немало подпортило ее здоровье, именно поэтому Пэйтон решила отложить свое обучение на год и остаться с ней. Тем более, здоровье близкого друга семьи — старушки Викдэйл, жившей по соседству — тоже оставляло желать лучшего; таким образом девушка убивала двух, если не трех зайцев одним выстрелом: помогала матери вставать на ноги, заботилась о Мэри и писала статьи, публикуя их в журналах и зарабатывая тем самым себе имя, пусть и в узких кругах.
» Только все было зря: в один из самых обычных дней Пэйтон пересекла порог дома миссис Викдэйл и обнаружила ее на кухне… мертвой. Дабы прощупать пульс, ей пришлось перевернуть неподвижное тело с бока на спину, и, как бы она не старалась не смотреть на повреждения, глубокие раны бросались в глаза. На ладони — будто бы от ножа. А вот с шеей и плечом все было иначе: сама того не желая, она видела укусы, разодранную кожу и — у нее в детстве был золотистый ретривер, мир его праху — это не были укусы собаки. Пэйтон, так и не найдя пульса старушки, выбежала на улицу и позвонила девять-один-один. На следующий день Пэйтон Ори числилась в списке клиентов ньюпортовского психиатра.

Не успела она вернуться домой, спасаясь бегством от улиц,
как уже из своих четырёх стен ей опять захотелось куда-нибудь уйти.
С каждым днём мучения   у с и л и в а л и с ь:
нигде она   н е   ч у в с т в о в а л а   себя хорошо.

» Начался тот период ее жизни, который позже Пэйтон назовет впустую потраченными годами. Сложнее всего было первый месяц. Хотя девушка и была склонна к мечтаниям, но всегда воспринимала мир как что-то рациональное; вмешательство мистики значительно выбило ее из колеи. Нет, она не была психически неуравновешенной, не бросалась на людей и не поверила тут же в существование всех существ из мифов и легенд, но каждую ночь ей снились кошмары, а иногда она и вовсе не могла уснуть, смотря в темный угол целую ночь.
» Ближе к концу этого месяца появился дорогой внук Викдэйл, пригнанный в Ньюпорт потребностью разобраться с наследством — домом, который переписала ему Мэри. Однако уже тогда птичка напела ему песню о странной смерти бабули, а Пэйтон, с которой он столкнулся на могиле, только подлила масла в огонь. Позже он узнал, что Ори проходит курс лечения у психиатра и, благо к тому времени уже устроился на работу в больницу, без спроса порылся в документах ее врача. Причиной посещения мозгоправа числились «галлюцинации, возникшие во время обнаружения мертвого человека и после этого», кроме этого обозначены были некоторые жалобы: депрессия, приступы страха, бессонница. Адриан только начинал процесс становления охотником, поэтому не мог упустить такой шанс и в тот же вечер оказался у порога Пэйтон с вопросами, на которые она была вынуждена дать ответы. 
» Сан-Франциско так и не дождался таланта в лице Пэйтон Ори, однако через три года после случившегося, когда правда жизни крепко устаканилась в ее голове, устроилась на работу в газету, которая уже знала ее имя, «Newport Today», и работает там до сих пор.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Изначально Адриан знал Пэйтон как маленькую девочку (напоминаю, что Адриану было пятнадцать, когда он впервые приехал к бабушке в Ньюпорт, Пэйтон, соответственно, было восемь лет), которая часто прибегала в их дом и проводила много времени с пожилой женщиной. Как таковой дружбы или даже приятельских отношений тогда между детьми не появилось, и вскоре Адриан уехал обратно в Нью-Йорк. Вернулся уже после того, как бабушку порешил вампир (Адриану — 26, Пэйтон — 19), и столкнулся с девушкой на могиле прародительницы. Далее Викдэйл через психиатра узнал про ее проблемы и добился правдивых ответов.
Наличие романтических отношений в прошлом, учитывая любвеобильность Адриана ( :D ), возможно, но это остается на Ваше усмотрение. В любом случае, Адриан оказал всю помощь, которую мог, дабы исправить душевную нестойкость девушки, так что минимальную планку в виде дружбы поставить, думаю, стоит.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Ничего сверхъестественного от Вас требовать не хочу и не буду. Разве что грамотности изложения мысли, а с остальным разберемся. Объем постов значения не имеет. По всем вопросам можно обратиться в гостевую, буду рад ответить/уточнить/обсудить все, что Вас заинтересует.
Скажу честно, я могу иногда тормозить с постоответами, но Пэйтон меня очень вдохновляет, так что о-о-очень жду и хочу играть.
  http://funkyimg.com/i/ErG2.gif

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

пост

Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжёшь.

Иногда он вспоминает, как им «было», но с каждым днем все реже — «как могло бы быть». Романтик из него, знаете, никудышный, а в контексте злого рока и кармы-стервы эти мысли приобретают оттенок утопии, а значит заведомо не должны существовать за неимением в них смысла, ведь мир Адриана Викдэйла купается в реализме, не жалуя лишнюю ванильную мечтательность. А они, вдвоем же, или втроем, как настоящая семья — в любом случае уже только белое облако, которое испарилось, растаяло или было унесено в далекие дали сильным ветром, которого здесь, на заднем дворе дома Хейсвудов, очень не хватает, дабы он сдул и эту холодность, и напряженность, рубящую это любовно-семейное «мы» на маленькие части, словно бы они и не были никогда близки.
Адриан, по сути, никогда не скрывал, что имеет откровенно сучью натуру. Саванне, надо признать, изначально везло получать от него лишь легкие тумаки за весь период их знакомства, ибо, что скрывать, он ей всегда — как-никак — симпатизировал. Однако сейчас, когда зной в воздухе и так давит на него непривычным климатом Джорджии, Саванна, совсем не подстать своему родному штату, давит на его нервы противоположным холодом, равнодушием, что рождает легкую дрожь в кончиках пальцев, которую он тут же стирает в сжатом кулаке.
Если бы она хотя бы немного выразила сочувствие произошедшему — Викдэйл бы ее пожалел. Где-то на подсознательном уровне — очень сильно пожалел, потому что никогда не имел привычки быть с ней жестоким. Однако холодность, с которым она дает ему ледяные ответы, становится последней каплей, опускающейся на его отнюдь не железные нервы, и его ухмылка становится шире.
- Хорошо, что ты называешь вещи своими именами, - в своих тонах он возвращается к истокам, к тем славным дням, когда ему было все равно, а его саркастичные замечания пробирались маленькими мурашками ей под кожу, под ребра, к живо бьющемуся сердцу ближе. Адриан не из тех людей, кто боится сделать больно — словами ли, руками ли, не важно, а сейчас ему хочется сделать ей больно, но чтобы кровоточила не кожа, а сердце, то самое, которое все еще бьется, в отличие от сердца их дочери.
А раз она говорит, что это — конец, тогда и ему нечего терять. Ему, оказывается, всегда было нечего терять, хоть какое-то время он и думал иначе.
- Жив, здоров, как видишь, - его брови взлетают вверх, но Викдэйл не останавливается там, где стоит, в нескольких метрах от кресла, на которым располагается Сава. Он идет ближе, преодолевая расстояние не так быстро, но и не медленно — создается впечатление, будто он пришел к давнему другу; оно так и могло бы быть, если бы... она не солгала. Затем — если бы не сбежала. Адриану было, в чем ее обвинить, но в очередь, в очередь, у них еще много времени.
Викдэйл без труда подвигает второе кресло, ставя его напротив хейсвудовского, но крайне близко, а когда садится — опирается локтями на коленки и выдвигается чуть вперед, сверкая откровенно хамоватой миной и не сводя пристального взгляда с лица Савы.
- Раз ты прекрасно себя чувствуешь, думаю, тебе не составит труда ответить на несколько вопросов. Они, в целом, не сложные, а голова у тебя вон какая светлая, - рука тянется и поправляет тонкий локон волос Хейсвуд, который по-прежнему мягкий и шелковый. Викдэйла не пугает такая близость, зато он чувствует, как напрягается Сава, когда костяшками пальцев он задевает висок и легкие морщинки у кончика глаза. - Знаешь, говорят, всему есть причина.
Голос ползет вниз до какого-то глухого шепота, который выдает прямо у Савы перед лицом, словно шипящая гадюка, готовая выпрыснуть яд в ее нервную систему.
- А у тебя, Хейсвуд, какие были причины? Ну, знаешь, я вроде никогда на самом деле не отрицал, что козел, урод, мудак, или как там меня любят называть женщины — и не только они. Какой вариант из этого длинного списка заставил тебя лгать мне? - он пришел сюда за правдой и ее сейчас пытается узнать, однако он мог бы преподать это все в более  мягкой форме; но по законам жанра фашист должен получать гранату, а Хейсвуд, по его мнению, заслужила эту режущую ухмылку, не уходящую с его лица.
- Или, нет, не так. Лучше не будем ходить окольными путями, скажи сразу, Сава, - он чуть наклоняет голову к плечу, не спуская с губ ироничной ухмылки, хотя эта тема — возможно, единственное, что способно выбить его из колеи, - какие бы причины, страхи или предрассудки не водили тебя за нос; скажи, они помогают твоей совести спать спокойно после того, как ты убила нашего ребенка?

Отредактировано Adrian Vikedal (03-01-2017 02:15:23)

+1

6

Я РАЗЫСКИВАЮ ЛУЧШЕГО ДРУГА

http://38.media.tumblr.com/e5836e243e7b1c8aa4c9517105ac971e/tumblr_n6y6gcu1bz1r75gygo1_250.gif  http://33.media.tumblr.com/16d6229d8257f3e693349d1c3af1adae/tumblr_n6y6gcu1bz1r75gygo2_r1_250.gif
спасибо, тумблер


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Нолан | Nolan. Имя предлагаю такое, фамилия на Ваш вкус.

» ВОЗРАСТ И РАСА:
22 года, человек.

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевую.

» ВНЕШНОСТЬ:
Том Фелтон — данная внешность придержана за персонажем; смена не особо желательна, но возможна. От меня альтернативные варианты, которые Вам нужно будет проверить по списку занятых внешностей — это Джесси Айзенберг, Энсел Элгорт, Адам Броди, Бен МакКензи (каст О.С. форева хд). Можем обсудить Ваши варианты, обращайтесь в гостевую.


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА: / ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
/ Пункты связаны слишком тесно, поэтому объединяю их.
Я отдаю биографию Нолана на растерзание Вашей фантазии, поэтому буду описывать только ту ее часть, которая связана непосредственно с моим персонажем. Единственное, наверное, я попрошу не делать из него конченого придурка или злыдня, он все-таки должен иметь понятие о благоразумии и каком-то милосердии, хотя бы по минимальной шкале.
До Толстого, конечно, не дотяну, но мыслью по древу растекаться люблю, так что постараюсь на этот раз изложить информацию кратно и понятно.
/

Если некому сказать: "– А помнишь?"
Ничего другого не остаётся, как забыть.

Статистика говорит, что за день в мире умирает более трехсот человек.
Джек Фрай — паренек, которому в нынешнем, 2012-ом, то есть, мог бы исполниться двадцать один год, если бы в девятнадцать он не стал жертвой статистики, будучи одним их трех сотен.
Он и Нолан были хорошими друзьями, можно сказать — лучшими; были знакомы очень много лет и долгое время. Джек не поступил в колледж ввиду отсутствия средств, и работал в цирке клоуном; к слову, цирк носил имя старшего Фрая, так что это было чем-то вроде семейного дела.
В 2010-ом году у Джека завязались отношения к Хлоей
,

открывок из биографии #1, знакомство.

Автобус останавливается на очередной остановке и, когда пассажиры входят внутрь, неожиданно заполняется смехом. Хлоя открывает глаза и достает наушники из ушей, убирая из головы привычно громкий голос Джеймса Хэтфилда, и с удивлением видит перед собой клоуна — нет, вы неправильно поняли; не человека, который выглядел как последний придурок, а клоуна. С красным носом, пышной шевелюрой соответствующего цвета, с тонной всяких оттенков краски на лице, но его глазищи — большие и темно-темно зеленые — казалось, сверкали ярче грима. Он улыбается ей, а она... коулрофобия, знакомо? Это когда клоуны — не развлечения ради, а испуга для.
«Я Вас боюсь».
Это правда единственное, что она может выдать после того, как секунд сорок пялиться на него, а он все не спускает с губ этой дьявольской усмешки. За ее комментарием выражение лица молодого человека (если он, дай бог, человек!) чуть меняется: брови поднимаются и уходят в пушистую шевелюру, улыбка становится скорее удивленной, но все равно чертовски пугающей.
«Разве я кусаюсь?»
Нет, не кусается. И правда. Хлоя чувствует, как щеки приобретают цвет густого красного, прямо как нос у сидящего напротив клоуна.
«Я Джек. Обычный Джек. И нос даже не мой собственный».
Мозги-не-помешали-бы — состояние Хлои в четырех словах. Это ж надо было ляпнуть такую дурость!
«Хлоя. Простите. Я просто не люблю клоунов».
«Я заметил».
Его голос кажется добрее, чем лицо (хотя здесь во всем виноват грим — скорее всего), и, наверное, не увидь она его воочию, он бы понравился ей с первого взгляда. А так — со второго. Если уж быть совсем точными, то со второго дня, когда Хлоя снова ехала из своей унылой школы на окраине, а Обычный Джек зашел на той же самой остановке. Только на этот раз — в джинсах и футболке; не было никакого шума, как в прошлый раз, потому что его никто не узнал, как, впрочем, и Хлоя. Только он сел на то же место и иронично выдал: «Мой настоящий нос выглядит так».
Нос был симпатичный, прямой и почти не напоминал картошку. Правда не напоминал. Да и сам он оказался из тех, кого называли «по-настоящему хорошими парнями». Ему было девятнадцать (самой Хлое осталось четыре месяца до того, чтобы она могла ставить цифру семнадцать в графе «возраст») и «клоунада», если уж грубо выражаться, оказалась семейным делом Фраев, к числу которых, естественно, относился и Джек. 
У них был месяц и двадцать минут в день, пока автобус развозил их по нужным остановкам; для чего — не известно, но за данный срок Хлоя знала Джека, а Джек — ее, и главное — они друг друга понимали. Только не смейтесь, они правда друг другу подходили; она была немного депрессивной — он поднимал ей настроение, он не верил в себя — а она заставляла. Они могли бы быть долгоиграющей парой, но именно поэтому ею не стали. По крайней мере, ненадолго.

соответственно, Хлоя пересеклась и непосредственно с Ноланом, завязались приятельские отношения, но не думаю, что их можно было назвать мало-мальски дружбой.
В целом и общем отношения Джека и Лой длились два месяца с копейками, затем тот попал в больницу с передозировкой. Наркотики Джек не жаловал, но тут брат помог: предложил, заинтересовал, а там дело за малым. Именно тогда МакФеар и Нолан стали более близко общаться, проводя дни и ночи у больничной палаты Джека.

открывок из биографии #2, больница.

Хлои не успело и семнадцать стукнуть, как Джек попал в больницу — из-за того, что чуть не переборщил с героином. На вопросы МакФеар о том, зачем он начал его принимать, сначала не отвечал, затем все же выдал выжатую силками правду — брат предложил, а ему понравилось. 
Брат Джека — Тайлер — на игле, как оказалось, сидел уже долго, в цирке не появлялся чуть ли не год. А тут — объявился, при параде и с дозой наготове. Хлоя видела его только на фотографиях, еще таким же семнадцатилетним пареньком, а не двадцати однолетним громилой-наркоманом, но без труда его узнала, когда заявилась на порог семьи Фрай. Тайлера, правда, не там нашла, а в гараже за домом и... не долго думая, залепила ему прямо в лицо, обеспечив разбитую губу и две вывихнутые костяшки. Впрочем, этим не обошлось, потому что паренек явно не придерживался взглядов высокой морали, потому что Хлое все «вернулось» — синяками на теле, сломанной левой рукой и еще более искривленной психикой.
 

Джека удалось спасти, потому что врачи успели оказать нужную помощь, однако второй раз — после того, как молодой человек выписался и вновь попал под влияние брата — обстоятельства не сложились так удачно; Джек пришел к Хлое, надеясь, что вызванная ею скорая помощь успеет, но так не случилось. Фрай умер.

открывок из биографии #3, смерть.

Джека в больнице держали недолго, но, не успев выйти, он тут же вновь попал под влияние брата. Старший Фрай и его супруга делать ничего не спешили, а сама Хлоя видела его все меньше, меньше, меньше... А однажды он просто приполз на порог ее дома — просящий вызвать скорую. Вызвала. Только было поздно; уже второй человек умирал на ее руках, крепко вцепившись ей в ладонь, и МакФеар могла снова чувствовать, как жизнь уходит из напичканного наркотиками тела, — это отмерялось медленно слабеющими пальцами.
Джека Фрая увезли на родину, в Луизиану. Хлоя видела его последний раз, когда еще теплое тело с ее крыльца укладывали на каталку, а ее — как будто это могло помочь! — кутали в одеяла. Если бы солдатская куртка отца все еще носила его запах, она могла бы спасти, но она уже давно пахнет ей — Хлоей, а посему заведомо бесполезна.  
«394 W. Hadley-Street» — адрес ее дома. И все, что в тот момент она могла помнить.

Нолан о смерти Джека узнал именно от Хлои — думаю, первым ее порывом после того, как шок отступил, было отправиться к нему. По сути, они оба переживали смерть близкого человека: один — друга, вторая — первой любви, и хотя после объявления Нолану Хлоей вести о смерти Фрая они могли не разговаривать несколько дней, на похороны в Луизиану отправились они оба и с тех пор пытались не терять контактов и держаться друг за друга. Наверное, после того, как в начале 2012-го года Хлоя наелась по горло портсмутской жизни и уехала в Ньюпорт, номер Нолана — самый часто набираемый, да и счета за межгород явно не от минутных разговоров с матерью.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Собственно, наверное, Вы успели понять, что Хлоя и Нолан — очень хорошие друзья, которые поддерживают отношения (да и друг друга тоже — во всем) до сих пор. Мне очень интересно раскрыть эту линию в жизни Хлои, а Вам, думаю, я предоставила достаточно места для полета фантазии, так что приходите, я Вас буду любить, лелеять, радовать графикой, идеями и постами хд О постах, к слову: хочется грамотности, за объемом я не гонюсь, главное, чтобы было содержательно и интересно. Если захотите увидеть мои посты — можете также обратиться в гостевую. Вообще по всем возникающим вопросам — именно туда; свяжемся и обсудим все, в том числе и причину приезда в Ньюпорт, детали биографии, отношений, связи с миром вампиров и т.д.
Против кросспола ничего не имею.
Очень жду.

http://s4.uploads.ru/p4861.gif  http://savepic.org/2898953m.gif   http://funkyimg.com/i/HcjL.gif

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

пост

Интересно, что именно в четкой и не особо сложной фразе «Придурок, меня посадят!» Сету не понятно? Этот крайне несообразительный громила под два метра ростом — мой старый друг, который тащит ко мне полумертвого-полуживого (зависит от стакана, который на половину полон или на половину пуст и вечного философского вопроса) парня. Я же не доктор, мать его, Айболит, я на первом курсе медицинского колледжа, а Сет предлагает мне положить голову на плаху, занявшись домашним лечением без образования и лицензии!
- Хло, ты давала клятву Гиппократа! Или дашь. Какая разница!
- Клятва Гиппократа действительна, когда я имею должное образование! А у меня его нет, Сет! Если я его грохну, меня посадят!
Возмущению моему, абсолютно праведному, нет предела, но вот тот — раненый — мужчина что-то кряхтит, а Сет выдает:
- Он истекает кровью, Кэп. Что мне делать?
Я тихо рычу на Сета, но не могу бросить бедного парня в беде, поэтому, закатив глаза, отхожу в сторону и тыкаю пальцем в сторону дивана, с чистотой которого могу попрощаться.
- С тебя химчистка. И передачки в тюрягу, - я отталкиваю Сета плечом, и, несмотря на то, что это ему как слону дробинка, я проявляю себя как смелая девочка и продолжаю тявкать, словно недовольная болонка где-нибудь подмышкой. - Иди отмойся и не попадайся мне на глаза. Ну?
Ему ничего не остается, кроме как убраться смывать с себя кровь, а я, заручившись спиртом, бинтами и полотенцами, которыми убираю лишнюю кровь и при этом стараюсь с помощью их оградить бежевый диван от поражения первой отрицательной, или какая у него группа крови. Мне это не особо интересно. Переливание ему уже не светит: либо я его убью, либо спасу. Выбор невелик.
- Хло, пожалуйста, только не задавай вопросов. Я именно поэтому и пришел, потому что я не могу на них ответить, какими бы они не были, - Сет возвращается, когда я встаю на колени перед диваном, на котором распластался мужчина, и заливаю бинт спиртом.
- На вопрос «какого черта ты мне мешаешь и отвлекаешь» ты можешь ответить? - Сет, как и полагает адекватному человеку, исчезает где-то в коридоре, ведущем на кухню. Он еще и мой холодильник обчистит, старый засранец!
- Ты слышишь меня? - я начинаю свою недооперацию, обрабатывая края раны, а мужчина, старше меня лет на десять, издает тихое шипение. Еще бы: рана-то немаленькая. - Полагаю, чувствуешь точно.
Непонятно, кого из нас двоих я своим саркастичным тоном стараюсь успокоить: себя, ибо одна ошибка — и труп, закопанный за моем заднем дворе, утянет за собой мою же карьеру, или его, который и окажется тем самым трупом. Я проклинаю Сета, а вот мужичка жаль. Резко выдохнув и не показывая своих сомнений, я уверенно, но как можно более осторожно, обрабатываю рану. Поддаваться жалости — ни разу ни в моем вкусе, так что потерпевшему по статусу придется потерпеть еще.
- Меня бить нельзя, так что держись. Сета разрешаю, заслужил, - в колледже учат, что разговоры с больными отвлекают пациента от их травм, но тут и пню понятно, что нихрена это не помогает. - Слушай, меня попросили не задавать вопросов. Учитывая, что сейчас я рискую своей карьерой, которая продолжится за решеткой, если ты помрешь (поэтому постарайся этого не делать), я имела бы право на ответы, почему твои раны такие странные. Очень, - я вскидываю и опускаю брови, - но я требую только много-много «спасибо» и молочную шоколадку за такую молчаливую помощь.
Миролюбиво улыбаюсь, будто уверена, что моя помощь поможет и эту шоколадку от него в качестве благодарности я все-таки получу. В этом прелесть многих врачей: не имея никаких гарантий, лезть напролом; мне, впрочем, просто не дают выбора. Не очень лицеприятно выглядела бы картинка, в которой я носилась по дому с воплями и дрожащими руками, пока у меня на диване умирал, истекая кровью, человек.
А раны действительно странные: зубы не зубы, клыки не клыки, когти не когти. Кусало, верно, чудо-юдо одноглазое. Я поджимаю губы и начинаю действительно хотеть, чтобы Сет получил меж глаз внушительной рукой вроде этой, на которой довольно внушительные бицепсы.
- Прости, но у меня нет обезболивающего. Потерпишь?
Прости, но у меня нет образования. Выживешь?

Отредактировано Chloe McFear (16-02-2015 21:39:32)

+4

7

Я РАЗЫСКИВАЮ ПОТОМКА.

http://38.media.tumblr.com/b2627c1ef005b7f969493108606fcad2/tumblr_ncl1km5Hzq1qetpq0o2_250.gif
http://38.media.tumblr.com/35df4989ea780557a8925720b653cb40/tumblr_ncl1km5Hzq1qetpq0o7_250.gif

http://38.media.tumblr.com/40c7787ebab62f13c60f2dd50c29df63/tumblr_ncl1km5Hzq1qetpq0o3_250.gif
http://33.media.tumblr.com/fda8d07b909455e54faad931f4858264/tumblr_ncl1km5Hzq1qetpq0o6_250.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/5768260uui4[/audio]
[audio]http://pleer.com/tracks/4418928Z4SX[/audio]


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Его русское, данное при рождении имя: Владислав Удинов (Vladislav Udinov), им он перестал пользоваться с момента своего обращения. На протяжении многих лет после которого представлялся демонстративно ненастоящим, нарочито-английским "Джон Смит" *.
Нынешнее имя подлежит обсуждению.
» ВОЗРАСТ И РАСА:
Вампир. Обращен в 25 лет, в 1917 году. Сейчас ему 95.

» ВНЕШНОСТЬ:
Jack Falahee only
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевую, ЛС для начала


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВлад всегда знал, что он — лишь нежеланное последствие случайной связи двух принадлежащих к разным мирам людей. Его мать, — француженка, чья семья поднялась буквально из низов в интеллигенцию менее полувека от его рождения назад, — она сбежала от навязываемого ближайшими родственниками выгодного брака в Россию, здесь стала гувернанткой. Отец — русский дворянин, по совместительству — глава той самой семьи, в которую молодая франкофонка устроилась по своему приезду; его Влад никогда не видел — при обозначившем себя свидетельстве брачной неверности, тот сразу же уволил женщину без шума и после – помогал финансово на время ставшей уже слишком явной беременности.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ другой семье (других семьях) Владу было позволено расти с детьми хозяев — так он получил воспитание, благодаря которому безупречно владеет собой, манерами и десертной вилкой. Он рос как дворянин, однако никогда не забывал (да и всегда найдутся доброжелатели напомнить), что таковым отнюдь не является. Вдобавок, по своей природе, а также памятуя об обстоятельствах рождения, Влад – бунтовщик. Ему всегда хотелось бросить вызов обществу — высшему обществу, которое его вскормило, взрастило, но не приняло, и которое ненавидел, поскольку ему не принадлежал. Все это казалось Удинову несправедливым. Он мог бы (и хотел) быть озорным, проказливым, плохим, несносным, как сын сапожника или кухарки, но сдерживал себя, в оклеенных обоями в цветочек комнатах господ ради матери, которую любил всем сердцем, хорошо знающим, как много она сделала для его жизни. На двадцать первом году которой скоропостижно ушла. Еще до ее смерти, Влад помогал «средствáми», хотя не работал, как ей говорил, извозчиком, лакеем, не продавал газеты. Он — аферист, мошенник, просто шулер.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngОднако даже среди денег и знати, сидящей от него через обитый зеленым сукном карточный стол, Владу не хватало ровно того немногого, которое он недополучил по праву своего рождения. Он просто не смирился с фактом, что они — люди иного сорта, нежели его возможный отец, родственные черты коего парень так часто высматривал в незнакомцах, к освещенному свечами дворцовых зал обществу которых у бастарда не будет дороги никогда.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВозможно, в связи именно с этим, горячо-импульсивного и впечатлительного, легко внушаемого по молодости Влада крутым революционным водоворотом вовлекло в движения политических групп подполья. Затем — в происходящее на улицах Петрограда в последнюю декаду февраля. Проблема голода для одних, для Влада стала ярким приключением, вновь подожгла фитиль его искушенной опасными вещами жизни.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngОдновременно с этими событиями ему случилось повстречать своего уже овдовевшего отца и сводную по нему шестилетнюю сестру. В действительности все предстает не так, как он себе когда-то рисовал: отец не чудовище, а совершивший, как и все когда-то, ошибку человек. Эта семья не выглядит классической ячейкой знакомой ему знати — порочной, расточительной, превратной. Его принимают в доме, однако не проходит даже нескольких недель, когда бы он успел привыкнуть к новой жизни и мысли, что они — родная ему кровь, отца арестовывают. Влад укрывает младшую сестру в простой не аристократической семье, которой может доверять, но сразу после — тоже попадает под арест. В глазах бывших товарищей по партийному цеху, он предатель: идей, страны, народа.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngБлизился конец поворотного событиями февраля, когда Влад вновь был на свободе, но ни помочь отцу, ни найти сестру Оленьку не мог. После удачного стечения незаконных обстоятельств высвобождения, благодаря которым Удинов вышел из тюрьмы, он оказался вынужденным скрываться в запыленно-заброшенным, забытым, но не отчего-то еще не разграбленном дворянском доме. Там он, помятый в области ребер, как какая-то бумажка, силой удара сапога тюремного охранника, просто пытался встать на ноги. Там — встретил прибывшую несколькими днями позднее хозяйку — англичанку, не возражающую против его присутствия и не планировавшую сколько-нибудь задержаться. Однако проникнувшись историей его судьбы словно какой-то экзотичной сказочкой, она обещала помочь и разузнать — как оказалось, что его сестра мертва.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВлад полагал, что вскоре будет тоже. У Тэмзин не было знакомых здесь врачей, с которыми она могла бы объясниться на своем родном «аглицком», лекарств — ничего, кроме странного настоя, влитого Удинову в бреду и настолько отвратительного, что он отключился. В знакомстве с ней было много странного: сам жест доброй самаритянки, его за одну ночь зажившее ребро, растущее чувство попахивающего извращением гурмана голод. В поезд до Лондона, билет на который г-жа Рочестер ему оставила, исчезнув, Влад запрыгнул в самый последний момент. Со смертью Ольги у него в России не было ничего. Кроме вопросов к новой знакомой.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ Англии Влад принял свою новую вампирскую ипостась с отупляющей легкостью и, по своему существу, не сильно изменился. Скорее стал больше собой: кабацко-бордельные гены семьи по матери взяли вверх и он только и делал, что играл, воровал и транжирил полученное: такой себе круговорот купюр в природе.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngСпустя двадцать лет Влад волей нелепого случая узнал, что его сестра — живая, здоровая, уже взрослая. Он ничего не мог бы ей сказать, ни объяснить свой по-прежнему юный возраст. Он ненавидел Тэмзин, был зол, определенно захотел ее убить. Но для начала, например, найти.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngС их второй встречи в 1936 все изменилось.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЭто не пара, и между ними нет классической любви. Тэмзин для Влада в своем роде уникальна, потому что знает его настоящего, всё потому что видела: как он болеет, умирает, злится, плачет из-за смерти сестры. Она знала его всего, ни за что бы не бросила, но никогда и не жалела. Ему одному, наверное, нравится, как она умеет быть безразличной, бесчувственной, временами жестокой, как смеялась над русским акцентом, традициями, корнями, им самим, как по-особенному ему улыбалась, и все равно не дала целовать, грубо толкая в раненное охотничей серебряной пулей плечо.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngОн ей нужен, не для чувств или — зря надеется — для постели, а просто — рядом. У нее есть свои, связанные с личными ассоциациями, причины его так любить. Говорить задушевно, класть свою голову на плечо, бить в него же. Он ей нужен такой, какой есть: глупый, нелепый, порочный, плохой. Он ей нужен сломленный или сильный, преданный и предавший, истеричный, уставший; если убьет кого-то, если захочет убить ее. Потому что он ее тоже знает — от усмешки до очень правдоподобной, но все равно лжи.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngАктивность, грамотность, желание развивать персонажа. Детали, а также биографические и сюжетные составляющие — подвижны, обсуждаемы, видоизменяемы.
Все жизненные обстоятельства, дела, учебу — понимаю, разделяю, поддерживаю, отсюда — меня устраивает средняя динамика игры, пост раз в неделю. Объем меня слабо волнует: от 25 строк до 5к символов (вообще, не очень большой фанат 'простыней'), одно только содержание.

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

Свернутый текст

Я смертельно устала. И мне жаль, это не эвфемизм. Жаль – прежде всего – себя, потому что, думаю, никто другой не будет сожалеть.
«А ты чего хотела?» – я бросаю непродолжительный, сочащийся разочарованием взгляд на женщину в отражении украшенного – как и все в этом доме, излишне – позолотом зеркала и… предельно приземленно отвечаю на повисший в наэлектризованном каким-то волнением воздухе здания вопрос: жить. Долго и счастливо. И умереть немолодой, в годах – число которых не превысит сотни, в своем веке; в кругу близких, которые бы горевали обо мне и молились за душу, о существовании которой было бы чуть больше оснований полагать. Хотела, чтобы чувство нежности при виде пухлощекого малыша, обхватившего всей своей ладонью мать за один только палец, не превращалось в остервенелую черной завистью резкую боль. Тогда – я, правда, хотела этого всего, сейчас – со страшной силой – только крови.
Вальяжно проходя по коридору, я не встречаю никого, чью голову бы стоило свернуть, оторвать или хотя бы просто справедливо обозвать. Здесь, этажом ниже, пахнет затхлой сыростью. Я усмехаюсь: так ведь всегда под землей – и мне пора привыкнуть, коль скоро я там окажусь. Быстрее, чем могла подумать.
А думала я, как и двигалась – слишком, непозволительно медленно: насколько ментально, физически, любым другим знакомым вам образом сильной я была раньше, настолько же неспособной к членовредительству теперь. Поэтому – стоит признать, что мой, повернутый в сторону лишенного света из качнувшегося над головой плафона темного угла, оскал – не опасен… и напрасен:
– Сесилия, – непроизвольно схлынувшая маска агрессии сменилась неподдельным потрясением: – Привет.
Не то, чтобы я раньше не подозревала, что маленькая Гамильтон жива: все отлично знала, однако видеть не было не столько желания, сколько обоснованной хоть как-то необходимости, по велению которой меня что-либо научили делать. Скрестив в защитном жесте руки на груди, я оглядела ее сверху донизу, выгнув бровь и пытаясь убедить себя, что не заинтересована в долгом, за неразбавленной чашкой водки, разговоре о том «ну, как оно» было по самой настоящей, болезненной правде, от которой прячу свое очерствевшее – как заплесневевший со времени отъезда Хлои на столе, вроде бы, по документам именно моей, кухни сухарик – сознание.
– Гляжу, ты повзрослела… – протягиваю с некоторой заминкой, – Знаю про твой gap halfyear. И, честно говоря, считаю, что уезжать так далеко ради… кхм, чего, кстати? Блины с кленовым сиропом найдешь сейчас даже в соседней кофейне.
Кивнув в безразличное мне никуда, вспоминаю, зачем сюда явилась и, невежливо разворачиваясь к Селии той, самой популярной по соцопросам населения, годной на постоянные приключения стороной – частью, если хотите (я все еще нет – разговаривать с ней), продолжаю рыскать в уже приоткрытом одной рукой, выпускающем легкий морозец холодильнике. Глядя на его помятое, не слишком свежее, мне практически отвратительное и абсолютно чужое, как я сама – в этом доме, содержимое, не могу удержать ни ноздри от голодного трепета, ни себя – от очередного бессмысленного вопроса.
– М-м-м, как там Канада, всё еще страна? Не отвечай. Они даже более жалкие, чем эти… – я обвожу взглядом лишь комнату, имея ввиду целую страну, – звезданутые.
Пожав плечами – мол, что с них взять, колония: тупицы и рабы, я торопливо продолжила процесс выбора кровавого пайка, не изменив себе или своей щепетильности ни на йоту, не повернувшись к Селии.
– Я рада тебя видеть, – я рву зубами колпачок пакета и жадно всасываю по-настоящему теплое, в отличие от сказанных девчонке посредственных слов вежливости, содержимое, через мгновение отрываясь, морщась и облизывая губы: – И что за день, сегодня национальный праздник? Все даже страннее, чем обычно.

Отредактировано Tamzin Rochester (03-09-2015 19:47:47)

+7

8

Я РАЗЫСКИВАЮ СТАРОГО ДРУГА

https://38.media.tumblr.com/b89659dbde0edf703cf02e8a6ebb990a/tumblr_mv7gzugP9b1r7i2rko1_250.gif
https://33.media.tumblr.com/2312903e2a45c1befb9d5d53fa63ff50/tumblr_mv7gzugP9b1r7i2rko4_250.gif

https://38.media.tumblr.com/8f1df2d160bc21eb731ba1b425763f32/tumblr_mv7gzugP9b1r7i2rko2_250.gif
https://31.media.tumblr.com/08df11b5add6e42be9c31bf109597d80/tumblr_mv7gzugP9b1r7i2rko3_250.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Cooper Sanders / Купер Сандерс
Для друзей – Куп. Для бабушки – иногда – Санни.

» ВОЗРАСТ И РАСА:
28 лет, человек

» ВНЕШНОСТЬ:
Columbus Short. Обсуждаемо
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевую


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:

«Д Л Я   Э Т О Г О   Л Ю Д И   И   С У Щ Е С Т В У Ю Т:
Ч Т О Б Ы   С П А С А Т Ь   Д Р У Г   Д Р У Г А   О Т   С А М И Х   С Е Б Я».

Купер родился и рос безотцовщиной; но отнюдь не потому – как продолжала говорить ему, уже восьмилетнему и всезнающему, мама – что отец его погиб героем на территории вражеского славной Америке Ирака, а потому, что с легкостью шустро завязанных перед выходом из маленькой гостеприимной квартиры шнурков избавился от ответственности перед молодой и доверчивой, обрюхаченной им провинциалки, не оставляя ни единого розового пони окрашенного в те же цвета мировоззрения в живых, ни – надежд на выплату хотя бы пятой части причитающихся по закону и люто для их с матерью животов необходимых алиментов, и исчез в поднимающихся от асфальта испарениях тяжелого дыхания подземки Гарлема. Где – сколько себя Сандерс помнит – они всегда в Нью-Йорке жили. Бедно и почти впроголодь; там Куп был вынужден ходить в рассадник будущего криминального сегмента, полную специфических авторитетов общественную школу… благо, что всего до десяти лет. Пять из которых он провел, без все равно напрасных (и в ключе развития последовавших бы событий – даже опасных; для здоровья) жалоб матери, принимая пинки и затрещины от стоящих иерархически выше в системе своего школьного, а иногда – и просто социального класса представителей. Пока не переехал в Ньюпорт.
Вынужденные освободить с мамой, до последнего не желающей – даже во благо нередко приходящего из школы с разбитым еще маленьким, но уже суровым лицом и сбитыми в мясо костяшками сына – возвращаться в родное захолустье из грязных, по тяжести сравнимых только с шахтовыми, условий на отшибе нью-йоркской жизни и американской мечты, неспособную быть оплаченной квартиру, они собрали вещи. Вышло не слишком много.
В ненавистном родительницей Купера Ньюпорте жила ее собственная мать, когда-то предупреждавшая ту о нелицеприятных последствиях переезда в большой, чужой, развратный город. Бабка, уставшая от одиночества, скучающая по единственной строптивой дочери и незнакомая со своим внуком, давно была бы счастлива их принять… но дочь, как не напрасно было сказано, и теперь уже тоже только «была» – строптивая.
По первости, на примере мамы, враждебно отнесшийся к никогда прежде не менявшейся, больше не дикой и уличной окружающей его раньше – всегда плотным кольцом – среде, Сандерс быстро прижился. Ему, конечно, пришлось нелегко – научиться многим вещам: мыть руки после улицы, молиться перед ужином, самостоятельно заправлять кровать в своей комнате… но тот факт, что теперь у него была своя комната, а в ней абсолютно новые, очень хорошие вещи, в школе – такие же по характеристике друзья; и единственным человеком, поднимающим на него руку – с безобидно зажатым в ней полотенцем – была теперь отгоняющая быстро растущего в габаритах внука от полного горячим печеньем только что вынутого из духовки противня и аргументирующая, что такие температуры неполезны для его, кстати, способного переварить даже гвозди, желудка, лишь бабушка – да, этот факт перевешивал любой воспитательный момент.
Избавленный своей новой жизнью от обстоятельств непреодолимой силы, вроде раскалывающейся от такой же непреодолимой боли, после драки на школьном дворе, головы – Купер оказался весьма способным к учебе на уверенное «B+» парнем. Он стал много читать, записался в баскетбольную команду и, подгоняемый демонами недалекого прошлого, секцию бокса.
Держащийся на благоразумном расстоянии запретительного судебного постановления от девиц вроде Джордан Тэйлор, Сандерсу все же случилось узнать, насколько неверными всегда являются штук десять первых впечатлений о ней – вдрызг пьяной после школьной вечеринки или же стабильно посещающей читальный зал городской библиотеки – такой полностью противоречивой.
Вначале оказалось, что Джордан – отнюдь не претенциозная, поверхностная, как детский бассейн, выскочка, и Купер – не примитивный, умственно- и по учебной программе сильно отсталый чужак, а потом – что у них много общего. Уроки математики, испанского и английской литературы; интересы; мечты и занятия – Тэйлор, в конце концов, участвовала в группе поддержки группы, в которой играл в баскетбол Сандерс.
Они стали лучшими друзьями очень быстро и, как любила повторять Джордан хорошо запомнившиеся ей слова из давно забытого фильма, были друг для друга именно теми людьми, которые «для этого и существуют – чтобы спасать друг друга от самих себя». Как Джордан – Купера от полиции и ошибки масштаба всей своей, пока еще очень молодой, но способной быть сломанной, жизни, когда под влиянием – история умалчивает какой конкретно – ударившей в голову жидкости, или еще говорят, что дури… Купер эту самую, предположительно прежде опробованную, дурь потому и решил продавать. Он не был плохим парнем, который слишком хорошо помнит жизнь в трущобах Нью-Йорка, чтобы воспользоваться этим, а просто не хотел больше быть один… по его же словам, «такой придурок, который не поедет в горы», в большой компании сверстников, чьи семьи могли позволить отпрыскам удачно уцененный уикенд в Аспене.
Сложно представить, что это он, шестнадцатилетний парень – еще больший, к слову, придурок от того, что старался продать хоть сколько-нибудь грамм выписанной бабке от болей при артрите марихуанны в самых слабо и, что важнее, очень редко освещенных фарами полицейской машины ньюпортских закоулках – поступит в Гарвардскую юридическую школу через пять лет от упомянутого события, через десять – с успехом закончит, а почти через пятнадцать станет прокурором округа Франклин, штат Огайо.
После школьных, наполненных взаимной поддержкой и проведенных в зоне комфорта, лет, они почти безболезненно расстались, чтобы – каждый – следовать своей мечте об успехе, хотя и продолжали – чем больше времени проходило, тем реже – созваниваться, списываться, слать поздравительные открытки в день Рождения, Благодарения, Независимости и Рождество.
Многие годы успешная карьера и счастливая личная жизнь Купера не единожды в последнее время издавали печальный треск по казавшимся ему надежными швам. Не мудрствуя с подающей знаки вселенной лукаво, Сандерс собрался в первый за пятнадцать лет одинокий отпуск, как провести который за него решила Джордан, внезапно позвонившая после собственного возвращения в Ньюпорт, чтобы через бедную секретаршу «передать его честолюбивой прокурорской заднице о состоянии здоровья его, между прочим, еще живой – каким-то чудом с таким отношением – бабушки».

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Friendship Is Magic (с)
Они всегда были строго друзьями. Когда-то – делили вместе тайны, но сейчас Джордан не готова разделить одну самую большую, известную ей (и доброй половине города) – о существовании вампиров, и потому будет стараться уберечь Купера от такого опасного знания всеми силами и сама тоже – быть силой: например, противодействия этому. Однако, говорят, «посеяв привычку – пожнешь характер», который – тоже говорят – не изменить, а Купер даже не пытается и поэтому, наверное, всегда добирается до истины.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Если Вы прочли весь этот маразм бумагомарателя, Вы - молодец. У меня нет никаких особых требований: классические грамотность, активность и заинтересованность. Просто возьмите персонажа и сделайте его совсем своим, а меня, тем самым, счастливой хд
Средняя скорость, средний объем; и без игры, при даже очень небольших усилиях, здесь не останетесь.

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

Свернутый текст

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМеня ты почему-то тоже не каждый день встречаешь и – это, если педантично учесть, что мы живем в одной квартире. Ты ведь та-а-ак много работаешь! Мне, во всяком случае, хочется думать, что работаешь, а не… усердно обрабатываешь. С Полом в паре в любимом им баре. Пэйшенс тут рассказала… –  я перевожу дыхание и вывожу тележку, предусмотрительно оторванную от стальных – не прутьев – пальцев Джейка, на финишную до касс прямую, – Так ты это видишь? Сегодня ты встретишь землячку, а завтра уже я тебя, в губной помаде и трусах наизнанку? Так вот, я – не Пэйшенс, этого – не будет. Уяснил?
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngРявкнув последнее с достаточной для слухового аппарата ковыляющей мимо в метре от нас старушки силой нарастающей в процессе пылкого монолога громкости, я планомерно двигаюсь в сторону выхода под ее, несправедливо распекающим мой подтянутый антистресс-занятиями йогой – в теплом обществе раскрывшей мне этот (очевидно, выборочно работающий) секрет безропотного долголетия Клэевской подружки – зад, на жизнь (женщины с мужчиной) сформировавшимся еще до смерти Кеннеди взглядом и особенно обидными изречениями кислотных оттенков с обложек давно покинутого в профессиональном отношении глянца («Почему они женятся на других?», «Что ты делаешь не так?», «То ли нервы, то ли стерва!»).
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngГоворя об Аннаполисе, ты позвонил, наконец, маме? – за тоном непритворного интереса в этот раз почему-то кроется нездоровое, приходящееся на каждую свободную от оправданий секунду (очевидно – для меня, во всяком случае – виноватого) молчания, злорадство, – Ничего, милый, скажу ей – забыла передать, и ножницы в чьем-нибудь желудке, инапример, приготовить тебе сегодня ужин. Так, для наглядной убедительности.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЯрко-зеленый свет четко обозначившейся впереди, а себя – свободной, касса вынуждает меня сбавить скорость, совесть – обороты. Ведь больше всего на свете я хочу искренне оставить, вместе с этой Кирой, позади, наши некритичные, поверхностные разногласия и потенциальный шанс стать парой, методично усугубляющей взаимоотношения общепринятым опочивальным вето… ровно до того рокового момента не вовремя (то есть, как всегда – во время: ланча, ужина, сна и даже секса) раздающегося – очевидно, кем совершенного – звонка. Желание положить этому конец, и трубку – тоже, оказывается сильнее предыдущего: я выхватываю у недостаточно проворного по вине сдобного разнообразия Кейси телефон и предусмотрительно ныряю вперед припаркованной возле вычислительного в отношении денег пункта их приема тележки, удачно отделяющих меня от собственноручно спровоцированных посягательств.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПол! Не объяснишь, почему затрахал меня сегодня один только ты, хотя свой долгожданный выходной я, вроде бы, провожу с Кейси? Очень смешно, ты не… – в моей голове что-то щелкает, и – каким-то чудом (натренированной годами военной выдержки), – это пока не сломанные от большой любви (к, очевидно, просто трудно соотносимой с уголовным сроком, работе) Джейком шейные позвонки, – Не Пол.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЯ бросаю беглый взгляд на светящийся именем однажды, от силы – дважды упомянутого в контексте теоретически разрешенных к кустарному изложению внутренним уставом Управления «офисных» историй с обыкновенно максимально засекреченной службы сотрудника экран под только что отнятым от уха динамиком. А затем, медленно и осторожно протягиваю Кейси его телефон, искренне опасаясь, что он может взорваться: то ли непосредственно средство очень хорошей здесь качеством связи – диким ржачем на другом конце незримого провода, то ли его, мягко говоря, недовольный (как самец голодного гепарда, битый час преследовавший первую объявившуюся за неделю в этой местности ХРОМОНОГУЮ лань, которой по счастливой не для него случайности все-таки удалось убежать) сложившейся ситуацией владелец.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngДемонстративное покашливание кассирши – с успехом, судя по всему (особенно так по ее пытливо вытянутому над неотъемлемым аппаратом лицу) насладившейся поставленной нами, в качестве бонуса к продуктам на ленте, сценой, которую она отныне сможет лихорадочно пересказывать, пересказывать, пересказывать сотрудникам других отделов некогда любимого магазина в пятнадцатиминутный «обеденный» перекур, с каждым разом мастерски сгущая краски наших с Джейком и без того не шибко радужных на сегодняшний день отношений, – возвращает к выведенной на электронное табло сумме, та – в жестокую к накоплениям на банковском (уже почти год, как общем) счету действительность.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngСпустя несколько заурядных для рядового покупателя махинаций с картой, пользуясь неизлечимой необходимостью Кейси судорожно приникнуть к что-то вещающему телефону, как у младенца на соседней кассе – к пластиковому поильному аналогу материнской груди, я самостоятельно ретируюсь в салон отрезвляющего зимней прохладой авто.

Отредактировано Jordan Taylor (14-01-2016 17:54:26)

+2

9

Я РАЗЫСКИВАЮ ЭТО ВСЁ.

https://38.media.tumblr.com/735984c8f93bbeccbe6b878d1df9972a/tumblr_meqax4qc2X1qj56zwo1_250.gif
https://33.media.tumblr.com/30296e7e3e352db5df6b3a7155512f94/tumblr_meqax4qc2X1qj56zwo5_250.gif

https://33.media.tumblr.com/cc48795e1b994e7980c99d81ab477d06/tumblr_meqax4qc2X1qj56zwo4_250.gif
https://38.media.tumblr.com/70245dcd049cc147efffa598f71cadc7/tumblr_meqax4qc2X1qj56zwo9_r2_250.gif

IT DIDN'T COME EASY. I'M GLAD IT WAS HARD,
worth the wait to give you my heart.


бессрочно придержан

» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Gregory Durham | Грэгори Дархэм
» ВОЗРАСТ И РАСА:
Вампир, 312 лет. Обращен в 29 лет в 1726-ом году

» ВНЕШНОСТЬ:
Lucas Bryant only
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
ЛС


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngАлджернон Дархэм был классическим представителем голубокровной братии своей эпохи, и потому на редкость неприятным (особенно, для своей жены), но, в целом, весьма неплохим человеком. Которому, как никому другому, шел его амарантовый сюртук, титул и причитающееся праздное веселье уже пожилого, распутного и разнузданного аристократа, вся жизнь которого состояла из его прав, и всего одной обязанности – обзавестись наследником мужского пола. Грэгори.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЕсли граф являл собой, фигурально выражаясь, «пряник», мать Грэгори – всегда больше диаметрально противоположный ему, всем очевидный кнут. С первых дней в ‘должности’ графини и жены, бывшая дочь не слишком влиятельного виконта преподнесла обществу образ женщины правильной, строго морализованной и глубоко начитанной, складывая репутацию приобретенной фамилии по кирпичику, как раньше – книги на подпирающую потолок библиотечную полку. Она – безусловный образец чопорной английской леди: поздно познав радость материнства в лишенном любых других – браке, и, может быть, растеряв свойственный юности энтузиазм, Шарлотта была строгой, прямой и сдержанной в демонстрации теплоты, но любила единственного сына всем своим, на первый взгляд ошибочно считаемым холодным, сердцем. Скрепя которое, давала себе слово не позволить сыну уподобиться своему отцу.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНо у Грэгори не было на это даже шанса. Его характер – от рождения дарованный парад лучших человеческих качеств. С самого детства в нем не наблюдалось ничего дурного: злобы, преступного азарта или эгоизма, ничего из великого списка последствий предоставляемых светской жизнью развлечений, которые он – кто-нибудь обязательно скажет «увы» – не использовал. Грэгори, может показаться, всегда был таким – от природы терпеливым, верным стране, своему слову, правому делу, даже женщинам (но только в таком порядке), лишенным посторонних рефлексий, преимущественно бесстрастным, благополучным человеком своего круга. Он многое знал и умел, а мог… словом, его возможности были не безграничны, но также обширны, как распростертый на карте Великобритании силуэт намеревающегося принадлежать ему, после смерти отца, графства.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngТа наступила непростительно скоро. И, несмотря на последнюю волю покойного родителя, не желавшего видеть (маловероятно, что с небес) единственного своего прямого наследника – красномундирником, Грэгори разрешил, что почитанию памяти отца будут служить цветы, а сам он – как этого и всегда хотел – в армии. А по-настоящему хотел Грэгори в этой жизни очень мало чего. Мать иногда украдкой вменяла это ему в вину: «тебе никогда не приходилось тратить много усилий на то, чтобы достичь цели, – говорила она, – Только я так и не поняла, в чем причина – в твоих способностях или в целях». Сам Дархэм же привык считать, что ему повезло: что плохого в том, что хорошее случается с ним само. Но в жизни практически любого человека есть, наверное, такой момент... Значительный, переживаемый с абсолютной ясностью и остротой момент, когда этому человеку кажется, будто его ударили в грудь, а дышать стало нечем – и он вдруг знает, без малейшей тени пытливого сомнения, что жизнь его никогда не будет прежней. Так и для Грэгори, в один безмятежный, послушно склоняющийся к сумеркам день, «шапочное» знакомство с маркизой Рочестер навсегда разделило его жизнь на две части: до встречи с ней и – после.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПосле – собственно, вечера, проведенного в приятной гостиной радушных Гаскеллов, близким другом которым молодая вдова приходилась, благодаря чему вела себя столь естественно, позволив Дархэму украдкой насладиться ее сияющим благополучием лицом, искренним смехом и мягким, чистым голосом – словом, всем ее непритворным образом воплощенной добродетели. Требующей от нее вернуться домой, к маленькому сыну (даже факт существования которого уже нисколько не смутил Грэгори) под предлогом внезапной усталости. После… Грэгори безуспешно искал встреч в залах, где маркиза (помимо того, что бывала редко) их словно избегала, делаясь совсем другой – закрытой, чуждой веселья, которому предпочитала общество со всех сторон оберегающих ее нравственный покой внушающего страх вида матрон.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngОн был в отчаяньи, но даже это вряд ли оправдает его судьбоносный по своим последствиям, полоумный по сути, скверный поступок, заключающийся в заключенном, после высосанной до дна бутылки шампанского, на Рочестер, пари. С Гамильтоном, который в нем победил, которого – Дархэм после едва ли не жалел, что не убил.
Грэгори резко осознал, что не получит ее. Никогда не получит Тэмзин Розмари Грей Рочестер. Не потому, что пальма óбразного первенства (спорный, надо сказать, в отношении в прошлом уже замужней женщины, тезис) принадлежит другому, его другу, а потому, что ему принадлежит сама женщина.
Он перестал появляться на воскресных мессах вопреки просьбам матери, которой прежде ни в чем не смел отказать: во-первых, там неизменно присутствовала ревниво замаливающая (одному ему из всех присутствующих известно какие) грехи благочестивая маркиза Рочестер, а во-вторых, на возведение Собора Святого Павла ушла уйма времени, Грэгори решительно не хотел стать причиной прямого попадания внезапно разрезавшей ясное голубое небо молнии в его купол. «Не возжелай жены ближнего своего. Исход 20:17» – гласит проповедник. И хотя лорд Гамильтон был далеко-далеко на границе графств, а леди Рочестер – даже близко не его жена, Грэгори был почти уверен, что в своем выборе Бог, реши Он покарать какого-нибудь грешника, вряд ли найдет кандидатуру лучше него.

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНесмотря на это, Дархэм не перестал быть ей – «нам с Гамильтоном», любила ввернуть благодарная Тэмзин, – другом. Подобным званием Рочестер великодушно наградила его после едва не ставших фатальными майских событий 1722-го года, когда неосторожные слова одного светского ублюдка грозили разрушить репутацию и жизнь двух погрязших в интрижке, подневольным свидетелем которой Грэгори был, фамилий. Он был готов сам принять ту дуэль – не как секундант; а потом наблюдал происходящее, на какую-то грешную секунду пожелав сопернику друга не промахнуться. Гамильтон возвратился живым к не своей вдове, возможно, лишь за тем, чтобы она могла осыпать голову Дархэма пеплом и бранью, а немного погодя – и благодарностями.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngДля честного человека, каким его растила мать, каким ему нравилось себя полагать, каким его полагали окружающие, за уходящие прочь годы, Грэгори преуспел в притворстве, изящном искусстве чудовищного обмана. И – более того – гордился этим непосильными тяготами легшим на плечи… например, обязательством. Поэтому он продолжал служить, веселиться в меру предложенных ему для этого природой скудных способностей и встречать женщин, старательно игнорируя два факта: во-первых, ложась с ними в постель, он все чаще норовил закрыть глаза, а во-вторых – это на то, чтобы обмануть самого себя не хватало уровня даже его преуспевающего в этой области мастерства. 
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngКогда ему предложили участие в экспансии субконтинента Ост-Индской Компанией, Грэгори ухватился за назначение, как утопающий – за соломинку, а больной – за внезапно прихватившее сердце. Как его собственное, которое ныло при мысли об отъезде из Лондона и пело по ее же вине. Дархэм должен был уехать, он этого уже хотел: вернуть затуманенному чувствами разуму прежние низкие температуры, а себе – заслуженный душевный покой. И пройдя целых две войны: ту, что шла в Индии, и – с самим собой, Грэгори вернулся на Родину через полтора года, чтобы смириться с выпавшей по жизни козырной картой и принять у своего троюродного брата бразды дальнейшего управления причитающимся графством. Мысли о Тэмзин Рочестер он оставил в Индии, ее саму – Себастьяну. Который круто изменил свои предпочтения, свою жизнь, да и «своей» уже казалось (хотя, то, что беременной – показаться не могло) маркизе – тоже.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПереев белены, или перепив ее, или – это был чай (на основе водки), Гамильтон потерял дорогие – теперь разве что памяти – погоны и в очередной раз ставил на карту жизнь ради новой дамы своего… деликатно назовем это сердцем. И снова выжил, о чем Грэгори в первую после возвращения встречу любезно сообщал маркизе. Он был с ней сдержанным, холодным, даже грубым, Тэмзин – бесцветной, как ее девичья фамилия, прощаясь.
Дархэма также ждал последний путь туда-обратно до материка, последний рейд в места военных действий. Мать уже подбирала ему подходящую невесту – будущую графиню, когда отчаянно ею любимый Господь, что испытывал Авраама, Иова и весь Свой народ, не смог не вспомнить о Грэгори. Послав ему женщину невероятной (и по отношению к его жизни – разрушительной) силы, а его самого – на один с ней корабль.

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngУже сходя с коробля, Грэгори точно знал, что на него не вернется. Только к Рочестер. Полгода – полные сопротивления: искреннего, подлинного, мужественного, но женского, сломленного сопротивления; давления; снисхождения и Бог знает сколько всего прекрасного на -ия – жизни, которую им было суждено провести вместе целиком, закончились внезапно. Отлучаясь на срочную службу, Дархэм поставил ультиматум для испытывающей его давно не резиновое терпение маркизы: или она вернется на родину вместе с ним, или он вернется туда без нее. Но он не вернулся – не только в Англию, а вообще – с войны.
» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Весьма сложную линию отношений с негарантированным отнюдь хэппиэндом, в которой слишком много подробностей и предложений на грядущий сюжет, чтобы суметь их изложить в этой одной заявке, я предполагаю обсудить лично. Как и развитие событий после той ненаступившей смерти героя.
» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Этот персонаж занимает действительно серьезное место в жизни моего, отсюда требования вполне известные: обязательная грамотность, регулярная активность (пост раз в неделю – самое то), инициативность. К объему я равнодушна, предпочитаю средний: 2000-5000. Простыни не шибко люблю, но допускаю. В остальном: залюблю, захолю, залелею  http://funkyimg.com/i/MS6k.gif
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

2012

Я смертельно устала. И мне жаль, это не эвфемизм. Жаль – прежде всего – себя, потому что, думаю, никто другой не будет сожалеть.
«А чего ты хотела?» – я бросаю непродолжительный, сочащийся разочарованием взгляд на женщину в отражении украшенного – как и все в этом доме, излишне – позолотом зеркала и… предельно приземленно отвечаю на повисший в наэлектризованном каким-то волнением воздухе здания вопрос: жить. Долго и счастливо. И умереть немолодой, в годах – число которых не превысит сотни, в своем веке; в кругу близких, которые бы горевали обо мне и молились за душу, о существовании которой было бы чуть больше оснований полагать. Хотела, чтобы чувство нежности при виде пухлощекого малыша, обхватившего всей своей ладонью мать за один только палец, не превращалось в остервенелую черной завистью резкую боль. Тогда – я, правда, хотела этого всего, сейчас – со страшной силой – только крови.
Вальяжно проходя по коридору, я не встречаю никого, чью голову бы стоило свернуть, оторвать или хотя бы просто справедливо обозвать. Здесь, этажом ниже, пахнет затхлой сыростью. Я усмехаюсь: так ведь всегда под землей – и мне пора привыкнуть, коль скоро я там окажусь. Быстрее, чем могла подумать.
А думала я, как и двигалась – слишком, непозволительно медленно: насколько ментально, физически, любым другим знакомым вам образом сильной я была раньше, настолько же неспособной к членовредительству теперь. Поэтому – стоит признать, что мой, повернутый в сторону лишенного света из качнувшегося над головой плафона темного угла, оскал – не опасен… и напрасен:
– Сесилия, – непроизвольно схлынувшая маска агрессии сменилась неподдельным потрясением: – Привет.
Не то, чтобы я раньше не подозревала, что маленькая Гамильтон жива: все отлично знала, однако видеть не было не столько желания, сколько обоснованной хоть как-то необходимости, по велению которой меня что-либо научили делать. Скрестив в защитном жесте руки на груди, я оглядела ее сверху донизу, выгнув бровь и пытаясь убедить себя, что не заинтересована в долгом, за неразбавленной чашкой водки, разговоре о том «ну, как оно» было по самой настоящей, болезненной правде, от которой прячу свое очерствевшее – как заплесневевший со времени отъезда Хлои на столе, вроде бы, по документам именно моей, кухни сухарик – сознание.
– Гляжу, ты повзрослела… – протягиваю с некоторой заминкой, – Знаю про твой gap halfyear. И, честно говоря, считаю, что уезжать так далеко ради… кхм, чего, кстати? Блины с кленовым сиропом найдешь сейчас даже в соседней кофейне.
Кивнув в безразличное мне никуда, вспоминаю, зачем сюда явилась и, невежливо разворачиваясь к Селии той, самой популярной по соцопросам населения, годной на постоянные приключения стороной – частью, если хотите (я все еще нет – разговаривать с ней), продолжаю рыскать в уже приоткрытом одной рукой, выпускающем легкий морозец холодильнике. Глядя на его помятое, не слишком свежее, мне практически отвратительное и абсолютно чужое, как я сама – в этом доме, содержимое, не могу удержать ни ноздри от голодного трепета, ни себя – от очередного бессмысленного вопроса.
– М-м-м, как там Канада, всё еще страна? Не отвечай. Они даже более жалкие, чем эти… – я обвожу взглядом лишь комнату, имея ввиду целую страну, – звезданутые.
– Я рада тебя видеть.

1725

Я весело, но тихо смеюсь — как могу лишь с братом, созерцая качественные (и количественные, если дело касается множащихся презрением морщинок вокруг рта) изменения в его лице, при одном упоминании моего мужа. Слава Богу — который, конечно, храни его душу, — покойного.   
Позволь напомнить: этот старик из дорожной пыли… или, как ты сказал — песка? Так вот, мой покойный муж… результат брака с ним есть сын и наследник.
Лишь несколько секунд спустя я осознаю печальную абсурдность мною сказанного, и — когда это происходит, лицо принимает болезненное выражение, точно изукрашенный сколом от удара о твердый пол фарфор куклы. Я улыбаюсь неуверенно и странно, в бесконечный, по счету, раз спотыкаясь на мысли о смерти Генри, сконфузившись, как если бы обронила за обедом вилку, и тихим голосом поправляю себя: — Был он.
Судьба никогда не была для нас ласковой матушкой, а — скорее — дальней родственницей, нелюбимой теткой, щедрой на затрещины и толчки. Но те толчки — что сейчас, явственно ощутимые изнутри округлившегося живота, возможно, маленькой пяточкой — доставляли мне слепую ко всем трудностям моего положения радость.
Стараясь не поддаваться очарованию момента, я поднимаю брови:
Роб не сказал тебе? Ты не знаешь… Обещай, что не станешь стреляться; дай мне слово.
А слов он — бравый офицер и командир английских войск — на ветер не бросал. Куда важнее — он не бросал меня на произвол той самой, к нам (теперь не мне и Джону — а нам с моим, пока еще не рожденным чадом) неласковой судьбы, в отличии от мужчины… Который, я это точно знаю — руководствуясь немудреными мужскими принципами — заслуживал, наверное, пулю. От нарисованной, сплошным красным, воображением уже виданой мной картины рваной раны, душной комнаты и стойкого запаха высокоградусного спиртного мне делается заведомо дурно. Я поднимаю на Джона взгляд умоляющих глаз.
Я не могла ненавидеть, но любить… пожалуй, только ребенка — моего ребенка. Пусть — нашего. В конце концов, он плод — пусть не любви — но совместных с Себом усилий.
Это Гамильтон, — Джон знает… что я знаю, что он знает, что я сделала. Все знают, а те, которые не знают — догадываются. Просто этично молчат. И я молчу, сжав в упрямую тонкую линию пухлые губы, — Помоги мне.
О чем бы он не подумал, это было другое: я крепко хватаюсь за его руку и, едва не оступившись, оседаю на сидение рядом. Откидываясь на подушки, невидящим взглядом смотрю в потолок.
Джон, он не даст свое имя этому ребенку. Он не женится на мне, потому что любит другую женщину, и прямо сейчас под арестом по ее вине и своей дурости. Она… — что? Дура, стерва? Я стыдливо прикусываю нижнюю губу, — Да и я тоже.
Он делал меня счастливой, Себастьян; он сделал мне этого ребенка… И теперь несчастным будет не Гамильтон и не я, ребенок. В этом была моя вина, которую я не искуплю ни ценой пони, ни — целой конюшни; за то, что он вырастет вне общества и без отца.
Как я росла без матери — она рано умерла, так Гамильтон для меня тоже — умер. Хотя я полным сердцем, под которым уже ритмично бьется маленькое другое, надеюсь — что не в буквальном смысле. Что до меня… Я что-нибудь придумаю. Например, узор по дереву в детской, где-то далеко от Лондона, в котором люди будут давиться желчью, пока здесь — только, может, полной ложкой гречневой каши. Где-то — наверное, в Хартфордшире, где среди некошеной травы, мое солнышко будет рвать одуваны и сдувать с них все зонтики, загадывая желания, которые я — положу всю жизнь, но — исполню.
Нет, конечно же. Разумеется, я не буду, — и потому послушно глотаю подступившие слезы, — Если Роберт не будет тоже. Пытаться сабота… саботи… Ты понял. Джон, я выйду замуж трижды, я всё отдам — но ребенка оставлю. Даже если это будет значить — растить бастарда. Даже если это бросит тень на нашу семью, мою фамилию или твои погоны.
Я могла бы забыть лицо покончившего жизнь самоубийством брата или эту долгую, изнуряющую жарой дорогу домой — но не заветы, что учила наизусть и этот привкус дорогого металла на языке — ложки, во рту с которой я родилась в этой семье. В которой нас с Джоном не любили — нет, не в этом дело; нас просто старались не замечать.
Не заметить Джона теперь — таким сильным, влиятельным, а кроме того — на голову выше, он стал, — нельзя. Я гордилась им. Но даже не вполовину так, как должна. Я вообще забыла о долге. Одним нелепым, безнравственным своим поступком я могла навредить ему и разрушить все то, что он упорно в этой жизни строил и создавал, мне бы стоило чувствовать стыд… Но я чувствовала лишь, как кто-то внутри ворочается, живет.
Прости меня.
Хотела ли я извиниться за эту минуту слабости, в которую, сомкнув усталые веки, безвольно склонила голову к нему на плечо, или те другие — последствия которых носила теперь под сердцем, я точно не знаю.
От его мундира веяло теплом совершенно иного рода, нежели от нагретого солнцем каретного окна, и пахло хорошо знакомым — отнюдь не парным молоком и медом, а — порохом, табаком и выдержанным виски. Так пахло от отца, с тех самых пор, о которых у меня едва ли остались хоть какие-то воспоминания. Я незаметно погружаюсь в них все глубже, укачиваемая мерным треском оси колес потрясываемого экипажа: Джон снова называет меня «мелкой плаксой», а я его — Бертран. У нас все снова хорошо.

Отредактировано Tamzin Rochester (01-09-2015 17:58:44)

+5

10

Я РАЗЫСКИВАЮ ЖЕНЩИНУ, КОТОРАЯ НУЖНА МНЕ

http://38.media.tumblr.com/648220553ef0314794490710a2270745/tumblr_nwq3i4ucNY1tcb1hzo6_400.gif   http://33.media.tumblr.com/3766a771986220bcee34312aafd691f2/tumblr_nwq3i4ucNY1tcb1hzo7_400.gif    http://33.media.tumblr.com/d2de60f206c8c81c557c47ba1445325e/tumblr_nwq3i4ucNY1tcb1hzo4_400.gif   http://38.media.tumblr.com/e981a53cb2e754f690d509912101bc99/tumblr_nwq3i4ucNY1tcb1hzo8_400.gif
— Оставь им пока эти иллюзии, — грустно произнес брат. — Позже они поймут, что в мире слишком много лжи, и что клятвы не боятся нарушать очень многие.

[персонаж срочно требуется в игру]


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
ДЖОЭЛЬ КАРТАН | JOEL CARTAN
изначальный вариант имени - Джаэлла.

» ВОЗРАСТ И РАСА:
400(23) | преданна клану Виктора
информатор, глава ищеек клана;
доверенное лицо Корвинуса

» ВНЕШНОСТЬ:
Morena Baccarin

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевую, а там выдам все средства связи


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:

Никто толком не уловил того момента, когда Виктор Корвинус, приезжая из очередной поездки в любимую Румынию, привез с собой нового Потомка. Никто не понял, за какие заслуги вздорная цыганка получила такой подарок, но сама девушка нагло улыбалась всем в лицо приговаривала, что нагадала судьбу Великому. Также доподлинно неизвестно, что же там нагадала она, но это очень понравилось Виктору. Тогда никто особо не заботился об истинной причине появления цыганки, но кто-то упомянул, что она очень помогла Виктору, оказавшись в нужное время в нужном месте, и  еще с полезными сведениями. Сам Корвинус в свои решения никого посвящать не хотел, и поставил всех перед фактом существования нового вампира.  Девушка не страдала одиночеством, так как легко и просто находила общий язык почти с каждым сокланником, вела себя так, будто всех знает уже лет по сто минимум. Однажды даже так кого-то довела, но этот несчастный кончил плохо за попытку причинить вред Джоэль, а потом все вдруг поняли: цыганка в числе фавориток Виктора. Приехав с Создателем во Францию, она изменила румынское Джаэлла на французское Джоэль, и с тех пор её имя звучит только в такой вариации.
Со временем стало понятно, какую пользу приносит Картан клану. Разговорчивая, улыбчивая и легкая на подъем вампирша на деле первоклассная актриса, целью которой стало приносить хозяину информацию. И в этом деле цыганка преуспевала получше других, чем только завоевывала доверие Корвинуса. Приносила Создателю информацию не только о том, что творилось за пределами клана, но и без стеснения докладывала о делах дорогих детей Виктора. Скрыться от этой женщины практически  невозможно, потому что она за свою длительную жизнь успела проложить множество связей, которые периодически обновляет и дополняет. И все это она так же делает с легкой улыбкой и полным наглости взглядом. Может, кто и решит, что цыганка способна только вынюхивать, но уроки от Создателя она усвоила. Потому красавица Джоэль может помочь информацией, может судьбу нагадать, а может и голову оторвать. Только зачем пачкать руки, когда можно взять и дать возможность все сделать другим? В методах она совершенно не гнушается, а жизнь свою любит до невероятного. Несколько раз цыганку пытались убить, но та чудесным образом вырывалась из лап смерти. Причем пытались убить её далеко не охотники, но какая разница кто...память у цыганки пречудесная.
Картан не была до беспамятства верна своему Создателю, может только первое время. Встав на ноги, наладив свои связи, она постепенно меня ориентацию на сам клан, действуя сугубо в интересах общины под названием "клан Виктора". Конечно, игнорировать Корвинуса нельзя, да и Джоэль слишком яро боролась за место возле его трона, чтобы из-за глупости его лишиться. Одним собратьям она помогла, других, наоборот, предавала, но в итоге всегда и везде искала свои интересы. С каждым десятилетием Джоэль становилась все самостоятельнее. Постоянные разъезды, цели и неутомимое любопытство не так что сводило ее с Виктором в последние года. Но Глава ей доверял, а она отлично платила за это доверие. Джоэль знает, какой информацией с ним следует поделиться, а о которой умолчать. Многие так стали "должны" цыганке за молчание, которое, в противном случае, может оказаться губительным.
В Ньюпорт она прибыла сравнительно недавно, но совсем не от лени или нежелания. Она выполняла важное задание для Виктора где-то в Прибалтике, а теперь имела возможность вернуться в Ньюпорт. Возможно, цыганка бы и не спешила, если бы отголоски страшной боли, которая поразила ее через связь Потомок-Создатель. Виктор то ли умер, то ли ему очень плохо, и, почему-то, женщина понимала, с кем это связано. Ее птички напели ей, кто стал новым главой клана, но свой окончательный выбор женщина так и не приняла.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:

[audio]http://pleer.com/tracks/13457879ci63[/audio]

Мы появились в клане примерно в одно время,  и ты легко нашла со мной общий язык. Знала, как искать. Мы долгие столетия поддерживали связь друг с другом. Ты знаешь некоторые мои грешки, раскрытие которых грозит мне серьезными неприятностями. Например, ты знала, что мой Потомок жива-здорова, но не доложила нашему Создателю. Мы были и друзьями, и напарниками и любовниками. Каждый из нас внес определенную лепту в жизнь друг друга. Сейчас, когда клан в опасности, мне нужно его защитить. Тебе ли не знать, моя цыганка, что я никогда не был тем, кто особо волновался за клан, ведь меня больше волновал Корвинус. Но ты также знала меня, возможно, лучше, чем я сам себя. Знала, что однажды этим все и закончится. Твое сердце переполняют противоречивые чувства. Ты позволишь развеять все твои сомнения? Встанешь на мою сторону? Выслушай меня, Джоэль, ведь я знаю, что ты замыслила.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Я просто умоляю Вас не брать персонажа на неделю. Неуверенны? Лучше не берите. Для меня Джоэль играет большую роль в сюжете персонажа, в сюжетной линии клана вообще. Без игры Вы точно не останетесь. Что касается нюансов:
*внешность можете сменить, но согласуйте со мной, и помните, что она цыганка родом из Румынии.
* фамилию можно тоже сменить, а вот имя я попрошу оставить. Прикипело оно мне, и персонажу очень подходит.
* я оставил некоторые факты из биографии на Ваше усмотрение, чтобы была возможность наполнить персонажа от себя. Желательно писать полную анкету, но, можно и акционную, только с условием пробного поста от персонажа. Я сложил определенный образ персонажа, и мне довольно важно, чтобы наши взгляды хотя бы в большинстве совпадали.
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

+++

Встретиться с Мариной тебе совершенно не сложно. Тем более, ты находился в Лондоне, а значит и ехать никуда не надо. Тем более, в письме она очень просила. Всегда интересно, чего надо от тебя Ордон. Ты даже репетицию перенес на несколько часов, чем несказанно обрадовал всю труппу. Пусть передохнут, ребята, им еще репетировать и репетировать, чтобы достигнуть нужного тебе уровня. Ты для того ты сидел и писал три недели сценарий, чтобы эти идиоты испортили все своей бездарностью. Наверное, послание Марины оказалось лучиком света в тьме идиотизма, в котором ты оказался. Чтобы ты еще раз работал в этом театре! Такого ужасного уровня, несмотря на высокую репутацию, ты не видал давно, и, признаться, был разочарован. В общем, хотя бы проветришься, Лафайет.
Марина сияет, во всяком случае выглядит она шикарно,  пусть и раньше она тоже одевалась хорошо. Никаких претензий. Ты просто ждешь ее в ресторане, в одном из лучших в Лондоне. Ты чуточку изменил своей привычке, продиктованной менталитетом, и пришел минут на пять раньше. Наверное, слишком хотел сбежать из того гадюшника, которое, по идее, должно быть обителью театрального искусства. Кошмар какой.
- Привет, дорогая, - улыбаешься ей в ответ, перехватывая руку, - Я здесь чуть больше недели. Пригласили в Друри-Лейн, это настоящий кошмар. Театр совсем испортился, -  ворчишь ей и, кажется, если вовремя не остановишься, то можешь ворчать так до второго пришествия,  - Именно поэтому не вылезаю из театра, пытаясь научить этих идиотов нормально играть. Подумать только, даже обидно, - это один из старейших театров Лондона, и один из тех, чьи пороги ты оббивал, когда обосновался в Лондоне, и не раз играл, да и зрителем был тоже не раз, - Но последние письма пришли, правда, пришли туда, а потом сюда, - с улыбкой замечаешь ты, ведь, по идее, ты должен был быть в Берлине, но, видимо, лондонцы вновь смогли заманить хорошим предложением, которое себя совершенно не оправдало.
И ты мирно ждешь, пока Марина перейдет к сути, перестанет темнить, как делала это в письмах. Во всяком случае, всеми возможными любезностями вы успели обменяться, пока вас донимал официант. Пожалуй, ты, помимо чая, ничего не хочешь. Может, потому еще осчастливишь заведение, но не сейчас, когда ждешь развязки долгой интриги. И ее предупреждения порождают еще больше сомнений, словно Марина решила приютить десяток пушистых щенят, за которыми будет заботиться каждый день. Ну, если честно, то ты и не настолько далек от истины, ждешь, молчишь, не сводя с женщины подозрительно серьезного взгляда. Ты ощущаешь ее прежнюю уверенность, которая, зачастую, тебе безразлична. Ты никогда ни  в чем не соревновался с Ордон, и впредь не собирался. Совсем не боялся, ты Виктора не боишься, но уважал. Поэтому даже странно слышать ее, будто она для пущей убедительности, расчленит официанта. Наверное, ты слишком нервничал с актерами, раз предупреждающе вздыхаешь, подгоняя женщину к итогу своей речи. И знаешь, стоило такое предположить, но....
Ты даже подумать не мог, что Марина Ордон выходит замуж.
Так удивленно и застываешь, вальяжно сидя на своем стуле, словно услышал, что она не просто десяток щенят приютила, а все питомники Англии выкупила и скоро до французов доберется. Кажется, в клане это ты занимаешься тем, что связываешь свою жизнь с людьми, находишь по десяток любовников, можешь жениться ( да и сам женат на Сольберг до сих пор), до бесконечности проводить время в театре, но не Марина. Такой расклад совсем удивительный, и тебе понадобилось секунд тридцать, чтобы все обдумать и взвесить. И лишь потом расплыться в улыбке.
- Какая неожиданная новость....что сказать, - выпрямляешься на стуле, - Поздравляю! - за такое стоит поздравить, на самом деле. Пусть и до сих пор совсем чуть-чуть ждешь, что все это странный розыгрыш Ордон. - Признаюсь, неожиданно. Кто же этот легендарный мужчина, который сумел покорить тебе сердце? Мэри, делись, ты же знаешь, я не отстану, - вот именно не отстанешь, потому что просто обязан знать детали. В конце концов, этот человек и правда выдающаяся личность, раз сумел покорить сердце Марины. В всяком случае, сумел ее обратить к чувствам.
- Это ты совсем скоро выходишь замуж, - сейчас бы последовала фраза "а меня не пригласила",  но ты ее благоразумно пропускаешь, в конце концов, и сам четко отделяешь клан и человеческую жизнь. Для безопасности самих ценных тебе людей, - И насколько я понимаю, моя помощь состоит в том, чтобы наш папочка дал на это благословение? - ты также знаешь, какова может быть реакция Виктора, который тебя еле терпит, но ты это ты, у него разные мироощущения по отношению к тебе и к Ордон, - Причем, чтобы дал на расстоянии. Так? - возможно она решила этот вопрос, и ты зря переживаешь, во всяком случае, не венчать же она тебя звала. Но ты мог, почему же. У тебя есть все саны, которые для этого нужно, но твоему резюме можно только позавидовать, сколько там профессий.

+7

11

Я РАЗЫСКИВАЮ ПЕРСОНАЛЬНОГО МАНЬЯКА.

http://38.media.tumblr.com/tumblr_m2j4vdEusz1qcy01ao5_r1_250.gif  http://38.media.tumblr.com/b3bacabc066486ce41f1d331a540691c/tumblr_msd9boo1vF1qdypioo4_250.gif
НЕ  БЫЛО  В  МИРЕ  СИЛЬНЕЕ  САМСОНА,  МУДРЕЕ  СОЛОМОНА,  ПРАВДИВЕЕ  ДАВИДА,
Н О    В С Е Х    Т Р О И Х    С О В Р А Т И Л А    Ж Е Н Щ И Н А.


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Гийом де Леруа | Guillaume de Leroy. Скорее всего, имя с ходом времени упростилось до «Гийом Леруа», а учитывая его специфические занятия, возникло и множество подставных имен.

» ВОЗРАСТ И РАСА:
Вампир. 376 лет | обращен в 36 лет.

» ВНЕШНОСТЬ:
Предполагаемая внешность – Росс  Маккол. Иные варианты нежелательны, но обсудить можем.

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевую, далее предоставлю более удобный способ связи.


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngГолубая кровь, которая всегда текла в его жилах, не дала ему ничего. Он все равно оказался практически бедняком, когда его родителей забрала чахотка, а самого Гийома – брат его отца, к себе, в Марсель.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngОн получал множество всего: грустные улыбки, сочувствующие взгляды и трепетные, скорбные поглаживания по плечу; от Рувье же – не получил даже извинений за то, что она, уже на первой неделе пребывания Гийома в поместье, опрокинула на его коленки горячий бульон. На второй они едва не подрались: кажется, Гийом сравнил волосы младшей Рувье со стогом сена. На третьей – Полет величала его трусом и вруном: мука оказалась по всей кухне благодаря им обоим, наказали – только ее. Вскоре Гийома тоже посадили в отдельную комнату за удвоенное количество уроков, дабы мальчик больше не думал выкидывать с мансарды дорогой фарфор. Выкидывать так, чтобы вазы и чашки с блюдцами пролетали – доказательствами его смелости – ровно мимо окон комнатушки Рувье, находящейся этажом ниже.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngОни были единственными детьми столь малого возраста: детям виконта уже было по восемнадцать и больше, Абель Рувье, младшей из всех детей экономки, шестнадцать. Поэтому, наверное, они нашли друг в друге спасение от скуки и однообразия, а также – компаньонов для всех, пакостных и не очень, дел.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngГийом не тосковал по родному Парижу, поскольку мало помнил его, но этот же факт не мешал ему скучать по родителям. Дядя, виконт Бенар, велел ему чувствовать себя как дома, но, конечно, даже девяти лет отроду, Гийом знал – его дом не здесь. Чужеродность все-таки потихоньку сходила на «нет» – благодаря хорошему отношению всех окружающих, такому же, как и к родным детям виконта, и – во многом – дружбой с Полет Рувье, дочерью одной из слуг, работающих в поместье.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПожалуй, Рувье назвала бы его тогда своим лучших другом, а он – абсолютно чистосердечно – ответил бы ей взаимностью. «Бы» – потому что на самом деле в их отношениях было слишком много отнюдь не трепета и ласки, а сарказма и иронии, взаимного соперничества, бесконечного издевательства – друг над другом и окружающими. Они знали, что всегда вдвоем против всего мира, знали, что привязаны друг к другу какой-то особенной нитью, но – никогда друг другу об этом не говорили. У них всегда была мечта – вырваться из-под этого невольного гнета, зависимого положения, в которое их обоих поставил Всевышний. Гийом на это имел куда больше возможностей, пусть его финансирование и было сравнительно мало; но судьба не позволила ему этого сделать, окружив еще и моральными ограничениями, через которые Леруа не смог переступить.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngДядя, желающий племяннику только самого лучшего, нашел ему – едва встретившему свое двадцатилетие – прекрасную невесту: не излишне богатую, не безбожно бедную; красивую, воспитанную и утонченную мадемуазель Гаррель, которая практически сразу стала мадам де Леруа.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngГийом не любил жену в том возвышенном, романтическом понятии этого слова, но принял жизнь с должной благодарностью и почтением. Однако спокойное существование длилось не так уж и долго; через три года женщина заболела – ввиду скудного развития медицины никто не мог объяснить, чем, но ходила она с трудом, мало ела, заметно побледнела и вскоре, как говорили, «вовсе перестала радоваться жизни».
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ течение четырех лет болезнь терзала сознание и тело мадам Леруа, медленно, но верно ведя ее к порогу смерти, но все-таки не позволяя ступить за него. Гийом не мог пойти ни в армию, ни отравиться путешествовать, поскольку не мог оставить жену умирать – это могло случиться, как утверждали многие, в любой момент – в одиночестве. Он ухаживал за ней более, чем обслуга, и тогда еще сильнее сблизился с Рувье, старающейся помогать ему во всем и страдающей той же болезнью, что и он сам – неисполнимыми мечтами.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ 1663 году Полет Рувье просто не стало. Она исчезла, как и ее старшая сестра – Абель. Никто не знал, где искать, да, пожалуй, и искали не особо. Как позже, десять лет спустя узнает Гийом, Абель стоило искать среди земляных червей, в ее младшую сестренку – среди богачей и высокопоставленных особ.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngКогда Полет обратили, Гийом вынужден был продолжать жить опротивевшей ему жизнью, полагая, что его подругу просто-напросто похитили и убили. Ведь иначе не могло быть: она бы никогда, никогда его не оставила один на один со всем происходящим.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЕще через два года его жена, окончательно исхудавшая, умерла; в гробу лежал скелет, обтянутый белоснежной кожей. Гийом больше не был столь крепко связан с одним местом и пошел во флот, в существовавшую тогда всего год и только набирающую обороты Французскую Ост-Индскую компанию.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngСлужба там длилась целых семь лет. Гийом был среди тех, кто наблюдал образование первой французской фактории в Сурате, затем – в Масулипатаме. Долгожданная свобода оказалась частично ограниченной ввиду достаточно малого жалования, но путешествия значительно умаляли этот факт и позволили Гийому – наконец-таки – получать удовольствие от жизни.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ 1672 году Гийом навещал дядю. Приехал в Марсель, по этому поводу организовали небольшой прием, на котором жизнь виновника торжества оборвалась из-за глупой случайности: между серьезно выпившими гостями случилась драка, и один из ее участников угрожал другому ножом. Леруа попытался ее разнять, но, увы, пострадал – как и многие благодетели – больше всех.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngОн не умер, чему сам был искренне удивлен. Оказалось, его обратила в вампира женщина – без повода, для себя, ожидая, что Гийом станет ее спутником по жизни, разбавит ее долгую вечность своей компанией. Но, не пробыв со своей создательницей и месяца, Гийом скромно отсылает ее к черту на куличики, а сам – опять оправляется в Индию, искренне желая существовать так же, как и раньше. Но все было иначе, и от попыток сохранить обычную человеческую жизнь пришлось отказаться. Все чувства обострились, ему до одурения хотелось пить, пить, пить… он стал – алкоголь, в излишних количествах, а вот в столь желаемой крови себя ограничивал. Попытки научиться контролю сработали, состояние его приходило в норму… но потом появилась она. Восставшая из мертвых, но, как сообразил Гийом, полностью мертвой она никогда не становилась.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПолет Рувье не умерла, не исчезла для всего мира; она была вампиром, и Гийом видел – теперь она богата, успешна, счастлива. И совершенно ясно, что забыла о нем. Леруа же отнюдь не забыл обо всем, о чем они когда-то вместе мечтали и во что верили; он воспринял это как предательство – предательство, которое не мог простить.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngГийом не заявил Рувье о себе, предпочтя открытой ссоре долгую, распланированную месть.  Будучи тенью за спиной Рувье, которую она никогда не замечала, он много лет организовывал для нее «подножки». Периодически – Полет никак не могла понять, в чем ошиблась – прогорали сделки, лишая ее многомиллионных средств; иногда бывшие мужья, кошелек которых она обчистила и которые, конечно, жаждали за это мести, находили ее, будто знали (хотя при всем желании не могли) ее координаты; иногда на нее, совершенно неожиданно, выходили охотники. Полет – расчетливый человек, Полет – деловой человек. Словом, она совершает мало ошибок; и эти – очень долгое время не могла объяснить, не подозревая, однако, что кто-то столь искусно может дергать за ниточки.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngГийом оставлял на местах преступления старые монеты – это, как он думал, символично, поскольку Полет всеми теми неприятностями, что рушились на нее, платила за свои же грехи. Долгое время Рувье – скорее из-за самомнения, нежели глупости – не связывала все происшествия между собой, но со временем они учащались, и игнорировать их становилось уже невозможным.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.png17 сентября 2011 года стал апофеозом в деятельности Леруа. Умер создатель Рувье, Август Беккер, и, конечно, не своими, а Гийома, стараниями. Он был убит в Чехии, в городке Кутна-Гора, в древности славившемся чеканкой монет, неподалеку от знаменитого монетного двора и множества магазинчиков, где продавались серебряные украшения. Разумеется, и монеты тоже. Полет, появившись на месте убийства лишь спустя восемь месяцев, оказалась окружена деньгами со всех сторон; но, в отличие от обычного вида зеленых купюр, эти – привели ее почти что в ужас.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngРувье вернулась в Ньюпорт и в клан, к которому никогда не питала любовных чувств. Ее цель – найти того «маньяка», которого она не замечала столько лет, а то, с чего она решила начать – это дневники Лоранда. И теперь, когда Гийому очевидно, что она роет под него, не полагая, впрочем, что это именно он, теперь – каким образом вести игру?
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНе стоит ли показать свое лицо, которое само по себе, живое, здоровое и возмужавшее, является оружием более опасным, чем любая пуля?

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВсе предельно просто: это дружба, которую предали, и предательство, требующее отмщения. Даже если оно будет вершиться способами, которыми пользуются серийные психопаты-маньяки.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngГийом, впрочем, никогда не сходил с ума. Он просто желал нанести предателю как можно больший вред, но не смертельный – если бы это было так, Полет, полагаю, давно бы лежала в гробу. Ему нужно всего лишь донести до нее мысль, что она, тогда, во времена своей шальной молодости, совершила ошибку. А методы и способы – сначала разъяснения ошибок, а потом их исправления – это уже совершенной другой разговор.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЯ очень жду Гийома и Вас, человека, который все это решился прочитать и вникнуть. У меня много идей и я, честно-честно, очень вдохновлена этой линией, которая для моего персонажа стала очень важной. Кросспол – не проблема, как и объем постов. Собственно, требую от вас грамотности, адекватности, постоянности, все прочие вопросы обсуждаемы.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngГийома, по моим первоначальным планам, которые мы еще обсудим, пока нет в Ньюпорте, приедет он через два-четыре месяца ориентировочно, либо раньше, но – важный момент – под чужим именем и Рувье об этом знать не будет. По прошествии этого времени, полагаю, они найдутся друг для друга,
в отличие слов – у Полет, когда она увидит гийомово лицо. хд

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

#1

- Видимо, не сказал. Скажи ты, - я готова эпически взвыть от нетерпения в духе женских романов, и взвыла бы, не обладай такой пунктуальностью и жалостью к этим маленьким девичьим ушкам, за которые мне хочется крепко уцепиться, дабы за них выкинуть дамочку из моей машины. Моей, смекаете? Эта недованга со своими речами в лоб вот уж точно не по месту и не по адресу, и как еще у меня хватает терпения вести этот разговор подобно светстким, почти с не трещащим по швам нерпением.
И вновь эта песня про шлюшизм, все равно что попса двадцать четыре часа в сутки, да я и сделала бы радио погромче, лишь бы заглушить это бессмысленное тряляляканье (это все, что я слышу) из уст незнакомки. Пока, разумеется, незнакомки, поскольку если та не захочет изменить свой статус, то окажется никому не знакомой чумазенькой девочкой в местной канавке. Я ведь, Санта мне свидетель, мало похожу на шутницу.
- Полет означает «цыпленок», mon petit choux, а подобные коверканья без слов говорят о местах, в которых трудишься ты сама. Знаешь, у кого что болит, - пожимаю плечами, наклоняя голову к плечу, в саркастичной манере чуть щурясь; ее манера постоянно упоминать бордели и проституток правда наводит на мысли, впрочем, Себастьян никогда не выбирал женщин с особой трепетностью. Какая уж там трепетность, божежтымой. И на что ему я, такая хорошая, попалась.
- Что же ты тогда пришла зудеть по мою голову? - если уж не Гамильтон причина таких жертв в виде столь высоких особ (заслуга каблуков, не больше) на обочине раздолбанной дороги, то тогда уж не знаю, какая ценность довела до такого.
- Merci, - надо же, какие мы обе на удивление вежливые; особенно Тэмзин — уличного холода, что ли, испугалась? - Полагаю, тебе известно — Полет Рувье. - Никакого пафоса, а слова, звучащие скорее как эпитафия на надгробии, которого у меня (да и у нее, скорее всего, тоже) априори быть не может, я опускаю, хотя мне больше хочется опустить Рочестер, но не могу же я на нее набрасываться, когда она, само благочестие, еще делает мне замечания. Ах, нет, могу же.
- Ты куда-то торопишься? Мы вроде начали налаживать разговор, местная канава, ожидающая твоей в ней задницы, или, лучше, лица, уже начала разочаровываться, но я могу ее обнадежить, - мои угрозы так же пусты, как и ее, но раз уж у нас пошла такая пьянка. - Я еду к старому другу. Немцу. Но, если ты все же возьмешь на себя роль гамильтоновской совести, спать с ним я не собираюсь. Честное пуританское. А теперь поведай мне свою историю, раз уж у тебя такой приторный голосочек и радио начинает плохо ловить.

#2

иль любовь у нас отменная:
отменил – и любви нет.

- - - - -
OST:
> ЗЕМФИРА – НЕ СТРЕЛЯЙТЕ
> ЗЕМФИРА – ТАК И ОСТАВИМ

Самое смешное, что из всех людей, кто считал его плохим, он предал меня: ту, кто никогда не вешал на его шею, несущую и без того немало грузов, ярлыки. Мне горько быть оставленной со своими добрыми (не моя характеристика, факт) намерениями у разбитого корыта, но еще пару-тройку месяцев назад такой исход сцены для меня был бы ожидаем. Почему же сейчас - нет?
- Ты не свинья. У тебя просто своеобразный образ жизни и способ отношений с людьми, - слегка улыбаюсь, чуть выдвигаясь вперед и опускаясь локтями себе на колени, принимая более расслабленную позу. - Ситуация с Селией вышла из-под контроля. Прости, но я не смогла ее удержать, она была совершенно неконтролируема.
Как бы мне не хотелось это признавать, Селия сбежала. Маленькую сумасшедшую девочку не смогла удержать даже я; кажется, освобождение от вампирской связи придало Селии сил.
- Она не могла не измениться за столько лет, - слегка хмурюсь, не совсем понимая слова Гамильтона, но трактую их так, как трактую, выдавая очевидную истину, о которой Гамильтон наверняка уже пожалел. Изменения, говорят, чаще всего идут на благо; мы же с Себом осознаем, что это отнюдь не так, и статистика, как ей и полагается, врет.
- Никаких проблем. Я не скажу ничего. И не сказала бы, - не удерживаюсь от того, чтобы добавить крупинку уязвленной женской гордости, ведь я и так ухожу без музыки, тихо и спокойно, хотя за то, что он 'не думал (читай: обо мне) и ничего не ждал' можно хорошенько отбить ему: минимум - щеки, максимум - почки.
- Зато тебе все к лицу, - улыбаюсь ему с какой-то ласковой тоской, ласковой по отношению к прошлому и ушедшему. Я не считаю Себастьяна подлецом; скорее уж он - беда собственной головы, в которой нет настоящего, несмотря на происхождение, царя.
- Я не хочу тебя обвинять. Я устала, Себастьян, и не хочу, чтобы наш последний момент включал сцену, где я кидаю в твою голову что-нибудь тяжелое, - наверное, шутить о происходящем - единственный выход, который мне остается в тех прискорбных обстоятельствах, к которым мы пришли.
- Всегда. Перед периодом твоего отсутствия, - пожимаю плечами, - ты такой же, как я, Себастьян. Может, именно поэтому у нас ничего не вышло. Я не создана для верного ожидания у окошка, семейного очага, всех этих дел... Да и ты тоже. Мы размахнулись.
Я поднимаюсь, иду ближе к Гамильтону, все еще сжимая кольцо в руке. Пока еще - в своей. А через несколько мгновений захватываю гамильтоновскую, вкладывая в нее драгоценность и закрывая ладошку, на несколько мгновений не выпуская из своей руки.
- Спасибо, Себ. Было круто.
Не думая долго, я протягиваю руки и обхватываю его за плечи - обнимаю; последнее объятие и последняя слабость - не порок. Мне теперь его не видеть больше, чем сто лет, как мы условились сначала, автоматически принимая обещание на новую встречу. Теперь, как сказал Себастьян после аварии в сентябре, нас ничего не связывает; уезжая, я уезжаю. Без чего-либо, способного заставить вернуться меня назад.
Часы Августа, которые принадлежали мне, но были у Гамильтона - теперь мои; кольцо Кассандры Гамильтон, принадлежавшее Себу, но находившееся у меня - отдано владельцу. Мы закончили.
Звучание в голове этой мысли, острой, как предательство, на секунду даже пробивает мою кору усталости. Чистое осознание каждого моего действия никуда от меня не уходило; но, кажется, я впервые абсолютно точно осознала, что делаю.
- Ты разберешься со всем, сладкий. Я действительно очень на это надеюсь, - отстраняюсь, делаю шаг назад, только откланяться, как во времена нашей юности, не хватало. Я знала Себастьяна человеком и вампиром; с того времени прошло столько лет, и сколько бы раз мы не сталкивались - мы расходимся; насколько бы не были похожи - раскалываемся; насколько бы не пытались измениться... остаемся собой? Видимо, именно так, хотя я уже давно не чувствую себя настоящей Рувье - свободной авантюристкой, - но стараюсь держать хорошую мину при плохой игре.
- Обращайся, если что-то будет нужно. Я же тебе не враг, правда? - улыбаюсь спокойно, вздыхая. Я ухожу - но ухожу во благо; ухожу - потому что не могу иначе, не могу находится там, где моя преданность - я, преданность, это даже смешно - оказалась преданной. Я прощаю предательство, но боюсь допустить новое; поэтому: - Прощай, Себастьян.
Это, к слову, было не сто лет. Двести девяносто три; и да - закончились.

Отредактировано Poulet Rouvier (17-02-2015 23:55:36)

+1

12

Я РАЗЫСКИВАЮ ЛУЧШЕГО ДРУГА

https://68.media.tumblr.com/f69dc12d19c2ebc094e908d63e4a9537/tumblr_ootw9kS7RH1v6to0xo6_540.png
https://68.media.tumblr.com/4b249c2ae071c6fd273892d61d6b4ec6/tumblr_ootw9kS7RH1v6to0xo4_540.png


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ: Максвелл Винтер (англ. Maxwell Winter)

» ВОЗРАСТ И РАСА: Оборотень от укуса, 32 года.

» ВНЕШНОСТЬ: Julian Morris

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ: Гостевая, потом ЛС, скайп или ICQ


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМакс с самого своего рождения был реалистом. В то время, когда его сверстники мечтали стать суперменами и прочими мифическими существами, юный Винтер уже знал, что ни Санта Клауса, ни зубной феи, ни иже с ним не существует; есть только он и другие люди, в целом ничем не отличающиеся от него. Но даже такой взгляд на жизнь не мешал ему мечтать стать героем, нет, не одним из созданий Marvel'а, а чем-то более реальным и не менее полезным. Родители нарадоваться не могли такой серьезности своего сына, который очень тщательно задумывался о своем будущем. Он мог игнорировать своих друзей, лишь бы прочитать очередную, полезную книгу, мог днями ходить среди экспонатов музеев, лишь бы получить толчок или идею "кем быть".
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngРешающим моментом стало то, как он своими глазами увидел несчастный случай и то, как специалисты быстро среагировали и сумели спасти женщину, которую сбил автомобиль. Он чувствовал то скрытое восхищение, витавшее в толпе зевак, проходящих мимо; именно такое чувство должен вызывать герой у своих поклонников.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПо окончании школы парень поступил в медицинский, где не капли не щадил себя, лишь бы только впитать те крупицы знаний, которые только могло дать учебное заведение. Максвелла часто звали на студенческие вечеринки, походы и прочие мероприятия, но он всегда их считал лишь бесполезной тратой времени и от него вскоре все отстали, кроме неё. Натали Оуэнс, лидер команды поддержки, ели дотягивала до средней планки в учебе и уже радовалась тому, что сможет устроиться хотя бы медсестрой, на большее она не рассчитывала, когда постоянно развлекалась на вечеринках и смешила прожигать жизнь подобными способами. Её заинтересовал этот молчаливый, со стороны кажущийся слишком грубым и угрюмым Максвелл. Поначалу она действовала из спортивного интереса, всячески привлекая его холодный и отстранённый взгляд, но эта тактика не прошла и девушка решила действовать по-другому. Она углубилась в свою учебу, подтянула оценки, лишь бы приблизиться к человеку, в которого неосознанно была уже влюблена по уши; именно таким образом она наконец-то смогла привлечь внимание мужчины и заставить его влюбиться в себя, как она тогда думала. Правда её блистательный взлет весьма быстро кончился, когда она забеременела, и Натали пришлось бросить учебу. Каким бы Макс не был, он знал, что такое дело чести и как должен вести себя настоящий мужчина в этом случае, он весьма спокойно принял тот факт, что вскоре станет отцом и так же спокойно и тихо обвенчался с Натали.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПока жена успешно занималась воспитанием маленькой дочери, Винтер успешно продвигался по карьерной лестнице, нещадно загружая себя всё новой и новой работой, что порой приходилось ночевать в клинике по несколько ночей. Всё было бы ничего, если бы работа полностью его не поглотила, не заставила забыть обо всем, что должно было быть дорогим его сердцу. Такой образ жизни не мог продолжаться долго, и Натали это поняла раньше, чем Максвелл успел оглянуться назад и посмотреть на последствия своих действий. Развод прошел так же тихо, как и свадьба; жена вместе с дочерью неминуемо покинула его жизнь, в которой им уже не было места.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngКазалось бы, что одиночество никак не затронуло Винтера, но нет, пытаясь отогнать назойливые мысли, он еще больше погрузился, спасая жизнь за жизнь и этим самым успокаивая самого себя, что он полезен и он еще кому-то нужен. Все кончилось очень быстро, когда здоровье начало его подводить; частые головные боли и мелкие простуды, усталость, отсутствие аппетита, всё привело к тому, что от переутомления он потерял сознание и был оперативно отправлен на обследование. Диагноз - рак крови, заставил его лишь горько рассмеяться. Он всю жизнь стремился быть героем, полезным человеком, не пустым местом, прожигающим свою жизнь, чтобы в итоге оказаться в той ситуации, когда именно ему понадобится помощь. Химиотерапия, гормональные лекарства, палата белого цвета, которую ему удалось узреть под другим ракурсом, всё это очень давило и Макс не раз тогда задумывался, для чего он все это время жил и чего добился, что и кого оставил после себя, и многие ли люди его вспомнят, когда его не станет. После лечения, казалось бы, всё наладилось, пока не случился рецидив, а повторное лечение не дало уже никакого результата. Ему дали срок не больше двух лет, максимум.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВ то время он бросил работу, уверяя себя, что уже никогда не сможет смотреть на белый халат с прежней невозмутимостью, Максвелл начал много пить, пытаясь найти утешение в очередном баре, с которого его вскоре могли или вывести, или выбросить, казалось бы, что он потерял всё, включая себя и смысл жить. Именно в одном из таких мест он и повстречал некоего Кейна Ланксатера, который любезно предложил довести пьяного Винтера до дома. Проснулся Макс под звуки гремящей посуды и играющего на кухне радио, он сразу вспомнил Натали, которая варила для него кофе по утрам и целовала перед уходом из дома. К его сожалению на кухне он застал не свою бывшую, а вчерашнего незнакомца, так любезно готовившего ему яичницу с беконом, те скудные продукты, которые еще не истратили свой срок годности в этой квартире. Слово за слово и Макс проникся симпатией к этому приезжему американцу, который только на днях приехал в Вену, дабы изучить парочку рецептов венских штруделей. Недолго думая Винтер предложил своему новому знакомому пожить в его пустеющей квартире, ему все равно терять было нечего и мысли о том, что Кейн может оказаться опасным и даже прихлопнуть его даже не пугала его, если Макса не убьет кто-то, то болезнь рано или поздно прикончит, исход один.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngШли дни, недели, месяца и под чётким руководством Ланкастера, Максу вновь пришлось стать человеком; вернуться к обычному способу жизни, перестать нажираться, как последнему алкоголику, к чему он только не смог вернуться, так это к своей работе и к бывшей жене, дабы попросить у неё, пусть и запоздалое, но прощение. Он чувствовал себя виноватым перед Натали и считал, что без него ей и их дочери будет намного лучше. Винтер пытался не показывать Кейну, что он болен, дабы не волновать друга либо получать от него порции жалости, которыми наградили его в свое время бывшие коллеги, но рано или поздно всё всплывает наружу.  Историю болезни своего друга Кейн воспринял очень сдержанно, он долго молчал, взвешивая все за и против, прежде чем не спросил у Максвелла, хочет ли тот пожить еще не много, на что Винтер, не задумываясь, ответил - да.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngУкус оборотня наделил слабевшее тело Макса той силой, которую он так часто высмеивал при мыслях о супергероях, к сожалению это не дало ему полностью избавиться от болезни, но замедлило верную и неминуемую смерть, предоставив Максвеллу пожить уже десяток лет, а не пару. И свою новую жизнь он решил вести так, чтобы было что запомнить, кроме белых больничных стен.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngКейн привяжется к Максу, как к родному брату, которого у него никогда не было. Конечно мысль о том, что друг рано или поздно покинет его, будет стоять между ними немой стеной, но лучше жить так, чем жалеть о том, что не сделал, а мог бы. Кейн радуется тому, что рядом с ним теперь всегда есть такой человек, который, в общем и целом является полной противоположностью развязного и инфантильного Ланкастера, служа противовесом его глупостей и вспыльчивости, умея при этом вовремя остановить и успокоить друга, а порой даже подкинуть парочку умный идей.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngКогда Кейну понадобится приехать в Ньюпорт, он будет против поездки Макса, так как не хочет втягивать друга в вампиро-оборские перипетии, но все же он будет рад, что Винтер наплюет на мнение Ланкастера и увяжется за ним следом, за что Кейн потом будет ему очень признателен.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЕсли, в общем и целом, то это лучшие друзья, которым нечего скрывать друг от друга, которые могут упрекнуть как одного, так и второго, в плохом отношении ко второй половине человечества, так как у обоих с этим явные нелады. При этом они могут хорошенько напиться, с условием того, что Максвелл вовремя уведет Кейна от очередной драки, который тот же с легкостью может развязать на пустом месте.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
» Сразу говорю, я понимаю, что заявки в акции в основном берут люди, которые не хотят сильно заморачиваться и придумывать/расписывать персонажа, но в своем случае я побуду безжалостной сволочью и хочу, чтобы Вы написали придуманную мной историю своими словами, глазами Максвелла. Потому что скопировать-вставить готовый текст любой может, а прочувствовать персонажа - единице, плюс ко всему, когда Вы сами вкладываете что-то в персонажа, то не хотите его бросать спустя три дня;
» Все мы люди и философствовать на эту тему можно бесконечно, но я хочу, чтобы пришедший игрок был самостоятельным, и его не пришлось водить за ручку, такое уже проходили и любой может устать. Хочется видеть самостоятельного игрока, который сможет сделать еще множество сюжетных линий и с другими игроками, помимо связи с Кейном, так как я не смогу с Вами играть олл дей олл найт, тем более предупреждаю, что скорость моего постописания оставляет желать лучшего, так как есть еще реальная жизнь, и моя реальная лень. Но если придет такой же ленивый как я человек, то я даже буду рад, так как мы точно спишемся хд


» Работу, точнее медицинскую специализацию, я оставляю Вам на выбор, только умоляю, без хирургов, они и так меня окружали всю жизнь;
» Женился Максвелл в двадцать лет, так что дочери должно быть 12 лет. Планируете ли Вы её вводить игру, вместе со своей бывшей женой, это чисто Ваше решение, я же просто даю корм для размышлений;
» Кейн встретил Максвелла в Вене, когда путешествовал по Европе и оттачивал свои кулинарные способности (не ржать хд). Могу предположить, что их знакомство произошло где-то в 2008-2009 году, плюс год до того, как Кейн укусит Макса. Из этого вытекает, что Винтер ходит в волчьей шкуре 1-2 года, и если это продлило его жизнь на 10 лет, то можно легко вычислить относительный срок его жизни. Но опять же, все болезни этого типа весьма нестабильны, если врачи сказали год, то человек может прожить, как и три года, так и три месяца, в данном же случае тоже исключений нет и даже бабка гадалка, глядя в медицинскую карточку Максвелла, не сможет точно сказать, когда он умрет;
» Сразу говорю, этот персонаж МЫСЛЕННО смертник. Вы должны отлично понимать ход его мыслей, именно как героя, а не как игрока. Что он не может строить планов на 20 лет вперед, что мысли о кончине тоже не будут его покидать, всё же этот персонаж с долей трагизма, и не хотелось бы, чтобы Вы об этом забывали. А как игрок, Вы должны понимать, что ему отведено еще огромное количество времени, так как сюжетное время идет на много медленнее реального, и эти предположительные 10 лет жизни, по нашим мерках, о-го-го сколько лет. Но если Вы все же захотите рано или поздно убить персонажа, то я бы хотел, чтобы это произошло из-за болезни, а не нечастного случая/убийства от руки вампиров и т.д. Дабы не чувствовать, что я продлил его жизнь лишь для того, чтобы её забрал кто-то другой.

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

 

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngДень обещал быть чудесным, начиная с того, что в прогнозе погоды предсказывали надвигающийся грозовой циклон. Соглашусь, что погодка малоприятная, но она давала мне надежду, что сегодняшний день мы сможем провести в узком кругу родственников, без других, нежеланных для меня лиц. Хотя узнав ход моих мыслей Уоллис, она бы определенно огрела мою чудесную голову чем-то тяжелым, но это же не мешает мне мечтать, не правда ли?
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngПройдя в пустующую гостиную, я быстро нашел приготовленные для украшения вещи: разноцветные шарики, ленточки, всякие милые плюшевые игрушки, всё что надо, чтобы радовать глаз годовалому ребенку, хотя пардон, еще не годовалому, осталось еще пара часов до того, как малышке Мередит исполнится первый годик. Улыбаясь во все 32, я взял баллон с гелием и надул первый шарик, который радостно расправил свои фиолетовые заячеподобные уши.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.png- Какой монстр... И тебе такое нравится? - Развернув воздушный шарик в сторону детского стульчика, подергал фиолетового уродца за нитку, заставив его потрясти своими бочками. В ответ на мои манипуляции тишину комнаты разбил детский радостный смех. - Кроха, в тебе я даже не сомневался.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМимолетно поцеловав темную кудрявую головку своей племяшки, я подхватил её вместе со стульчиком и перебазировался в кухню, дабы приступить к готовке праздничного ужина, либо десерта, эм, торта, сладостей? Пробежав глазами по разложенным передо мной продуктам, я пришел к выводу, что буду готовить явно некий сладкий стол для детишек, хотя ребенок у нас будет только один, и пока что он такое кушать не может. Только я одел передник Кейдана и закатал рукава, дабы приступить к работе, как услышал звук подъедающего к дому автомобиля.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.png- О, кажется, наша любимая мамочку все-таки смогла вырваться пораньше с работы. - Обратившись к притихшей Мередит, я жизнерадостно направился встречать сестру, но как только отворил дверь, моя улыбка сразу же погасла. Окинув оценивающим взглядом щуплое тельце какой-то девушки, заглянул за её плечо, а затем бегло осмотрел двор, Уоллис нигде не было. До меня начало доходить, что за персона стоит передо мной сейчас. - А, это всего лишь ты... эээ... ты. - Я честно попытался вспомнить имя этой рыжей барышни, которая вроде как теперь приходилась мне родственницей, но во время свадебной церемонии мне как-то было не до знакомства с семьей новоиспеченного зятя, что я попросту забил на них и до последнего надеялся, что они сегодня не явятся на торжество. - Ну, проходи, что ли.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМне не было смысла разыгрывать тут спектакль радушного господина и широко раскрывать руки для объятия, так что я старался, что моя кислая мина сама за всё скажет. Еще раз осмотрев девушку и заметив, что она прибыла одна, хотел уже поинтересоваться, где её родня, как вдруг она резко рванула к Мередит. Увидев, как Фицрой побежала к ребенку, крепко сжимаю зубы, чувствуя, что эта рыжая нахалка медленно, но уверенно перенимает внимание малышки у меня. Но скорее не ревность во мне заговорила первой, а возмущение, спешу скорее прервать её милое воркование и привлечь к себе внимание.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.png- Руки мыла? - Слова были сопровождены легким шлепком половника по женским рукам, хорошо, что я его прихватил с собой, перед тем как идти открывать дверь. - Только с дороги, а уже спешишь руки о малышку вытирать. - Не сказал бы, что это действительно что-то ужасное, но зато появился существенный повод оторвать рыжую от МОЕЙ племянницы. - Хотя, судя по твоему внешнему виду, ты уже успела искупаться где-то в дороге. - Все же она родственница и не хотелось, чтобы Уоллис сделала мне выговор за плохое отношение к сестре мужа, так что не спеша направляюсь в гостиную и достаю из сумки полотенце, бросаю его девушке. - На, вытрись. - Всегда ношу это полотенце с собой, дабы вытирать собак после купания, и не зря же, вот, вновь пригодилось.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.png- Я вижу, что ты неравнодушна к моим рюшикам. - Стеснительно поджав одну ногу и прикрыв грудь, которая, в общем и целом у меня отсутствовала, я застенчиво попытался покраснеть либо смутиться пристального взгляда девушки. - Но давай ты перестанешь раздевать меня взглядом, прости, но ты не в моем вкусе. - Перестав из себя строить актрису погорелого театра, я насмешливо смотрю на Фицрой, всё же она сейчас была на моей территории, ну, по крайней мере, я так считал.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.png- Они сегодня работают, но скоро должны приехать. - Мысленно взмолился, чтобы так и было, потому что я не представлял о чем можно говорить с этой дамочкой. - А ты где потеряла свою няньку? - Скептически окинул взглядом два её чемодана, надеясь на то, что она уже сняла номер в гостинице, но просто из-за непогоды не смогла закинуть туда свои вещи, потому что мне с трудом представлялось, как смогу её терпеть в этом доме еще парочку дней подряд.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngТут голос подала малютка, которая стала волноваться, оставшись без внимания. Взяв Мередит со стульчика, я стал осторожно её покачивать одной рукой, а второй щекотать животик. - А кто это у нас самый красивый? - Радостный смех и улыбка малышки заставила меня перестать хмуриться и вновь радоваться такому замечательному дню. Но присутствие второй тетушки все больше и больше нервировала меня, заставляя малышку прижимать к себе чуть ближе, ревностно охраняя своё сокровище.

Отредактировано Caine Lancaster (04-05-2017 09:51:52)

+2

13

МЫ РАЗЫСКИВАЕМ ДОЧЬ

http://i.imgur.com/4k35pgm.gif http://i.imgur.com/D8zjoyv.gif
http://i.imgur.com/Ok4Hw4e.gif http://i.imgur.com/Pt6bZkK.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Meredith Damira Fitzroy ♦ Мередит Дамира Фицрой
Второе имя дано в честь бабушки по материнской линии*
» ВОЗРАСТ И РАСА:
♦ 19 лет ( родилась в начале августа 1993 года)
♦ оборотень от рождения (активирован в 2011)

» ВНЕШНОСТЬ:
только Adelaide Kane
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
гостевая, а потом лс/скайп/icq


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
   Мередит — образец храбрости, ответственности и честности, первенец, который стал одним из важнейших звеньев в браке Уоллис и Кейдена. Девочку окружали заботой и любовью, хотя ей еще с детства пришлось понять и принять тот факт, что мама и папа могут задержаться на работе, потому можно их не ждать и ложиться спать без них. Несмотря ни на что, оба родителя пытались всячески совместить семью и карьеру, и кого-то это получалось лучше, а у кого-то едва ли. Она привыкла оставаться с няней, с дядюшками или тетушками, и ждать вечерами маму или папу, а еще обещанную сказку на ночь.  Так нужно, так правильно, а еще это нисколько не убавляет той огромной любви, которую родители испытывали к своему первенцу.
   Если спросить, кто из старших Фицроев лучше справлялся со своими обязанностями, то это будет отец. С детства малышка Мередит больше общалась с Кейденом, не стеснялась с ним секретничать, и вообще очень охотно поддавалась его влиянию. Мама часто работала, а служба врача предполагает ночные смены, дополнительные часы и тому подобное, потому не то чтобы времени, ей не хватало сил на воспитание дочери.
   Училась Мередит хорошо, пусть и приходилось с частыми переездами менять школы, но отец, который всегда настаивал на старании в учебе, не позволял ей отставать от материала. И все равно кто-то другой в качестве няньки, когда отец занят научной работой или завален делами в суде, а мать спасает жизни в больнице — нормально. Мередит не винила родителей, она любила их, и гордилась ими. С возрастом слабые детские обиды исчезли, а может просто ушли на дно, так как в их выражении нет не единого смысла. Родители до сих пор посвящали себя карьере, и их работа никуда не делась. Тем не менее, девочка жила в достатке, зачастую получала многое из того, чего хотела. Ее любили, внимали и воспитывали, потому несмотря ни на что сделать из себя образ брошенного дитя не получилось.
   Годы шли, девочка росла и набиралась опыта. Уверенная в себе, временами даже слишком самоуверенная, Мередит научилась стараться изо всех сил и получать желаемый результат. Она легко находила друзей, ведь как можно вырасти необщительной в немаленькой семье Фицроев. У нее есть сводный старший брат по отцу - Адам, тетушки, дяди, кузина, которые всегда могли поддержать ее, и, кажется, ей одной удавалось поддерживать контакт со всеми ими. На друзей времени, правда, не всегда хватало, но это не так уж и страшно. Четко разделять приоритеты по степени важности ее научил отец, как и тому, что друзья это дело важное, и они не находятся за полгода в школе и не теряются при следующем переезде.
   Был еще один нюанс, который отличал ее от многих сверстников. Родители Мередит, как и большинство родни, является потомственными оборотнями. Для нее это не было большой тайной -  мама с папой все объяснили дочери еще в десять лет (кроме процесса активации гена), научили принимать и уважать ту сущность, которая однажды может проснуться в ней. Когда-то и она станет частью стаи по-настоящему, то есть активирует ген, но, несмотря на мольбы ребенка, она была еще слишком мала, а поэтому часто слышала от взрослых заветное "вот когда вырастешь....".
   В феврале 2009 года Уоллис уезжает в Пакистан вместе с добровольческой миссией, следуя своему врачебному долгу. Мередит остается с отцом, что совсем не ново, но впервые отсутствие матери будет настолько долгим. Как бы не хотела реагировать на это девушка, отец не позволял ей проявлять какие-либо претензии по отношению к родительнице. В том же году ее отцу делают выгодное предложение по работе, правда, для этого нужно будет переехать на постоянное место жительства в Великобританию. Перед Мередит открывается хорошая возможность не просто увидеть Лондон, но и остаться в нем на неопределенное время. Кейден соглашается на престижную работу в одном из научных комплексов института имени Св. Марии, а ей предстояло поступить в новую школу, опять. Ничего страшного не происходило. Каждое рождество Уолли приезжала к семье только на два дня, чтобы провести выходные вместе. Фицрои жили душа в душу, понимая друг друга. Мередит не часто вступала с разногласия с отцом, с которым у нее, при всей сложности характера Кейдена, эти разногласия наступали редко. Может, из-за определенной авторитарности последнего, но это уже нюансы.
   Их жизнь шла своих ходом ровно до событий сентября 2011 года. Это была банальная вечеринка, это был простой флирт, и кто бы мог подумать, что юноша захочет большего и пожелает добиться этого любой ценой. Ей еле удалось отбиться и испуганная и с порванным платьем она пошла домой не зная, чего желать больше — чтобы отец был дома или нет. Кейден был и не дал ей уйти к себе в комнату, ничего не рассказав. Утешив дочь, он предпринял меры, которые навсегда запомнятся Мередит. Она знала, что оборотни могут убивать, но ей всегда говорили, что нельзя убивать ради мести или удовольствия. Не следовать звериному порыву. Впрочем, в одну ночь она узнала, что ее отец никогда звериным приступам жестокости не следовал. Его жестокость — человеческая, как в самых лучших сценариях фильмов о убийцах и маньяках. Ее отец убивал, причем не первый раз. Он повел дочь к этому самому парню, попросил ее наливать воды в кувшин и развести там содержимое аптечки. Позже, скрутив несчастного на полу, Кейден методично принуждал пить паренька отраву, от которой тот в итоге скончался. Фицрой доверился дочери, и показал ей свою другую сторону, которая отличала его как хладнокровного и расчетливого убийцу. В ту же ночь он предложил ей активировать ген и дал время на раздумья.
   Ей пришлось дать показания, но только о том, что Эван Принстон домогался ее в ту ночь на вечеринке. Через два дня он покончил жизнь самоубийством по неизвестным причинам - так говорилось в заключении расследования. И она смолчала, приняла и внезапно не стала осуждать отца. Слишком любила, понимала, а главное не жалела эту мразь, которая пыталась причинить ей боль. Мередит больше не хотела, чтобы ей делали больно, не хотела быть слабой. Именно поэтому спустя полторы недели она без стука входит в кабинет отца и вместо оправдания подобного нарушения правил в их доме заявляет, что согласна на активацию гена. Еще спустя пару дней Кейден отвозит дочь за город, где все и происходит. Он методично и со знанием дела дает указание, как и что делать, а главное, не дает дочери впасть в истерику, когда факт свершения убийства состоялся. Теперь следовало ждать полнолуния, к которому ее так же подготовит отец. Кейден никогда не бросит свою любимую дочь и не позволит ей сделать ошибку в ее первое обращение.
   Все это немного изменило Мередит, в глубине она стала понимать, что стала более жестокой. Впрочем, разве это не закономерный итог происходящего? Ее отношения с отцом не ухудшились, ведь он ответил на все ее вопросы и почти не оставил сомнений. Постепенно все возвращается в норму: скоро должен был состояться выпускной в школе, выпускные экзамены, самостоятельное будущее. Только мысли о поступлении в лондонский университет пришлось отложить в долгий ящик. В марте 2012 года Уоллис подает заявление о расторжении трудового контракта и возвращается домой. Мередит наконец-то чувствует воссоединение семьи и то, что она сама стала тем, кем должна быть с рождения. Вместе с возвращением матери начинаются сборы - нужно ехать в США. Зачем? Дела стаи, которые необходимо решить в срочном порядке. Мередит не очень хотела уезжать, не желая все бросать ради небольшого Ньюпорта, который не идет ни в какое сравнение с Лондоном. Однако, родители настояли, что общение со стаей молодому и, по большому счету, неопытному оборотню необходимо. Пришлось притвориться послушной девочкой и добровольно собирать чемоданы.
» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:

♦ Кейден Фицрой
Кейден искренне любит своих детей, и ради них готов на многое. Поэтому Мередит занимает особое место в его сердце. Они всегда хорошо ладили, а проблемы предпочитали решать немедля. Он всегда был и будет рядом с нею, чтобы не случилось. Кейден довольно строг в воспитании, требовал исполнения определенный правил, но совсем не был тираном, который держит дочь под замком, не выпуская. Все базируется на взаимном доверии и ответственности. Он позволит ей многое, но при этом всегда предполагает под этим ее благоразумие и обдуманность поступков. Насколько подобный принцип действует еще предстоит выяснить. Кейден по-настоящему открылся дочери, рассказав и даже показав о своем "хобби" и ценит то, что дочь это приняла. Это не такая уж и идеальная картина отношений, но Мередит всегда знает, что может положиться на отца, довериться ему, и все проблемы лучше решать сразу.

♦ Уоллис Фицрой
Мередит - папина дочка и Уолли никогда не пыталась оспаривать эту нерушимую истину. Для самой женщины эта беременность не была желанной, а когда через девять месяцев на руках оказался маленький ребенок, она испытывала неподдельный ужас, предпочитая пеленкам-распашонкам дополнительные дежурства в больнице. С каждым днем Мередит все больше напоминала Уоллис ее саму в молодости: самостоятельную, упрямую и неприступную. В тот момент, когда с отцом Мер ладила отлично, матери она показывала не самою лучшую свою сторону, в чем была определенная вина родительницы. После трехгодичного отсутствия, женщина успела переосмыслить свои отношения с дочерью, готова был отдать ей ту недостающую в детстве материнскую заботу и любовь, но Мередит уже перестала нуждаться в них.
п.с. предполагается богатая линия проблем "отцов и детей"  :D

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
♦ Первое, что Вам нужно знать - Мередит ждут не только мама с папой, но и большая семья, дружная и немного странная хд Приходите и Вас будут любить да баловать круглыми сутками!
♦ Смена имени, возраста, внешности не обсуждается.
♦ Не пугайтесь вышеописанной информации, мы все Вам с удовольствием объясним и покажем на пальцах, так как за кадром осталось много интересных мелочей.
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

WALLIS FITZROY

В спальне тихо. Совсем тихо, ты даже слышишь свое дыхание, как шуршит платье от каждого движения или приминаются пружины матраса под тобой. Давно ли ты слушала подобную умиротворяющую тишину? Пожалуй, три года уже прошло, а показалось, что вечность. Отвыкла как и любой солдат-срочник, что прожил неопределенное время в горячей точке, узнавший, что такое подъем по сигналу тревоги или хлопок разрывающейся совсем близко гранаты. Та, другая жизнь тебя оглушила, контузила, в определенном смысле ты стала калекой: неправильной в эмоциях, загрубевшей, отвыкшей от жизни и семьи. Тебе жалко было родных, что им придется терпеть твои заморочки, но тебе больше некуда идти. С натяжкой хотелось верить, что пройдет время и вернется прежняя Уолли. Надежда, пожалуй, это единственное, что не отнять у человека.
Сидя на застеленной покрывалом кровати, рядом с раскрытой коробкой для мужниных вещей, которые упаковывала для переезда, разглаживала на коленях мужской свитер. Медленно, аккуратно гладила пальцами, выпрямляя неровности и складки, с той затаенной любовью, что не могла передать его обладателю. Никогда не видела этой вещицы. Должно быть, она была куплена за время твоего отсутствия. Только мысли явно не о ней.
Словно в отражении, на душе было все скомкано: и радостно, и грустно, растерянно и тревожно. Не могла понять, что выбрать.
Остаточная фоновая радость от переезда и воссоединения с семьей была первой. Возвращаться всегда трудно, но в этот раз ты поборола себя, зная, что так будет лучше. Может быть, не для всех, но для тебя точно. Хватит геройствовать. Все, что нужно было, ты уже успела себе доказать за прошедшие годы, а остальным ничего не должна. С неправильным облегчением подавала рапорт о расторжении контракта и собирала вещи. Волновалась перед встречей с мужем и дочерью, а потом все как рукой сняло. С оголодалой жадностью слушала голос Кейдена, спокойный и уверенный. С нерастраченной материнской заботой гладила Мередит по волосам, даже не замечая, как она отстраняется. Поощряла их рассказы о том, что произошло за последние месяцы, желая знать абсолютно все-все. Ты снова возвращаешься в их жизнь, хочешь наверстать упущенное.
А потом эйфория угасла, настала грустная действительность. Увидела, что все эти годы они прекрасно обходились без тебя. Рассмотрела дом, в котором так и не удосужилось пожить больше пары дней. Ощутила себя лишь гостьей, чужой. Поняла, что ничего не знаешь об их повседневном укладе. Едва переступили порог, все разбрелись по своим делам, а ты осталась одна, не зная куда идти и чем заняться. Неуклюже путала двери, заглядывала на полки, вслушивалась в тишину и скрип половиц. Это и есть твоя семья, Уолли?
Потерянная, нашла себе занятие на время, чтобы до конца не погрязнуть в хмурых мыслях. В то время, как Кейден разбирался с рабочими документами, ты начала собирать его вещи. Необычно снова о ком-то заботиться в быту. За плечами уже двадцать лет брака, а все словно с самого начала, осторожно и неопытно. Ты с радостью прикасаешься к вещам мужа, будто бы в этом есть частица какого-то сокровенного доверия, а не обыкновенные сборы. Сейчас даже такое примитивное занятие в радость, ты ощущаешь себя нужной, важной, необходимой. Ты - женщина, которая расправляет мужской свитер с нежностью, осторожно прижимает его к лицу, вдыхая запах мужского парфюма, пота и остаточных ноток стирального порошка. Воспоминания о вашей первой встрече забиваются в голову, какие-то обрывочные фразы, едва запоминающиеся детали вызывают задумчивую улыбку на губах. Все это была так давно, что пора бы забыть.
В какой-то момент видишь на пороге дочь, снова радость отражается на твоем лице. За то время, что вы не виделись, пересмотрела свое отношению к материнству. Видя, как другие матери любят своих детей, как они заботятся о них, вытирают слезы, целуют в щеки, балуют подарками, поняла, что неправильно все. Из-за своего эгоизма лишаешь дочь материнской любви и внимания. Можно ли надеяться на то, что она когда-нибудь поймет тебя и простит за это? А как она похожа на тебя! Такие же черные волосы, черты лица, манера поведения... Только намного, намного красивее и лучше! Но есть ли в этом твоя заслуга?
Она отпрашивается к друзьям, а потом, будто бы вспомнив или не вытерпев, коротко сообщает, что еще один важный период ее жизни пройден без тебя. Точно так же, как и выпускной или череда дней рождений. Мередит не желает объясняться, быстро сбегает из дома, оставляя тебя в растерянных чувствах.
В доме тихо и ты слышишь свое дыхание. Не знаешь, что чувствуешь, что нужно чувствовать в такой ситуации. Твоя семья обходится без тебя. Они даже не посчитали нужным сообщить тебе об активации гена оборотня у дочери! Разве это пустяк или мелочь, которую можно утаить, замять? Разве не ты мать и должна знать обо всем, что происходит в жизни твоего чада? Получается, что сейчас, собирая вещи, ты остаешься абсолютно бесполезной и все такой же чужой?
Пальцы, остановившиеся на вороте свитера, сжимаются, сминая вместе с собой и вещицу. Ногти впиваются в шерстяную вязку. Поднимаешь голову и беглым взглядом скользишь по обстановке комнаты. Еще через минуту не заботясь о состоянии одежды, отбрасываешь ее с колен на кровать, поднимаешься на ноги и выходишь из спальни, в поисках Кейдена.
Замерев на пороге его кабинета, скрещиваешь руки на груди и облокачиваешься плечом о дверной косяк, не произнося ни слова. Просто разглядываешь его, пытаешься вспомнить, такого позабытого годами. Он немного неохотно поднимает от документов взгляд на тебя, выдавливает улыбку, на которую ты ответила лишь едва ли поднявшимися уголками губ.
- Если ты мне дашь его телефон, я позвоню, - слабый кивок головой. Кажется, ты согласна взяться за любую работу, лишь бы снова стать нужной.
Спрашивает, зачем ты пришла. Безобидный вопрос застигает тебя врасплох. И правда, зачем? У вас еще будет время поговорить, так зачем именно сейчас сорвалась с места и примчалась сюда? Выяснить отношения или доказать себе, что о тебе не забыли?
- Может, еще не поздно отменить поездку? Мередит не очень-то хочет уезжать отсюда. Да и ты тоже, мне кажется... - Голос звучит тихо, сама же не спускаешь взгляда с мужа, пытаясь прочитать по его лицу хотя бы какие-то эмоции. - Зря я вмешиваюсь в вашу жизнь и принимаю решения, м?
Виновато опустила голову вниз, прикусила нижнюю губу зубами и пожала плечом.
- Прости, я отвыкла. Научилась спасать чужие жизни, а в своей не могу разобраться.

CADEN FITZROY

внешний вид

Нельзя так жить. Раз за разом выстраивать цепочку планов и последствий, в который раз прокручивать все заново, и все равно приходить к неутешительным выводам. Анализировать и вновь делать все заново, но в итоге приходишь в мысли, что это просто пустая трата времени. Можно сделать еще с десяток опытов, заставить помощника в десятый раз отнести все в другую лабораторию, но итог все равно один и тот. Как там? Что пнем об сову, что совой об пень...ну, вы, понимаете. Потому вздохнув заполняешь ровным аккуратным почерком отчет, который завтра утром следует передать в соответствующие ведомства. На этом твоя работа на сегодня окончена, Кейден Фицрой.
Ты совершенно не из тех, кто спешит домой, в стремлении провести время с семьей или еще что-то в подобном духе. Нет, семью ты любил, искренне, но так, как умел. Возможно, именно потому не так уж и часто предпочитал семейные разговоры работе. Но, если бы все свое время Фицрой-старший проводил на работе, и это становилось единственной причиной его отсутствия, то многих проблем вовсе не существовало. Ты никогда не отказывал себе в удовольствии с кем-то перепихнуться, конечно, в стороне от жены, и желательно, дабы она вообще об этом не узнала. Она может не так понять, а ведь интрижка всегда значила для тебя не больше, чем интрижка. Никаких особых чувств, обязательств, обещаний. Все просто, приятно, и не несет никакого вреда. Чувства способны внимать лишь одной женщине, хотя, зачастую ты всегда подчиняешься рациональному расчету, а не каким-либо порывам. Что поделать, такой уж ты есть.
Как ее зовут? Кажется Лизой, она миленькая журналистка из местной довольно влиятельной  газеты, с которой вас свели дела по одному делу. Неважно, важно, чем это кончилось, и какое-то время продолжается. Она тебе нравилась, она так же, как и ты, подчинялась в своих отношениях с тобой простому желанию, а еще обещала написать статейку. Опять же, неважно. И, кажется, слухов не должно возникнуть, хотя на работе у тебя вряд ли кто и решился. Оно им не надо, а ты здесь, чтобы работать, а не выслушивать жалкие попытки людей навредить тебе или твоим родным. Сплетни подобны удару тупым ножом в спину. Больно, но не убивает.
Сейчас ты мог как раз позволить этой самой Лизе, учитывая, что появившееся время позволяет, но сегодня ты хочешь домой. Кажется, ты обещал помочь Мередит. Уоллис, за которой ты всегда немножко случаешь, но никогда не подаешь виду. Не подать слабости даже там, где самые дорогие сердцу люди. Потому закончив с папками, выходишь из кабинета, предварительно предупредив всех, что сегодня ты уходишь. Нечасто выпадают подобные дни, хоть в последний месяц они как раз выпадают чаще всего. Еще в начале года подобных "отгулов" ты себе позволить не мог.
Все шло отлично ровно до того момента, пока ты не заметил на улице недалеко от вашего дома свою жену. Уоллис шла в компании какого-то мужчины, весело смеялась. По идее, ничего криминального. Ей что, нельзя ходить под ручку с другим мужиком? Она что, пьяна? Внутри волной нарастает непонимание перемешанное с легкой ноткой отвращения, но не к женщине, а к ее состоянию. Ты не напивался, никогда себе такого не позволял, всегда держал себя в руках. Опьянение как раз и лишает подобного контроля. Потому одариваешь жену безэмоциональным взглядом, который в твоем случае не сулит ничего хорошего.
- Доброго вечера, - вежливо улыбаешься мужчине, который неловко протягивает тебе руку для рукопожатия. У тебя хорошая фантазия, Фицрой, и видеть её с мужиком, невменяемой, и куда они направлялись доподлинно неизвестно. Так и хотелось схватить ее за руку, притянуть к себе в глупом порыве, дабы показать, что не отдашь. Она никогда не была для тебя данностью или вещью, но сейчас ты слишком резко и ярко нарисовал себе картины того, чтобы могло быть, если бы на этом отрезке до дома вы не встретились. И пожалуй все это резко подтверждает сцена, когда Уоллис роется в чужом кармане, а на лице твоего молчаливого собеседника появляется довольно виноватое выражение лица. Ему и правда лучше уйти, пока ты не дорисовал чудесную картину. В таком случае может быть труп, главное, чтобы только один.
- Похоже кто-то вообще на работе особо не был, - ее честный взгляд не особо действует, и ты вскидываешь бровь, усмехаясь, - И явно не я потерялся, - делаешь к ней шаг, и словно ребенку показываешь, что ваш дом находится ну буквально в метрах десяти-двенадцати от вас самих, а потому ее обвинение прошло мимо, но порядком позабавило. Участливое выражение лица мигом сходит с лица, когда ты говоришь следующие слова, - Пойдем поговорим. - говорить на улице на радость соседям ты не намеревался, и вообще они и так получили достаточно информации для слухов и смешков. Пожалуй, от этого еще больше внутри накатывает глухое раздражение.
- И в честь чего праздник? - грубо спрашиваешь, когда дверь за вами закрылась, без лишних любезностей. Не потому, что зол, а потому, что вообще не любишь тянуть кота за хвост, потому жаждешь удовлетворить свое любопытство прямо сейчас. Ты не выглядишь разозленным, скорее наоборот, расслабленным. Впрочем, уже и так понято, что вас обоих ждет занятная беседа, - И что это был за парень? - тоже немаловажный вопрос, задаваемый после определенной паузы, словно ты сам сомневался задавать его или нет. Даже решать трудно, что больше тебя сейчас выводит из себя. Её пьяное состояние или то, что она гуляла с неизвестным тебе мужчиной. Хотя, даже, если бы с известным, лучше бы не вышло.

Отредактировано Caden Fitzroy (14-07-2015 13:40:57)

+7

14

Я РАЗЫСКИВАЮ ЛЮБИМУЮ СЕСТРЁНКУ

http://savepic.ru/7645549.gif
A sister is someone who understands your past, believes in your future,
and accepts you just the way you are


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Liana Dubois | Лиана Дюбуа
» ВОЗРАСТ И РАСА:
25-26 лет, человек

» ВНЕШНОСТЬ:
Bridgit Mendler
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ: в гостевой/лс для начала


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
Ты родилась летом, когда припекает уже настолько, что все мечтают о дожде, холодными каплями рассекающими удушающий кокон, образовавшийся вокруг.
Вторая дочь в семье, ты, естественно, переключала внимание на себя, отчасти избалованная этим вниманием. Всё твоё детство прошло под в каком-то смысле девизом «младшенькая». Тебе многое прощалось, и обычно за все твои поступки отвечала старшая сестра, что её совсем не радовало.
Но всё же нельзя назвать тебя избалованной или стервозной. Ты от природы мягкая, податливая. Не любишь ссор и обычно пытаешься всех примирить. Тебя сложно назвать серьёзной, а потому и воспринимать всерьёз порой непросто. Выглядишь младше своих лет. Дурачишься, ведёшь себя как сущий ребёнок. Весёлая, любишь веселить других, рассказывая истории в красках и действиях, показывая наглядно, передавая вплоть до мимики и движений. Ты определённо экстраверт.
Ты не любишь мелодрамы, грустные песни. Попросить тебя рассказать сюжет увиденной мелодрамы всё равно, что испортить себе весь романтический настрой, но смеяться ещё какое-то время от услышанного синопсиса.
Ты довольно поздно стала  самостоятельной в отличие от сестры, примерно до старшей школы не могла ездить одна, то ли боясь дорог, то ли пугаясь мысли потеряться и не найти дом, то ли настолько привыкла к тому, что рядом есть сестра и не нужно напрягаться, но в общем пока Лори из Лос-Анджелеса не уехала в Мэдисон, ты неизменно в школу ездила с ней, а потом довольно быстро и резко можно даже сказать повзрослела. Характер приобрёл большую твёрдость и цельность, шуточки про боязнь ездить одной сошли со временем на нет, а сейчас ты и вовсе, как и мечтала, получила права и разъезжаешь на приобретённом тобою автомобиле.
Ты успешна в своём деле, умеешь быть гибкой, хитрить, когда это нужно. В школе ты уверенным тоном несла полную лабуду, когда не знала правильного ответа на вопрос. Ты всегда умела выкручиваться из сложных ситуаций, не пасуя. Ты душа компании, бываешь весьма вспыльчивой и импульсивной, но как это было в детстве, так и сейчас, на тебя обычно долго никто не обижается. Обаятельна, улыбательна и излучаешь тепло.
Ты можешь часами торчать на кухне, готовя, что то, что традиционно готовят в нашей семье, что находя нечто новое в сети и спеша испробовать.
Ты преданный и надёжный друг, всегда придёшь на помощь и не бросишь в беде.
» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Ты всегда была моей тенью, ходя за мной по пятам хвостиком. Повторяла за мной. Мы могли ссориться, громко, шумно, отворачиваясь друг от друга и рассаживаясь по разным углам, но это никогда не длилось долго. Буквально через пару минут вновь начинали говорить о чём угодно. Мы не могли быть в обиде друг на друга надолго.
На всех совместных детских фотографиях ты всегда держала меня за палец и, глядя на эти фотки сейчас, невозможно не улыбаться и не умиляться. Однажды меня удивило до глубины души, когда я после нашей ссоры, немного задержавшись сначала в школе, а затем вышла и нашла тебя плачущую. Ты, глупышка, решила, что я тебя бросила и уехала. Но как я могла? Я никогда тебя не бросила бы, чтобы ни случилось, как бы сильно мы не поругались, ты ведь родной мой человечек, моя маленькая младшая сестрёнка, о которой я заботилась, когда мы были в лагере, и за которую врезала бы любому обидчику.
Ты моё солнышко, по которому я очень скучала все те годы, что была вдалеке, сначала пока получала высшее образование в Мэдисоне, а затем во время моих поездок в Ирак и Афганистан. Тяжело было наблюдать за маленькими детьми, сестрами, так напоминающими нас. До щемящей боли в груди и блестящих от подступающих слёз глаз. Мне тебя очень не хватало, как и тебе меня. Мы разные и да, это может нас порой разнить, приводя к ссорам, но ты один из самых близких и родных мне людей на этом свете и мне сложно представить свою жизнь без тебя, моего яркого, умеющего веселить несмотря ни на что, человечка.   
» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
● Я не делала акцента на её специализации, но в моей анкете указано, что она дизайнер интерьеров, однако этот пункт для меня не принципиален, поэтому можете выбрать, на кого она училась и кем работает сами.
● Имя можно сменить, если вам не нравится предложенное. Фамилию – нет, только если она вышла замуж, тогда, естественно, можете сменить.
● Внешность менять крайне нежелательно, я долго подбирала подходящую и по мне Бриджит идеальна под этот образ. Можете попробовать меня в этом переубедить и предложить свою, но предупреждаю сразу, что сомнительно, что я соглашусь.
● Она с детства интересовалась всякими байками о нечисти, верила в истории о вампирах, оборотнях, ведьмах и прочее, в отличие от старшей сестры. Была более открыта в этом плане и либо её буйное воображение в этом виновато и мы видим, что хотим видеть, либо ей просто не повезло оказаться не в том месте не в то время и познакомиться не с тем человеком.
И несколько версий:
● Она познакомилась с вампиром из клана Отступников и как-то прознала, кто он/она на самом деле. Где, когда и как на ваше усмотрение.
► Сразу говорю НЕТ тому, чтоб она была, есть или стала кормушкой. 
► НЕТ тому, чтоб она стала вампиром.
► И НЕТ тому, чтоб рано умерла.
● Она могла оказаться случайным свидетелем, что преступления, что трапезы вампира и каким-то чудом сбежать. Навряд ли бы потом рассказывала всем подряд, что видела, не глупа ведь.
● Также могла бы оказаться свидетелем частичного обращения оборотня и, как и выше, умудриться ускользнуть.
● И, возможно, ей не повезло настолько, что оказалась бы укушена оборотнем. Тогда женщинам из рода Дюбуа феноменально везёт на оборотней хД
● Как ещё один вариант, она могла стать охотником. Опять же не ограничиваю вас в выборе причины, по которой им стала, откуда прознала и кто обучил.
Это так, некий каркас, вы можете придумать и своё, и вообще не делать её информированной о существовании вампиров и оборотней. 
И не скажу ничего нового, не берите роль  на пару дней, я очень жду её и хочу, чтоб она была тут как можно дольше. В размере постов не ограничиваю, единственное, сами понимаете, пара строчек не вдохновляет на ответ, так что хотелось бы видеть более мене развёрнутые посты. Пишите от какого угодно лица. Если будут какие-то вопросы, обращайтесь, поясню и помогу, чем смогу. Приходите, без игры, любви и внимания я вас не оставлю :love:   
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

пост

Можно назвать это бегством или проснувшимся инстинктом самосохранения, называйте, как хотите, но более она не могла там находиться. Эмоционально даже тяжелее, чем физически, хотя и так тоже было отнюдь не просто. Держаться не то, чтобы в тени, но и не лезть совсем уж на рожон, они же сюда не бороться, в том плане, что с оружием приехали, а дабы узнать, увидеть, что происходит в действительности и довести это до сведения других. За поиском правды, которую не так-то просто оказалось не то, чтобы найти, но и отделить её от домыслов. Крупица за крупицей, пытаясь вжиться, чтобы лучше понимать окружающих людей, используя методику полевых исследований и зная, что есть в ней слабое звено, помимо естественной субъективности и видения со своего угла зрения, есть вероятность вжиться настолько, что срастёшься, не сможешь отделить себя, свою индивидуальность, жизнь, погрязнешь в чужой. Пропустишь через себя чужое, что должно было помочь понять, но допустишь слишком близко к сердцу и сойдёшь с ума, потому как то, что пытаешься лучше понять слишком сложно и болезненно.
Никто не захочет чувствовать то же, что и люди, живущие на минном поле, в прямом и переносном смысле. Никто не захочет жить, боясь, что завтра не станет тебя, родных, знакомых. Что нечего будет есть, негде жить. Тебя заключат в клетку, из которой тяжело выбраться и твоя жизнь превратится в чёрно-белую, как старое кино, отчасти даже немое, ведь тебя не слышат. Безрадостное существование. Никто не хотел бы ощутить это на себе и, обладай вы хоть крупицей человечности, вам будет сложно и просто находиться поблизости. Вот и Лоррейн более не могла. Нет, она не своевольничала и не бросила всё, сбежав, доработала до конца, продолжая делать репортажи, отзванивалась родным, успокаивая, что с ней всё в порядке, жива, здорова, но когда их вызвали обратно в Штаты, взяла отпуск и отправилась домой. Лори так давно не была там, что успела дико соскучиться, а после изматывающих рабочих поездок ей нужно прийти в себя. Хорошо находиться там, где всё спокойно, для души полезно передохнуть, вспомнить, что есть уголки мира, где безопасно, где не должно сердце ныть и где не хочется заламывать себе руки не в силах ни что-то сделать, ни даже не зная, что можешь сделать. Период, когда всё больше и больше разочаровываешься в собственном правительстве. Период, когда на многие вещи начинаешь смотреть иначе. Период, когда сон идёт с трудом и обрывочный, фрагментарный, словно кусочки панно, не желающие собраться в одно цельное произведение.
Слабо улыбается, слегка касаясь подушечками пальцев спущенное наполовину окно, вспоминая, как могла слегка высунуть голову наружу, смеясь ветру, треплющему волосы. Отвечает на вопросы сестрёнки, которые та задавала со скоростью света, успевая поглядывать на дорогу. Она из них двоих всегда хотела научиться водить и сдала на права, а Лори даже не пробовала, уверенная, что из неё получится никудышный водитель. Родители ждали дома, мама готовит ужин, а отец, отец, наверно, сидит у телевизора. Он бы приехал, как и мама, она уверена, но не стала их утруждать долгой поездкой, да и сестра обставила всё так, словно им надо посекретничать. Что в принципе действительно воплотилось в жизнь, Лиана просвещала по дороге Лоррейн, рассказывая обо всём интересном, что в её жизни было. Лори улыбается более живо, заражаясь неудержимой энергией сестрёнки, которая, наверно, и мёртвого развеселит или хотя бы перевернуться в гробу заставит. За тёплыми разговорами, рассказами о смешных историях, приключившихся с Лианой и их общими знакомыми, и пролетел путь от аэропорта до дома. Дома, в котором Лори провела своё счастливое беззаботное детство. По привычке бросает взгляд на соседний двор, где жил её лучший друг. Хорошее было время и есть, что вспомнить. Что помогало держаться там, когда было совсем тяжко.
Её встречают в дверях родители, улыбающаяся и обнимающая мягко мать, причитающая, как она побледнела, исхудала, в общем, обычный репертуар родителей, не видевших какое-то время своих чад, отец, более скупой на внешние проявления эмоций, но обнимающий не менее крепко и интересующийся, как долетела. Отвечая на эти вопросы, Лори ощущает, что да, она действительно дома.
Праздничный ужин прошёл на ура. Оживлённая беседа не прекращалась, хотя отец и призывал к молчанию, всегда считая, что нельзя говорить во время приёма пищи, и вот кто ещё врач в семье? С удовольствием поев, домашняя еда ни с чем несравнима, готовить-то Лори умеет, но во время поездок с аппетитом возникали проблемы, кусок в горло нередко не лез, так что она не изощрялась в готовке, не было ни желания, ни душевных сил. Некоторые темы не поднимались ни разу, понимала, что родители не хотели ей напоминать лишний раз, но чувствовала каждый раз, когда тема зависала в воздухе и как неудачно её пытались обойти и заговорить о чём-то другом. После ужина, ответив на ещё дюжину вопросов, разобрав некоторые из своих вещей и пообещав матери, что разберёт чемодан, зависла чуть ли не на часа два, перелистывая старые альбомы с фотографиями и перечитывая свои заметки, сделанные в средней школе. Слегка улыбалась, удивлённо вчитываясь, уже позабыв о многом, но вспоминая, когда доходила до каждой новой строчки. Затем, аккуратно отложив альбом и тетрадь в сторону, спустилась со второго этажа, там находилась её комната, вниз и, предупредив, что выйдет погулять, дабы не переживали, куда она внезапно пропала, вышла наружу. Сделав глубокий вдох, прикрыла глаза, позволяя мыслям успокоиться, выстроившись в ровную линию. Слегка обнимая себя по привычке, думала было пройтись немного, позволив воспоминаниям вести, как сначала наткнулась на взгляд мужчины, а затем слегка обернулась на голос матери.
- Лоррейн, разбери чемодан уже, а!
- Разберу, скоро разберу, - крикнув в ответ, слегка опустив плечи. Миссис Дюбуа сложно назвать особой терпеливой, особенно в таких случаях, а кто бы знал, как сильно Лори не любит собирать и разбирать чемодан, накатывает такая всепоглощающая лень, что с места не сдвинуться. Переводит взгляд как раз вовремя, чтобы услышать вопрос, прозвучавший неуверенно, словно тот, кто его задал, сам сомневается в том, что спрашивает. Прищуривается, внимательно оглядывая с головы до ног, затем бросает взгляд ему за спину и всё понимает. Хмыкает, не удержавшись.
- Она самая. Смотрю, не узнал, богатой буду. Хотя простительно, я тебя тоже не сразу признала, - честно признаваясь, врать-то никогда не умела, но и не скрывая усмешки. – Тебе повезло, что не успела заподозрить в тебе маньяка, Эйдан, а то лежал бы сейчас на лопатках, да считал бы звёзды на небе, - не упустив шанс подколоть, озорно улыбаясь, в конце концов они ведь когда-то давно дружили.

Отредактировано Lorraine Reacher (15-10-2015 15:07:50)

+6

15

Я РАЗЫСКИВАЮ ПОТОМКА И БЕДОВУЮ ДОЧЬ

http://31.media.tumblr.com/7f548f36924a678a8f5d8f37287f9006/tumblr_nseex9Eoru1sm8skko1_250.gif     http://33.media.tumblr.com/91c16fad4e7b9d7d11978be29e41195b/tumblr_nseex9Eoru1sm8skko2_250.gif
http://38.media.tumblr.com/a1ef2ff2b6a7c8daabed9a0ed086b577/tumblr_nseex9Eoru1sm8skko3_250.gif     http://33.media.tumblr.com/183f23ef4f4a6530fc8b16c1cf53819f/tumblr_nseex9Eoru1sm8skko4_250.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
PANDORA | ПАНДОРА
» ВОЗРАСТ И РАСА:
370|18
вампир, отступница

» ВНЕШНОСТЬ:
Kaya Scodelario
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевую, а там я выдам аську/скайп


за эвейн до 15.12.

» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:

http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png»  Пандора — ребенок улиц, не знавший ни родителей, ни дома, ни достатка. Домом девочки с самого детства были улицы греческого портового города Патры, где она вместе со своими братьями и сестрами всячески пыталась выжить. Это было не так уж и просто, но город был людным, в нем всегда что-то да происходило. Вполне возможно, что это не ее имя, но с годами она знала лишь одно — Пандора. Слишком много времени прошло с тех пор. Может, она уже и не помнит имена своих родителей, детишек которые стали ее второй семьей, не вспомнит, у кого крала деньги, украшения или просто еду. Выживание стало всем для белокурой девочки, которая с завистью смотрела на богатых, которые никогда не узнают нищеты.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png»  В её тринадцатилетие случилось чудо. Маленькая девочка, которая просила милостыню на улицах, и один из десятков прохожих остановился и заинтересовался ею. Он даже предложил ей пойти с ним. Нагло улыбаясь она согласилась, желая скорее ограбить его и сбежать, но взяв иностранца за руку, она больше ее не отпускала. Калеб Лафайет, так он представился, приютил у себя разбойницу, именно он дал ей её имя, сказав, что оно ей подходит. Ребенок, ангелочек, из которого совершенно неясно, что вырастет. Если бы вампир знал, насколько оказался прав.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png»  Она прожила рядом с Калебом человеком еще 5 лет, ровно до своего 18-летия. За эти годы вампиры стали реальностью, за эти годы она узнала очень многое о кланах, особенно о том, частью которого станет. Только девочка не желала делить ни с кем своего "папочку", считая его только своим. Это тоже потом сыграло с нею плохую шутку. В 18 Пандора стала вампиром, полноправным членом клана Виктора, хотя самому Великому вампиру была представлена еще несколько лет назад, с условием, что она будет обращена.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png» Её жизнь была неотрывно связана с жизнью Создателя. Воистину его отражение, его гордость, его опора. Был лишь только один нюанс — детская ревность не прошла. Замечая привязанность и зависимость Лафайета от Виктора Корвинуса, она постепенно убеждала себя в мысли, что Создателя нужно спасать. Нет, она никогда бы не пошла против Великого вампира, который держал свой клан в ежовых рукавицах, и лишь наедине с Калебом она могла высказать свое недовольство, сделать замечание в адрес местного божества.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png»  В 1725 году она обращает Аделинд фон Мёрдор, которую встретила во время своей поездки в Саксонию, и для которой стала не просто Создателем, но и другом. Жизнь гречанки протекала не так уж и плохо, учитывая, что она ни в чем не нуждалась. Только, в случае с Пандорой можно с уверенностью сказать, что в тихом омуте...живут настоящие демоны.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png» Неизвестно, что стало толчком к действию, но зимой 1755 года Пандора решила пойти против Виктора, причем довольно своеобразным способом. Она желала ослабить его позиции, поэтому связалась с теми из клана Лоранда, кому нужна была информация, и кто мог ее защитить в случае чего. Будучи доверенным лицом Калеба, она знала достаточно много, да никому и в голову не пришла бы мысль, что Потомок одного из приближенных и фаворитов Виктора станет плести интриги против Великого. Никто, но именно так и случилось.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png»  В июле 1756 года тайное стало явным. Пандору никто бы не защитил, но она должна благодарить всех богов, ибо первым, кому донесли о её предательстве был не Виктор, а ее Создатель. Он обошелся с нею плохо, фактически методично избив девушку, но нанести последний удар и убить не смог. Не смог убить любимое дитя, которое предало не Виктора, предало его. В этот день все посчитали друг друга преданными. Пандора имела шанс выжить, но цена была немаленькой. Скрываться. Скрываться ото всех, особенно от Великого, быть мертвецом, и больше не попадаться на глаза своему Создателю. Калеб не будет уезжать вместе с нею, он останется с Виктором и кланом. Почувствовав себя преданной вдвойне, гречанка уезжает, прекрасно понимая, что второго шанса на жизнь у нее не будет никогда.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png» Шли годы, тянулись темной чередой. Она делала, как приказано. Меняла имена, профессии, места жительства, не особо сталкивалась с другими вампирами. Знала, что в случае поимки, может не выжить, а еще может не выжить ее Создатель, который убедил всех в смерти прекрасной Пандоры. Множество занятий, множество масок, вновь холодные улицы, отсутствие дома и семьи. Во всем этом она винила лишь Виктора, из-за которого все началось, и который стал темной тенью, вечной угрозой смерти.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png»  В начале ХХ века Пандора пытается возобновить контакт с Создателем, и Калеб принимает её. Тем не менее, положение девушки нисколько не изменилось. Не желая мириться с такой жизнью все больше, она больше назло Создателю встречается с Анной Фрост и становится частью клана Отступников ближе к началу 60-х годов. Правда, Анна вошла в положение гречанки, и та не особо появлялась в общем сборе, часто называлась не своими именами. Опасность разоблачения перед Виктором не становилась менее реальной. В клане она также возобновляет общение с Мариной Ордон, которая уже не первое десятилетия также не является званным гостем в клане Великого.
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.png»  Когда Лоранд Корвинус умирает, то Пандора видит в этом иной смысл. Она осознает, что Великие не вечны, их тоже можно погубить, они подвержены смерти, как они, их потомки. Приехав в Ньюпорт, Пандора ждет появления Калеба, и пусть ей пришлось ждать около года, но он приехал. Гречанка больше не хочет скрываться. Она открыто заявляется к Калебу, из-за чего факт ее жизни становится известен Виктору. Из-за чего, кстати, Лафайет чуть не лишился жизни сам. Пандора активно помогает Марине, полностью разделяя новую, более радикальную, политику отступников под руководством Ордон. Теперь она может называться собственным именем, и быть уверенной в том, что вскоре вернет свою семью.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
»
http://funkyimg.com/i/Z1aJ.pngОна — его Потомок, которою он любит всем сердцем. Её ошибки — его ошибки, поэтому в ее предательстве перед кланом он считал себя очень виноватым. Прошло время, она вновь появилась в его жизни, и как бы Калеб не желал отгородиться от своего ребенка, не может. Какой бы она ни была, но все равно будет ее оберегать, все равно простит. Родители ведь всегда прощают, не так ли? Она ведь тоже его не бросит, особенно сейчас, когда он в шаге от того, чтобы и самому предать Виктора Корвинуса. Возможно, после всего, что пережили их отношения, что они сами пережили, они вновь смогут стать семьей. Быть может....

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Почувствуйте этого персонажа. Пандора очень важный персонаж в истории Лафайета. Предупрежу, что персонаж уже отыгрывался, но не пугайтесь, я учел отыгранное в самой заявке, а остальное с радостью расскажу. Фамилию оставляю на Ваше суждение, имя не поддается изменению, так как упоминалось много раз. Внешность можно обсудить, но, Кая ведь прекрасно вписывается в прописанный образ.
Не буду требовать огромных постов по три раза в день. Все мы люди, и все мы может друг друга понять, главное, не пропадайте надолго. Безразлично от какого лица пишете, главное, чтобы Вам было удобно.
Данного персонажа жду я,  подруга и соратница Марина Ордон. Без игры и общения не останетесь, можете быть уверенны. Развивайте и любите Пандору, как люблю её я. Приходите, прекрасная :3
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

от Калеба

Ты улавливаешь на себе взгляд Босолея, пытаешься найти подводные камни в его приходе, которые несомненно есть. Вы никогда не были друзьями, никогда особо не общались, если только не светская беседа о погоде и взаимное желание держаться друг от друга подальше. Пожалуй, ты бы даже сравнил силы, но, знаешь, идти на обученного убивать зверя опасно, и все равно притягательно. Будь ты в другом городе, месте, и желательно ином времени, то вряд ли сомневался, взял и попробовал. Права-таки Ордон, ты раскис Лафайет, стал слишком осторожен, стал ленив, и забыл, какого прекрасное чувство, когда твои руки по локоть в крови. И даже сейчас не решаешься, не находя в этом должного смысла, не желая потакать инстинктам, дремлющим внутри тебя. Все лучше приберечь до лучших времен, еще успеется.
[float=left]http://33.media.tumblr.com/bc83943b4ad18c816c69deec18929c25/tumblr_mw5x2lMidm1s9j5e6o3_250.gif[/float]Странные мысли в тебе вызывает Босолей, видимо, все-таки дело в его дурной славе. Подумал тот, чья слава не менее дурна, потому пока ничего не говоришь. Слушаешь его философские мысли, и, чтобы потянуть время еще, закуриваешь еще одну сигарету, которая, кажется, лишняя даже для бессмертного организма. Слишком ты засиделся, Левиафан, и не только в этом ужасном и безвкусном месте.
- По идее, возвращения вообще не должно быть, - не то, чтобы ты желал смерти французу, но все равно, Матис так хвалился своим достижением, что даже ты оценил в свое время, а оказалось...что потом твоему протеже будет большущий сюрприз. Надо бы предупредить потом, а то лишаться Дэвида тебе совершенно не хотелось, он слишком ценен, и вообще умереть из-за мести, причиной которой была неудавшаяся месть — не достойный конец жизни, и слишком долго объяснять перипетии всех причин.
- Меня уже ничем не удивишь в плане борьбы с внутренними демонами в этом мире. - как-то задумчиво отвечаешь ему, выпуская клуб дыма, - Это очень утомительно, бороться с ними, терпеть поражения, а потом брать реванш, но в итоге лучшее решение самому стать демоном. Перестать искать Ад на Земле, а нести его другим. - хмуришься, мотнув головой, словно отгоняя навязчивую мысль, - Потому, даже, если я продолжу богохульствовать, все равно не поверю твоей мысли, Жак. Ад создан, дабы люди боялись туда попасть, веровали и вели себя достойно, и хуже всего, когда уже не боишься, - в тебе говорит неисправимый фанатик, которым сделала тебя церковь, которая стала для тебя проклятием и благом, ведь ты честен, если не перед собой и другими, то хотя бы перед Богом, ты можешь не скрывать ничего. Слепо надеяться, что раскаяние, которое однажды выжгло тебя дотла, сможет когда-то избавить тебя от мук после смерти. Впрочем, уходить на тот свет ты не собирался ни сейчас, ни потом.
- Ты не похож на человека верующего, вообще когда-либо, - говоришь короткий итог, который пришел после довольно бессмысленного разговора. Он чего-то хотел, и был уверен в своих намерениях. Ты же наоборот находился в определенном замешательстве, которое не показывал, но расслабленно наблюдал за каждым действием собеседника, готовый среагировать в любой момент. Ты не любил чувствовать себя так, будто кто-то знает больше тебя, и вот-вот использует это самое знание в самом неожиданном русле. Опять же, тебя ничего не связывало с этим вампиром, никакие отношения, сотрудничество тем более. Если вы оба убивали, то наверняка, а ты не из тех, кто шел на переговоры, тем более, с кланом Лоранда. 
- Если ты хотел узнать, где твой обидчик, который-таки отправил тебя на долгие тридцать лет бороться с демонами, то я не скажу, но это ожидаемо, не так ли? Кстати, - резко переключаешься, - как ты выжил? Мне же интересно, поделись, раз пришел. - вновь пауза, желание разбавить странный разговор об особенностях религии на потом, дабы ты не начал цитировать ему в настояние Библию, хотя, может так тебя оставят в покое...? Ты не настроен на компанию, а происходящее в городе не позволяет заглушить легкий приступ паранойи, когда подобные незваные гости заявляются на порог не твоего дома.
- И, когда закончишь свою увлекательную историю, то ответь мне на простой вопрос, - улыбаешься самой ни на что есть миролюбивой улыбкой, и только во взгляде блеснула затаенная угроза, которая легко могла превратиться в намерение, - Какого хрена ты пришел ко мне? - неэтично, но улыбка так и не сходит с лица, пока ты с задумчивым видом не начинаешь тушить сигарету об пепельницу. Играть в кошки-мышки ты сегодня не настроен, Лафайет.

+5

16

Я РАЗЫСКИВАЮ ПЕРВУЮ ЛЮБОВЬ СВОЕЙ МАТЕРИ

it's harder to get through the days
y o u    g e t    o l d e r    a n d    b l a m e    t u r n s    t o    s h a m e

http://i.imgur.com/Kj4zRZu.gif  http://i.imgur.com/tTVC7MI.gif
♪   b u c k c h e r r y   —   s o r r y   ♪


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Elijah Marshall | Элайджа Маршалл

» ВОЗРАСТ И РАСА:
48 лет (выглядит на 36); оборотень-омега

» ВНЕШНОСТЬ:
Matthew Davis

» С НАМИ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевая → ЛС / Скайп


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:

[indent] Элайджа родился в Бриджпорте (штат Коннектикут, США). Его родители работали в весьма обеспеченной семье, члены которой носили фамилию Нортон. Отец был садовником, мать поддерживала чистоту в доме — именно у своих нанимателей они когда-то и познакомились, благодаря чему, собственно, появился на свет их сын.
[indent] Когда Маршалл учился в выпускном классе, его мама серьёзно заболела и больше не могла работать, именно поэтому второй родитель договорился с Хелен Нортон (хозяйкой дома) насчёт трудоустройства сына в качестве ещё одного садовника. Позже и Элайджа, и его отец слышали, как она хвасталась на приёме перед гостями своим альтруистичным поступком, но очевидно, что она видела изначально в этом для себя выгоду хотя бы рекламного характера своей якобы доброты. На лекарства для матери ушли все сбережения, которые откладывались на колледж, именно поэтому юный Маршалл после выпуска остался работать в доме Нортонов. Однако в какой-то степени он был даже рад этому, ведь под крышей того же дома, где его родители встретились, он сам испытал согревающее сердце чувство: он влюбился в Грейс Нортон (дочь хозяйки, которая была младше его на два года), что было взаимно.
[indent] Подростковые чувства сильны особенно, если они запретны — это знает каждый. Грейс и Элайджа умудрялись встречаться полтора года тайком внутри дома, а также за его пределами. Ничто не мешало их любви, даже новость о том, что девушка должна будет выйти замуж за Стивена Батлера после того, как станет совершеннолетней (родители Грейс и Стивена собирались объединить два своих семейных бизнеса в один таким старомодным способом). Молодые люди верили, что ничто не может помешать их счастью и были готовы преодолевать все преграды вместе. Ещё одним из таких испытаний стала беременность Грейс, о которой она сообщила, придя на тайную встречу со слезами на глазах. Однако и это не внесло никакого раздора в отношения влюблённых — новость о ребёнке ещё больше сплотила их. Было решено совершить побег, но для начала юный Маршалл хотел накопить больше денег, чтобы обеспечивать свою будущую семью. Выходя из дома с интервалом в десять-двадцать минут, они также посещали вместе врача.
[indent] Жаль, что ничто не вечно, в том числе и такая идиллия, правда? Одна из горничных, работающих в доме Нортонов, увидела Грейс с Элайджей и обо всём рассказала хозяйке дома. Хелен не стала устраивать скандал, так как она хотела разобраться со всем тихо, чтобы слухи не доползли до семьи Батлеров, в союзе с которыми она была заинтересована. Однажды вечером она попросила Элайджу задержаться после работы для очень важного разговора. Она без криков выложила то, что знает о его отношениях с её дочерью, и предложила кругленькую сумму, пояснив, что этих денег хватит и на оплату лечения матери, и учёбу в колледже, и ещё останется. Юный Маршалл не хотел соглашаться, но когда речь зашла о том, что его отца уволят и позаботятся о том, чтобы он больше не смог найти приличную работу, он был вынужден пойти на сделку, согласно которой он должен был уехать из Бриджпорта и не связываться с Грейс никогда. Однако и он поставил одно условие хозяйке дома: их с Грейс ребёнок должен появиться на свет. Хелен согласилась на это, сказав, что назначит свадьбу со Стивеном в ближайшее время (Грейс и Элайджа узнали о беременности незадолго до её совершеннолетия), благодаря чему можно при желании и подкупе врачей суметь выдать дитя за зачатое в браке.
[indent] В итоге юный Маршалл покинул Бриджпорт, как и обещал, вместе со всей своей семьёй. Его матери оказывали лучшее медицинское лечение в городе, куда они переехали, но, несмотря на все усилия врачей, она, всё же, скончалась. После её смерти отец Элайджи вернулся в Бриджпорт. Элайджа же окончил колледж, где изучал дисциплины связанные с ведением бизнеса, а позже открыл своё дело, связанное с ландшафтным дизайном. Всё шло довольно хорошо, у него стали появляться свои деньги помимо тех, что остались от сделки с Хелен и со своей совестью. Однако именно тот поступок, совершённый им в прошлом, не давал ему ощущать никакой радости от жизни, он терзал его душу. Спустя какое-то время Маршалл забросил всё, начав искать утешение на дне стакана с виски, изливая душу всем барменам города, где он жил.
[indent] Когда Элайдже было двадцать пять лет, будучи пьяным, он сбил бездомного человека, который скончался довольно быстро от травм, полученных при столкновении на высокой скорости с автомобилем Маршалла. В ту ночь он активировал ген оборотня. Таким образом, деньги, полученные от Хелен за то, что он покинул Грейс с ребёнком, вставили очередную палку в колёса Элайджи, ведь машина, сидя за рулём которой, он совершил самый тяжкий грех, была также куплена на них.
[indent] Три месяца назад отец Элайджи скончался, из-за чего Маршалл был вынужден вернуться в Бриджпорт, чтобы попасть на его похороны. С возвращением в родной город воспоминания накатили с новой силой — он захотел взглянуть хотя бы одним глазком на Грейс и её семью. Он до сих пор помнил, где располагался дом Батлеров, куда его возлюбленная должна была переехать со своим на тот момент будущим мужем после свадьбы. Дом не выглядел так, словно в нём кто-то живёт, поэтому Элайджа решил спросить кого-нибудь из соседей о том, что случилось с Батлерами, представившись их давним другом. К счастью, тот, кто мог дать ответы на его вопросы, нашёлся с первой попытки. Женщина, живущая через дорогу, поведала Маршаллу о том, что Грейс и Стивен умерли, попав в аварию в сентябре две тысячи девятого года. Также она упомянула, что их дети после случившегося почти сразу же уехали из города и лишь иногда возвращаются домой, а в последнее время только их сын приезжает в Бриджпорт ненадолго по делам семейного бизнеса. Слова о старшем ребёнке заставили сердце в груди Элайджи стучать быстрее особенно после того, как он узнал, что Оливер (так звали дитя Грейс) как раз сейчас в городе, приехал буквально утром. Увидев молодого человека из окна своей машины, Маршалл решил, что Батлер его сын, не догадываясь о том, что Хелен Нортон в своё время не сдержала обещание, которое дала ему. Около двадцати восьми лет назад после побега Элайджи из города Грейс, будучи в отчаянии, рассказала о своём романе с садовником матери, которая сделала удивлённый вид, выслушав откровения дочери, в том числе и о беременности. Было принято решение избавиться от ребёнка как можно скорее и выдать Грейс за Стивена, который был действительно влюблён в девушку, несмотря на всю её холодность к нему. Вскоре после свадьбы Грейс забеременела вновь. Однако этот вариант Элайджа даже не рассматривал, будучи уверенным в том, что все условия его сделки с Хелен были выполнены обеими сторонами.
[indent] Когда Оливер уехал из Бриджпорта, Маршалл последовал за ним. Удивительным образом Батлер, будучи полицейским, не заметил за собой слежки: наверное, новичкам-преследователям-алкоголикам везёт. Именно так Элайджа и оказался в Ньюпорте, где он продал свою машину, на которой приехал в город, и смог арендовать дом по соседству с тем, где жил тот, кого он считает своим сыном, вместе с младшей сестрой Ребеккой и юной супругой Береникой.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:

[indent] На данном этапе Элайджа является для Оливера соседом, который очень часто возвращается домой не самой ровной походкой. На расстоянии Маршалл ищет сходства между собой и «сыном» и часто намеревается рассказать обо всём, но постоянно откладывает. Также стоит отметить, что его беспокоит тот факт, что Оливер работает в полиции, ведь если он убьёт кого-либо на службе, то это активирует ген оборотня, который должен был передаться ему от биологического отца, а им Элайджа считает себя.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:

— Имя лучше не менять, потому что я к нему привык, а вот альтернативные варианты фамилии и внешности я готов рассмотреть вполне))
— Характер не прописан напрямую, но, думаю, он вполне прослеживается в тексте. Персонаж, безусловно, положительный, хотя из-за чувства вины он считает себя тем ещё мерзавцем.
— Элайджа встречал подобных себе, поэтому в курсе существования сверхъестественного, в том числе и вампиров, но не догадывается о том, что Оливер является одним из них. О том, как он относится к своим сородичам и любителям пить кровь, знаете только Вы)
— Чем сейчас Маршалл зарабатывает на жизнь, чтобы оплачивать аренду дома и не умереть с голода, решать Вам. Я могу разве что попросить Вас избегать банальной работы барменом, так как у персонажа проблемы с употреблением алкоголя, но он борется с этой зависимостью, тем более, теперь у него есть стимул. Чуть что могу помочь с выбором рода деятельности)
— После того, как Элайджа оставил Грейс, она изменилась: из творческой девушки с мягким характером она превратилась в подобие своей строгой матери, думающей лишь о выгоде. Её нельзя назвать хорошей матерью, более того, она толком не занималась детьми, спихивая все заботы на няню, не дарила им ласку и любовь, предпочитая больше истерично отчитывать их, как и всех вокруг. Такая метаморфоза продиктована тем, что предательством, которое сломало её. Глядя на Оливера и Ребекку, она не могла не вспоминать того не появившегося на свет ребёнка, из-за которого, как она считала, её бросил Маршалл.
— Сестра Оливера младше его на одиннадцать лет. Весной две тысячи тринадцатого года она уехала в Европу, где окончит школу, а с осени будет получать медицинское образование.
— И стандартное: не играет роли то, какого размера Ваши посты, а также то, от какого лица Вы пишите, ведь главное — это вдохновлённость образом и желание развивать его. Элайджа на данный момент является тем, кто наблюдает за Оливером со стороны, но он может стать важным человеком в его жизни, несмотря на то, что биологически они не отец и сын. Не берите роль на пару дней или на неделю. Отвечу на любые вопросы и буду очень рад, если Вы заинтересуетесь этим героем, которого я очень жду))

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

[indent] Сочувствие всегда было тем, что переполняло меня через край. Я никогда не был тем, кто забавы ради наступал коту на хвост, кидал камнями в лягушек и занимался прочими жестокими, пусть и неосознанными детскими шалостями. Я не мог позволить себе, идя по коридору, пихнуть кого-то только по той причине, что он хорошо учился и выглядел чудаковато, или же выбить поднос из рук такого человека в столовой якобы случайно. В таких случаях я всегда был тем, кто протягивал руку помощи, становясь тем, благодаря кому бедолага быстрее становился на ноги или же покупал новый ланч и слышал: «Можешь, не возвращать», — когда речь заходила о потраченных деньгах. Я нёс в себе эту доброту, признание которой едва ли является актом самолюбия, долгое время и начал сомневаться в том, действительно ли я хороший человек, когда стал вампиром. Мне хотелось верить в то, что во всём виновата моя новая сущность, а не я, но мне самому не удавалось убедить себя в этом. Я был уверен в том, что какая-то часть, живущая внутри меня, должна была поддерживать те зверские и голодные убийства, что я совершил одиннадцать раз (и это я ещё опустил нападения без летального исхода) за четыре года, испытывая удовольствие во время этого, но благо — не после. Из-за этого начался новый виток в моём не просто желании помочь, а необходимости делать это, чтобы хоть как-то задобрить свою совесть и не дать ей обглодать мои кости. Возможно, совершать альтруистические подвиги, руководствуясь желанием поддерживать веру в самого себя, эгоистично, но лучше так, чем никак.
[indent] Мне всегда не нравился скупой подход моей семьи к растрате денег лишь на себя либо на то, что могло бы сыграть на руку их репутации — и эта моя антипатия нашла способ выразиться в том, как я сейчас живу. Я не жажду для себя ничего сверхъестественного (немного иронично звучит, учитывая то, что я вампир), потому что мне под силу довольствоваться малым и получать от этой простоты особое удовольствие. Если кто-то нуждается в чём-либо, то «всегда, пожалуйста», разве что я могу постараться понять, действительно ли это нужно человеку просто из-за того, что во мне нет типичной расточительности, что характерна для тех людей, среди которых я рос. Однако есть те, кто попросить не могут, или же те, кто не знают, к кому обратиться за помощью. Есть немало направлений растраты денег во имя благотворительности: кто-то делает пожертвования в пользу восстановления объектов истории и культуры, кто-то предпочитает спонсировать учреждения образования, кому-то больше по душе проекты по озеленению городов. Я же выбрал для себя то, за что мне опять же стыдно, а именно за кражи крови в обычных больницах и ветеринарных клиниках. Я стараюсь быть осторожным, не брать много и не всегда в одном месте, но страх относительно того, что из-за меня может пострадать кто-то пусть не напрямую, а косвенно, есть. И мне мало того, чтобы кто-то получал чек от анонимного щедрого человека, которому не нужно слышать слова благодарности в ответ. Я хочу не только видеть результат, но и делать что-либо ещё, ведь эти крупные суммы доступны мне лишь из-за моего имени, числящегося в ряде бумаг, они не моя заслуга. Так и началось моё появление в зданиях, где врачи или ветеринары борются за спасение жизней своих пациентов или стараются облегчить то, что неизбежно. Это непросто, от этого порой с сердцем происходит что-то, схожее с тем, когда защемляешь какую-либо часть тела дверью. Но я стараюсь, я слушаю и запоминаю все рекомендации, стараюсь не допускать ошибок, чтобы не сделать хуже тем, кому и так не повезло.
[indent] В Ньюпорте я оказался на новой ступени помощи тем, кто болен, а именно переступил порог психиатрической клиники, где я стал волонтёром. Люди, находящие здесь, заперты не только внутри стен, но и сдерживаются своим разумом. Они не умирают физически от своих болезней, но становятся потерянными для этого мира, погружаясь в тот, что создаётся в их головах. Сколько людей — столько и миров. У каждого — свой. Однако порой они пересекаются, когда их хозяева (или наоборот заложники?) идут на контакт друг с другом.
[indent] Я делаю всё, что от меня требуется, стараюсь не привязываться, потому что так советуют, но есть в стенах местной психиатрической клиники женщина, которую я, пожалуй, выделяю для себя среди всех. Всегда полагал, что у меня больше шансов испытать такое к больному ребёнку, чем к женщине, которая мне в матери годится, хотя она любит вести себя так, словно она гораздо моложе (свой возраст она, звонко смеясь, отказывается называть, хотя интересовалась моим). Кому-то может показаться странным, что именно ей я уделяю больше своего свободного от возложенных обязанностей времени, но это неважно. Пусть я и понимаю, что её не излечит моё присутствие, но мне нравится видеть, как зачастую она мгновенно расцветает и начинает улыбаться, включая свою кокетливую боевую готовность, избавляясь от того недовольства, что омрачало её лицо и было замечено мной, когда я только заглянул в палату. До сих пор помню, как эта белокурая женщина подошла ко мне в коридоре и представилась Катариной, подмечая, что я могу звать её Китти, после чего перевернула протянутую руку для рукопожатия тыльной стороной ладони вверх. Затем с её губ слетел приятный смешок после того, как она узрела на моём лице смятение из-за того, что реакции на такое меня не обучали. Так всё и началось — с её желания и инициативы, а также моего непонимания, что же с ней не так, ведь блондинка казалась такой живой во время щебетания об искусстве и оттенках, названия большинства из которых я слышал впервые, и нормальной, словно здесь ей не место.
[indent] Позже я был свидетелем тех эпизодов, которые показали мне совсем другую её сторону, подтвердили, что она не просто так оказалась в этих стенах, которые, как мне казалось, иногда Катарина не замечала, как и свой недуг. Я называю женщину так, как ей нравится, поддерживаю любую затеваемую ею беседу и улыбаюсь в ответ на кокетство, но держу необходимую дистанцию, хотя она уверяет, что наступит тот день, когда я сдамся и брошу свою жену ради неё. Я подмечаю с наигранной строгостью, что нехорошо разбивать чужие семьи, стараясь избежать того, чтобы она пустила в ход слёзы, которыми она однажды заливала мне рубашку, жалуясь на кого-то из медперсонала, надеясь на мою помощь. Она мне доверяет, хотя порой забывает о том, что уже чем-то делилась со мной, и путается в мыслях. Помню тот день, когда она рассказывала (ладно, хвасталась) об успехах своих дочерей, делая акцент больше на старшей, а потом переключилась на вторую, стоило мне поинтересоваться ею. Не были названы имена, но было сказано, что они обе её вчера навещали, правда, от медсестры я узнал позже, что в палате матери был днём ранее только один её ребёнок. В такие моменты я ощущаю, как привязываюсь к Китти нитями сочувствия ещё больше, пусть и являюсь для неё никем или просто дружелюбным визитёром, которого однажды она может забыть.

* * *

[indent] Сегодня Катарина была в хорошем настроении ещё до моего появления на пороге её палаты. Она кажется бодрой, воодушевлённой и совсем не выглядит болезненной, как это в последнее время часто с ней бывает, что не лишает её определённого обаяния, действующего на меня не так, как ей хотелось бы. Я продолжаю говорить ей, что мы просто друзья, но очень хорошие. Она командует чисто по-женски, велит сесть на стул скорее и рассказывает то об одном, то о другом, а после о своём намерении написать для меня картину, говоря, что с её стороны было упущением до сих пор не отблагодарить меня за всё. Не знаю очередная ли эта попытка завоевать меня, но я благодарственно ей улыбаюсь:
[indent] — Очень рад, что ты желаешь творить для меня. Но тебе не хотелось бы сделать такой подарок, например, для Джеймса? — ловя на себе недоумевающий взгляд серо-голубых глаз, в которых так и читается вопрос «А кто это?», отвечаю на него: — Он живёт в соседней палате и кажется довольно опечаленным в последние дни. Ему бы не помешало, чтобы кто-то поднял ему настроение.
[indent] Замечаю, как тонкие пальцы в задумчивости касаются подбородка. На лице, которое выглядит гораздо моложе, чем ему положено быть (я не стал пользоваться своим положением и узнавать возраст женщины, но дочери у неё взрослые, как я понял), появляется то, из-за чего я осознаю, что она перебирает постояльцев её нынешнего дома в своей памяти.
[indent] — Нет, он мне не нравится, — отрицательно качает головой из одной стороны в другую и даже морщит носик, после чего лучезарно улыбается. — И те оттенки, в которых я хочу написать картину, подходят тебе, а ему — нет. Но если ты хорошо попросишь, то я позже попробую сделать и для него подарок, — встряхивает белокурыми волосами, хлопает ладошкой по кровати, приглашая меня пересесть со стула на покрывало, цвет которого, к слову, ей не по душе, но в честь минувшего праздника я принёс новое, которое, правда, ещё не вручил.
[indent] Я не успеваю никак отреагировать на очередную кокетливую уловку Китти, потому что в палате появляется кто-то ещё, и я поворачиваю голову в сторону вошедшего или даже влетевшего. Удивлённо смотрю на Фрайдсвайт, задаваясь вполне нормальным вопросом: «Что она здесь делает?» Не успеваю задуматься насчёт причины, по которой она как будто старается стереть меня с лица Земли взглядом своих очей, которые, к счастью, после обращения стали лишь лучше видеть и не приобрели никаких способностей, встречающихся в комиксах. Женщина же, «дома» у которой я был сегодня гостем, не теряется в отличие от меня, начиная говорить, из-за чего до меня начинает доходить истина: «Фрайдей одна из её…» — не успеваю закончить мысль, которую я произносил в разуме, переводя взгляд с одной блондинки на другую, находя сходства, так как ко мне обращаются, причём, весьма недовольно. Я мог бы всё попробовать объяснить, но слова не успевают слететь с губ, потому что одна из дочерей Катарины (это я хотел договорить с мыслях не так давно), кажется, собралась повторить то, что было присуще нашей первой встрече в участке, где я был наблюдателем, и третьей — у неё дома. Она собралась устроить истерику, а, нет, она уже занимается этим, произнося (назовём это так) последние слова крайне громко. Виновато смотрю на женщину, сидящую на кровати, — теперь и она теряется в происходящем.
[indent] — Всё хорошо. Мы сейчас вернёмся, — стараюсь улыбнуться более или менее ободряюще Катарине и иду за её (и не только её) шумным ребёнком следом, не сопротивляясь, потому что от этого будет хуже и мне, и мне моей рубашке, которую порвать не составит труда мисс Льюэлин.
[indent] Оказываясь в коридоре, я не выгляжу самым довольным, потому что уже вижу медсестру, которая мчится к палате из-за тех криков, что до неё донеслись. Убираю цепкие пальчики, держащиеся за ткань, а также забираю из рук блондинки пакеты (возможно, там какие-то подарки?) — и теперь уже наступает моя пора вести куда-то Фрайдсвайт. Ладонь оказывается чуть выше локтя девушки, сжимая её руку несильно, и я иду вместе с ней в сторону окна, из которого через решётку можно увидеть двор клиники.
[indent] — С Китти всё в порядке? — это то, что я спрашиваю несколько обеспокоенно у медсестры, выходящей из палаты, а получив положительный ответ, направляю строгий взгляд на светловолосую и явно недовольную особу. — Я здесь в качестве волонтёра, — даю один ответ на все её вопросы. — Я помогаю персоналу и пациентам, в том числе и твоей маме, Фрайдсвайт. А что ты здесь делаешь? — не стоит думать, что это глупый вопрос, так как далее я поясняю, что я имею в виду: — Пришла поголосить, чтобы подарить ещё больше беспокойства людям, в чьей жизни и так достаточно смуты? Здесь нельзя себя так вести — тебе должны были это объяснять, позволяя навещать Китти, — снова произношу именно эту короткую версию имени, которую так просила использовать Катарина; я привык, но не факт, что кого-то эмоционального это не разозлит.
[indent] Смотрю, не зная, успокоил я или ещё больше заставил бушевать неукротимую стихию внутри своего Потомка, своим родительским тоном, в котором слышалось нескрываемое поучение. Чего ей захочется больше сейчас? Окатить водой? Закопать живьём? Поджечь? Или заставить лететь меня из окошка? Или ей станет стыдно? Вздыхаю, ставя пакеты на подоконник.
[indent] — Ты, наверное, та из дочерей Катарины, которая танцует, да? — спрашиваю уже более спокойно, смотря в окно, упираясь пальцами в пластиковый выступ под рамой. — Ты не говорила о том, что у тебя есть сестра, только о брате, хотя ты и не должна была, — вновь тот груз вины ощущается на плечах, которые немного опускаются из-за тяжести своей ноши. — Я не преследую тебя. Всё это случайность, — произношу, возвращая глаза к Фрайдсвайт, которой знакомо это слово — оно же описывает то, как она была обращена мной в вампира. — Я бы не стал так поступать с тобой, — я искренен в том, что говорю, ведь знаю, что девушке известно не понаслышке, как неприятно, когда кто-то ходит за тобой повсюду, как помешанный.

Отредактировано Oliver Batler (05-08-2017 10:23:31)

+8

17

Я РАЗЫСКИВАЮ ДРАГОЦЕННЫХ ДВОЙНЯШЕК

http://savepic.ru/7865749.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Reina Moreno | Рейна Морено
Reina - королева, царица
имя менябельно
» ВОЗРАСТ И РАСА:
06.11.1695 (317 лет)
Обращена в 1715 в возрасте двадцати лет.
Вампир (одиночка, при желании можете вступить в клан, предварительно согласовав со мной).
» ВНЕШНОСТЬ:
Shay Mitchell only

http://savepic.ru/7913897.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Rico Moreno | Рико Морено
Rico - сильный, стойкий
имя менябельно
» ВОЗРАСТ И РАСА:
06.11.1695 (317 лет)
Обращен в 1715 в возрасте двадцати лет.
Вампир (одиночка, при желании можете вступить в клан, предварительно согласовав со мной).
» ВНЕШНОСТЬ:
Dave Franco only

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ: гостевую


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
У них на двоих одна история. На дышащих вечной молодостью лицах остался отпечаток прожитых лет.
♠ Коротко о родителях. Рауль Морено - гордый отец двух замечательных детей. В пору своей безудержной жизни смертного человека - советник Людовика XIV, главный информатор короны, мерзавец и невероятно обаятельный тип испанской наружности, который превносил свою долю экзотики в скучную жизнь французских вельмож семнадцатого столетия. У него было немало друзей, а врагов и того больше, посему его жизнь проходила в потоке бесконечных заговоров, интриг и сплетен. Рауль пользовался популярностью у женщин (может, дело в акценте?), однако до последнего мгновения хранил верность лишь одной из них. Той, которая и стала в конечном итоге матерью двух единственных детей Морено.
Ее звали Роза. И она не была похожа на других. Колибри среди сборища павлинов, она притягивала взгляды. Мужчины тайно желали ее, а женщины завидовали. Завидовали ее красоте и любви Рауля. Тем не менее, Роза была далека от светских интриг, она грезила более спокойной жизнью, но видя, как счастлив ее "муж", не просила об иной участи. Кстати, официально Рауль и Роза не были женаты, что, конечно, вызывало немало толков.
♠ Рождение двойняшек пришлось на 1695, на время расцвета дипломатической карьеры Морено. И сколько бы не обаятельны были черноглазые крошки, женщины, перешептываясь за спинами счастливых родителей, поносили их бастардами, отпрысками неугодного Богу союза. Роза души не чаяла в Рейне и Рико и на первых порах полностью посвятила себя заботе о них. Сам Рауль был очень счастлив, баловал детей, как мог, за что они его бесконечно обожали. Впрочем, временами Морено проявлял твердость, запрещая Рейне и Рико играть с другими детьми придворных семей, стараясь знакомить их с ребятишками попроще. Таким образом испанец надеялся оградить своих чад от дурного влияния высшего общества.
♠ Жизнь, увы, не сказка, и семейная идиллия не могла длиться вечно. Дети подрастали, и Роза постепенно начала возвращаться к мужу и его делам, ибо невыносимо тосковала, когда ему случалось уезжать на недели. Рауль нанял мадам Ортанз, испанку средних лет с характером быка для корриды, которая заботилась о двойняшках в отсутствие родителей, учила их испанскому языку и вообще всячески прививала любовь и уважение к исторической родине.
Однажды Рауль по своему обыкновению собрался отлучиться на неделю, дабы заключить очередной договор государственной важности, и верная Роза последовала за возлюбленным, оставив детей на попечительство мадам Ортанз, которая при первой возможности отбыла вместе с Рейной и Риком в ее личный домик, находящийся за пределами Парижа. Помнится, малышам тогда шел уже шестой год.
♠ И этот злополучный 1701 год был последним, когда дети Рауля Морено видели свою мать.
Во время той поездки группа недоброжелателей на глазах у Рауля заколола его любимую Розу, тем самым в момент сведя с испанцем все счеты. Морено, казалось, не сможет пережить эту ночь и отправится на тот свет следом за женой.
От опрометчивого поступка его удержал новый друг Дэймос, который впоследствии стал создателем Рауля. Дэймос убедил мужчину, что его смерть не поможет его детям, а также лишит возможности отомстить.
Меньше, чем через час Рауль и Дэймос уже поседлали коней и тайно покинули пир.
♠ Добравшись до домика госпожи Ортанз, Морено принял единственное верное на тот момент решение. Мужчина знал, что не сможет вернуться ко двору, не сможет забрать с собой детей, ибо находясь рядом с отцом, двойняшки пребывали в постоянной опасности. Рауль провел день вместе с Рико и Рейной, любуясь на них, наставляя и без остановки твердя, что любит их и всегда будет рядом, даже если они не смогут его увидеть.
Рауль оставил мадам Ортанз достаточное количество денег, пообещал, что они никогда не будут жить в нужде. Дама заверила испанца, что вырастит детей, как своих собственных. В дальнейшем она так и поступила.
А Рауль, взобравшись на коня, слушая рыдания Рейны и Рика, пустился в путь вместе с Дэймосом. Тогда он в последний раз в своей жизни не сдержал слез.
♠ Скоро Дэймос обратил Рауля в вампира. Угадайте, кто стали первыми жертвами новообращенного. Всех до единого. Он вырезал всех убийц своей жены, всех, кто так или иначе был причастен к ее смерти. Впрочем, это не история жизни Рауля, и нас куда больше интересует, что стало с двойняшками после исчезновения родителей.
♠ Мадам Ортанз сдержала свое слово. Рейна и Рико выросли в Испании, куда мадам Ортанз перевезла их вскоре после отъезда отца. Она не скрывала от двойняшек их происхождения, всегда говорила, что их родители - достойные люди, любящие и заботливые. Эта женщина вложила в мальчика и девочку все самое лучшее, все, что знала сама. И любила их, как своих собственных детей.
♠ Двойняшки очень скоро забыли о лоске королевского дворца, в котором родились, и приспособились к куда более простой жизни. Мадам Ортанз не утаивала деньги, регулярно высылаемые отцом, но распределяла их равномерно и экономно, стараясь не прививать детям скупость или, наоборот, расточительность. Рейна выросла невероятно красивой девушкой, достаточно скромной и кроткой при надобности, но в ее глазах горел тот же огонь, что и в глазах ее отца. Временами она не могла скрыть свои эмоции, она обладала открытой и любящей душой. Несколько другим рос Рико. Парень очень рано осознал свою ответственность, как мужчины, и этот факт изменил его. Он рано начал работать, меньше, чем сестра, уделял времени самообразованию, считая это бесполезной тратой времени, если в результате не было никакой материальной прибыли. Он очень тепло относился к сестре и мадам Ортанз, но часто был резок, импульсивен и агрессивен. В округе постоянно жаловались на его вспыльчивость.
♠ Воспоминания о матери были самыми драгоценными для брата и сестры. Временами они делились своими мыслями о ней, рассуждали, какая она была. Мадам Ортанз твердила, что Рейна была ее копией, только вот взгляд пылающий, как у Рауля. Однако и Рейна, и Рико любили мать всей душой, хоть и поняли однажды, что ее нет в живых.
Совсем иначе дело обстояло с отцом. Дети узнали, что он был жив, знали они и о деньгах, высылаемых мадам Ортанз. Но сам он с момента своего отъезда так и не появился. Рейна так же обожала отца, вспоминала о нем, как о личном герое, и не переставала ждать и надеяться. По-другому все было с Рико. Юноша в конечном итоге возненавидел Рауля, считая, что он предал их и бросил. Иногда даже задавался вопросом, а не по его ли вине они остались без матери.
♠ Рейне и Рико шел уже двадцатый год, когда Морено решил вернуть своих чад к себе под крылышко. Он уже научился справляться с жаждой, научился быть вампиром и полагал, что должен обеспечить детям лучшую жизнь. Однако мадам Ортанз воспротивилась, как только узнала, в какое чудовище превратился Рауль. Она была женщина сведущей в этом плане, и Морено не удалось утаить свою сущность. Мадам Ортанз отчитала его и сказала, что пусть лучше они считают его мертвым, нежели знают, в кого он превратился. Рауль глубоко задумался и уступил, попросив мадам Ортанз сообщить детям весь о его безвременной кончине.
♠ Визит Рауля к детям не остался незамеченным для его врагов, которых с годами не становилось меньше. На домик мадам Ортанз напали, старушку убили, а Рейну и Рика обратили. Планировалось воспитать в новообращенных такую лютую ненависть к отцу, дабы потом они сами его и прикончили. Рейну до сих пор мучают кошмары о той ночи, когда она своими глазами видела, как жизнь покидает тело той, кто ее вырастил.
Когда Морено узнал о нападении, было уже поздно. Домик сгорел вместе с телом пожилой дамы, а сам Рауль остался с мыслью, что его дети, как и Роза, тоже стали жертвами его злых деяний.
♠ Как жили Рейна и Рико потом - большая загадка. Они сменили сотни имен, мест и историй, каждый раз придумывая новую. В конечном итоге, вымысел стал неотъемлемой частью их жизни, и двойняшки уже начали путаться, где заканчивалась их ложь и начиналась правда. Известно лишь, что они жили сами по себе, не связывая себя узами клана. Рейна как-то узнала, что Рауль Морено жив, что он также вампир, вот только найти его не так-то просто. Однако брат запретил сестре даже пытаться связаться с отцом. Если он и жив, то не для нас. Это должно было стать их жизненным девизом...
♠ Одно оставалось неизменным. Их любовь. Рейна и Рико никогда не расставались, испытывая практически физическую потребность в поддержке друг друга. Тем не менее, Рейна слишком любила отца, чтобы поддаваться брату. Она всегда ему уступала, но только не в этом. Девушка решила действовать хитрее... Когда настал очередной момент для переезда, Рейна выбрала маленький американский городок. Рик даже не догадывался, что сестра давно пытается напасть на след их отца, и поиски привели ее в Ньюпорт, куда двойняшки и отправились в нынешнем году.
» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Надо полагать, взаимоотношения с Раулем уже ясны из их истории.
Рико ненавидит даже воспоминания об отце. Впрочем, это ненависть скорее напоминает глубокую обиду. Обиду за одинокое детство без отца, обиду за переживания сестры, за его собственные страдания. Он слишком рано стал мужчиной, наверное, поэтому так огрубел.
Рейна же совсем другая. Вопреки всему она любит отца и верит, что у того были веские причины их оставить. Когда брат и сестра прибыли в Ньюпорт, она устроилась работать в магазин Рауля, дабы подобраться к нему поближе. Рауль не может спокойно смотреть на свою новую сотрудницу, так сильно она напоминает ему Розу, но девушка не бросает попыток выйти на контакт. Она хочет побольше узнать о вампире, прежде чем раскроет свою тайную, признается, что она не просто похожа на его возлюбленную, ведь она его дочь.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Итак) Я наконец-таки добрался до написания этой заявки и надеюсь, что вышло сносно. Как Вы видите, я предоставляю Вам на Ваше усмотрение корректировать характеры героев и львиную долю их биографии. Оставляю простор для фантазии и авторства, так сказать)
Обещаю, что не буду навязывать Вам свое старческое мнение) Вы вольны сами выбирать, с кем дружить, кого любить и тд. Я просто хочу видеть Вас на форуме, радоваться Вашей игре, а также сам устраивать с Вами отличные эпизоды. Если не ладится с партнерами - знайте, что папочка всегда придумает для Вас что-нибудь интересное)
Рад инициативным людям с желанием играть)
Буду очень Вам рад.
Насчет постов. Я обыкновенно пишу от 6000 символов. Необязательно требую от Вас того же, но что для меня действительно важно - это содержание. Чувственное, гармоничное и динамичное.
Отвечу на все интересующие вопросы, а также буду рад обсудить какие-то Ваши идеи, предложения!

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

как раз пост с Розой

Bad to the bones, sick as a dog
You know that I like, I like you a lot,
Don't let it stop

[audio]http://pleer.com/tracks/5031637jVRX[/audio]
Обширные поля в коммуне Шантийи, в долине реки Нонетт, на территории которых практически через два столетия в эпоху старого порядка появится одна из наиболее значительных аристократических резиденций Франции, сейчас были заняты громоздкими шатрами различных форм, цветов и оттенков. И хотя на окрестности уже давно опустилась бархатная ночь, громкие звуки музыки все не смолкали. Подгоняемые звонким смехом и улюлюканьем, они нарушали покой пушистых обитателей здешних мест. Людовик XIV давал пышный пир по случаю выгодного союзнического договора, заключенного сегодня в полдень с делегацией из страны N. Несмотря на веселье и бесконечные тосты, славившие монарха Франции, самого короля Солнца нельзя было заметить среди толпы празднующих. Эксцентричный правитель любил удивлять своих гостей необычными приемами, зачастую вынося их за пределы своей королевской резиденции и устраивая чуть ли не под открытым небом, но сам он едва ли стал бы проводить ночь в обдуваемом всеми ветрами шатре, куда ведь ненароком и медведь может сунуться (тот факт, что бурые жители леса здесь не водятся, Людовика не беспокоил), а стража не вездесуща. Негоже рисковать жизнью короля Солнца. Посему, как только торжественная часть была окончена, а иностранные делегаты достаточно пьяны, святейший монарх покинул праздник в карете с плотно задернутыми занавескамм и четверкой лихих гнедых.
Нельзя сказать, что на исчезновение правителя обратили много внимания. Когда алкоголь льется рекой, а изысканным угощениям не видать конца, люди больше не интересуются высокопоставленными персонами, их предпочтения сужаются до чуть ли не первобытных инстинктов. Разговоры становились все развязней, шутки смелее, а жесты наглее - элита общества без стеснения демонстрировала свои самые грязные качества, которых за туго натянутыми корсетами и узкими легинсами было в разы больше, чем мог позволить себе приличный человек. Но великих мира сего судить не принято, ибо, как ни парадоксально, именно они выдумали весь этот бесконечный и совершенно абсурдный список моральных норм и порядков.
На этом пире во время чумы среди напудренных париков то и дело мелькала черная шевелюра, обладатель которой в принципе вид имел необычный. То был мужчина со смуглой кожей и черными, пытливыми глазами. Он привлекал внимание женщин и мужчин не только эксцентричными манерами уверенного в себе человека, но и вопиющим внешним видом, совершенно не соответствующим здешним понятиям о моде. Но дело в том, что этому человеку было абсолютно плевать на общественные устои, он и без их помощи очаровывал половину публики своим низким, немного грубоватым голосом. Имя этому Аморальному (не забудьте театрально растянуть первую букву) типу - Рауль Морено.
Немногие знали, с какой целью он прибыл во Францию и чем занимался раньше, однако ни для кого не было секретом, что испанец нынче пользовался глубочайшим расположением короля, был превосходным оратором и дипломатом и, кстати говоря, именно его стараниями была заключена сегодняшняя сделка. Мсье Морено был весел, пил за четверых и без остановки похабничал, чем вгонял в краску дрожащих от постыдного возбуждения дам. И всё же рука Рауля властно покоилась лишь на одной тонкой талии, которая, в отличии от остальных, не была затянута в ужасный корсет. Собственно, в этом не было необходимости, ведь она сама по себе была безупречна. Рауль награждал загадочными улыбками множество миловидных особ, но когда мужчина смотрел на свою спутницу, взгляд его тут же менялся. Морено глядел на эту девушку весьма экзотической для Франции наружности с всепоглощающей любовью. Каждая женщина мечтает о таком взгляде. Рауль понимал каждый ее жест, с вкрадчивой нежностью произносил "Роза", окликая ее по имени. При этом испанец не мог противиться своей пылкой натуре, и периодически некоторые гости с удивлением замечали, как Рауль без стеснения сжимает легкую ткань платья девушку с таким видом, будто собирался его тут же содрать. Гости осуждали подобные вольности, но осуждали молча, как и подобает  в "высшем обществе". Однако влюбленные не замечали ничего вокруг или же попросту игнорировали неодобрение окружающих. Откровенно говоря, до них им не было никакого дела.
Эта пара постоянно была окружена людьми, и все наперебой хвалили амбиции Рауля и красоту Розы, хотя мысленно зло завидовали обоим. Это пиршество сплошь кишело пираньями, меж которыми Морено обыкновенно удачно лавировал.
Испанец осушил очередной бокал вина и громко потребовал еще. Мальчик, который самоотверженно прислуживал Раулю, с виноватым видом объявил, что запасы любимого вина Морено, увы, исчерпаны.
- Какого черта?! Все прекрасно знали, что мы будем праздновать успех нашей драгоценной короны! Тогда почему мне говорят, что вина больше нет? Или ты, парнишка, сомневался в мудрости короля Солнца или в моих собственных способностях? - Рауль так разгорячился, порицая юношу, что казалось, будто он вот-вот подскочит и схватит его за грудки.
- Тише-тише, тореадор. - со смехом произнес Гаспар (за этим именем в те времена скрывался всем известный Дэймос), друг Рауля, кладя руку на плечо испанцу. - Бедняга не виноват, что ты пьешь, как две мои скаковые лошади. - после этих слов Дэймос шепнул на ухо мальчонке, чтобы принес другого вина, а бунтовавшего Морено он усмирит сам. Впрочем, беспокоиться было не о чем, через пару минут Рауль уже напрочь забыл об этом инциденте и пил то вино, которое было на столе.
Морено был бесконечно рад, энергия в нем била ключом и ему все тяжелее становилось сдерживать свою беснующуюся натуру. Мужчина насторожился в тот момент, когда понял, что его локоть больше не сжимает пара изящных ручек. Рауль оглядел присутствующих в поисках Розы, но за пестрыми одеждами собравшихся он не мог различить знакомый силуэт. Тогда Морено извинился перед сидящими за столом и отправился на поиски возлюбленной.
Он нашел девушку практически у самого выхода из шатра, стоящую в одиночестве там, где было меньше народу. Приблизившись, Рауль взял лицо Розы в ладони и поцеловал, внутренне содрогаясь от жара любимых губ. Только когда испанец отстранился, он заметил, какой обеспокоенный выглядела его спутница, она совсем не разделяла восторга своего "супруга". Рауль моментально насторожился.
- Жизнь моя, что с тобой? - он провел тыльной стороной ладони по шее девушки и чуть ниже, касаясь оголенной кожи ключиц. - Ты выглядишь уставшей, более того, обеспокоенной. Кто тебя обидел? Я прирежу мерзавца на месте. - глаза Морено воинственно сверкнули. Пожалуй, когда дело касалось родного человека, он всегда утрировал ситуацию без видимого повода. А свою Розу Рауль оберегал с особым рвением, будто она действительно была хрупким цветком.

Отредактировано Raul Moreno (27-09-2015 19:38:24)

+4

18

Я РАЗЫСКИВАЮ [НАСТАВНИКА]

http://funkyimg.com/i/2hh1X.gif http://funkyimg.com/i/2hh1Y.gif
[У меня много шрамов. Ощущение, будто каждый человек в моей жизни оставил след таким образом.]


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
на выбор игрока
» ВОЗРАСТ И РАСА:
28 лет, человек, оборотень (на выбор)

» ВНЕШНОСТЬ:
shiloh fernandez, Bradley James, Scott Eastwood - внешность обсуждается
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
гостевая, личные сообщения


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
Ты мало о себе рассказываешь. Твои истории приходится собирать по мелким крохам, которые ты роняешь при разговоре. Я знаю, что у тебя забавный акцент, а ты признаёшься, что родился в Новом Орлеане, но вам пришлось переехать. Твоя семья не хватала звёзд с неба, но вы были семьёй. Семьёй с большой буквы и всячески помогали друг другу. Ты не был единственным ребёнком, но был первенцем, потому часть ответственности за младших позже легла и на твои плечи. У твоего отца выявили ранний паркинсон, симптомы накапливались постепенно, и вы просто не смогли вовремя обратить внимание на его общее недомогание, на изменение почерка и мелкий тремор его рук. Тебе пришлось рано повзрослеть, вам всем пришлось быстро избавиться от детской наивности, что любая пилюля способна вылечить как простуду, так и такую страшную для человека болезнь. Вы сплотились ещё больше, но не смогли помочь отцу. Сердечный приступ, но никого не было рядом - учёба и работа, ваш отец сам настоял на том, чтобы вы продолжали жить и не бегали за ним, словно за немощным. Вам не нужно винить друг друга, а уж тем более себя.
Состоялись похороны, на которых слёзы были искренними, но вы все знали, что нужно продолжать жить дальше. Этого для вас хотел бы отец.
Но спустя год над вашим домом вновь нависла чёрная туча. Твоя младшая сестра связалась с дурной компанией ... С этих слов часто начинаются истории о пристрастии к алкоголю и наркотикам. Тебе было восемнадцать, она была годом младше. Она вернулась домой навеселе, возможно даже наглоталась таблеток у себя в комнате, а ты заставил её поехать в больницу, притащил туда волоком. Всю ночь напролёт просидел возле её палаты, пока ей ставили капельницу и час за часом, один пакет за другим меняли содержимое внутривенных инъекций.
Тогда ты сумел спасти свою сестрёнку и вроде как вправил ей мозги. Но через несколько лет это вновь повторилось. Снова и снова. Она потеряла контроль. Очередной срыв, очередная доза. Никто не успел. Никого не было рядом.
Ты был подавлен и был разбит новостью, печальным голосом матери на том конце телефонного провода. Тогда она уже жила в Ньюпорте, вместе с твоей тёткой: обзавелась своим делом, стараясь держаться и отвлекаться на работу, уже оплакав свои потери.
Ты переехал ближе к дому, чтобы быть рядом с семьёй, но в то же время занимался налаживанием собственной жизни.
… И помогал другим, устроившись на временную работу в реабилитационный центр, где был наставником для таких же, как твоя сестра: сбившихся с пути, нуждающихся в помощи.
» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Они познакомились в начале сентября 2012 года, когда Остин добровольно посетила одну из анонимных встреч в центре, где ты был наставником. Она сама с собой договорилась, пошла на компромисс. Ведь этот вариант один из лучших. Пусть группа и не на другом континенте, но это другой город, здесь она никого не знала. Первая встреча, первый разговор полон неловкости: как тут признаться незнакомцам в своих проблемах, если она даже близким не сразу обо всём рассказала. Она боится, что здесь ей скажут, что они не смогут помочь и поддержать, что у неё у самой нет к этому стремления. Потому она и держится сдержанно, порой срываясь на язвительные замечания или сарказм.
А в конце встречи ей достаётся твоя визитка с именем и номером телефона, по которому можно звонить в любое время, как только чувствуешь, что вот-вот сорвёшься. Или не сорвёшься, а просто захочется с кем-то поговорить.
Остин напоминает тебе младшую сестру, которой ты не смог помочь. И ты больше не можешь допустить, чтобы подобное произошло с кем-то другим.
» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
>>> Персонаж может быть как человеком, не посвященным в мир сверхъестественного, так и столкнуться с этим непосредственно. Например, он может быть человеком, который отключил свою сестру от системы искусственного жизнеобеспечения, тем самым убив человека и активировав спящий ген оборотня.
>>> Обещаю графические подарки, совместные эпизоды (это само собой), безграничную любовь к персонажу, даже если они с Остин будут просто друзьями.
>>> Пример поста следующим пунктом. Не могу похвастаться быстрыми ответами, будние дни посвящены в основном работе, но выходные - форуму.
>>> К вам просьба стандартная: не пропадать без предупреждения, развивать персонажа, и, разумеется, брать его в первую очередь для себя. Пишу в основном от первого лица, но есть и второе, и третье - здесь уже как договоримся.
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

середина апреля, 2012 года

Нет, я не в порядке. Я не чувствую себя в безопасности, сколько бы не пыталась убедить себя в обратном. Или другие не пытались убедить меня в этом. Постоянно буду оглядываться, ожидая увидеть тех людей, которых считала друзьями. Ведь такая встреча будет означать только одно - я не смогу уйти, у меня не хватит сил бороться со своей зависимостью. Но сейчас я даже не уверена, что хочу этого: не знаю, кому принадлежит этот голос в моей голове, нашептывающий мне бежать, искать спасения.
Это сводит меня с ума.
Дверь, тихонько скрипнув, открывается и на пороге появляется Бронте, держа в руках высокий стакан, вероятно, полный воды. Она предлагает вызвать врача, но я отрицательно качаю головой - это не простуда, от этого нет волшебной пилюли, способной избавить меня от боли и страха. Всего пару дней назад я бы прибегла к помощи другого рода таблеток, которые помогли бы мне попросту не думать о происходящем, отодвинули бы все переживания на задний план. В этом было мое спасение.
Я не отвечаю и этого достаточно. Вижу, как с лица сестры уходят все краски, превращая его в жесткую маску. Мы два кривых зеркала и каждый здесь видит свое отражение. Бронте стала счастливой, в чем-то даже успешной - такой и я была совсем недавно, когда выход на сцену ещё приносил мне радость. Должно быть, сейчас во мне она увидела своё прошлое, которое всегда будет преследовать её. Я стою перед ней - живое напоминание ошибок молодости: пустая, разбитая, с запущенной программой самоуничтожения.
- Лучше спроси, чего я не принимаю. - Из груди вырывается полустон полусмех, заставляя меня дрожать всем телом. - Я и правда не тот человек, кто учится на чужих ошибках.
Нервно заламываю руки, пальцами зарываюсь в темных спутанных волосах лишь бы не ощущать, как подрагивают кончики пальцев, тогда как я испытываю необходимость в своих таблетках, в очередной дозе, способной унять эту боль и заглушить голоса, приказывающие мне остановиться.
Бронте молчит и не пытается накинуться на меня в желании придушить на месте. Её выдержка удивляет меня, ведь я бы на её месте уже давно придушила себя, или ушла в другую комнату, как каждый раз делала наша мать, не желая замечать перемен в дочери.
- Скажи что-нибудь.- Прошу я, потому что мне невыносимо видеть то, как Бронте смотрит на меня. Осуждение в её взгляде, неприязнь, укор, ведь она предупреждала меня. Я не слушала, я хотела жить по своим правилам.
- Давай же, сделай хоть что-нибудь. Накричи на меня, ударь, прогони из своей чертовски идеальной квартиры и отправляйся на своё чёртово свидание. - Не замечаю, как в руке появляется стакан, принесенный сестрой, как его содержимое оказывается на кафельном полу, как хрупкое стекло разлетается вдребезги, когда размахнувшись, я бросаю его в стену.
Я пришла к Бронте за помощью. Не знаю, надеялась ли я, что она поймет меня - мне тяжело было представить нашу встречу, но сейчас я все больше убеждалась в том, что это была последняя ступень на пути к саморазрушению.
Я хотела, чтобы дорогой мне человек отказался от меня.

Отредактировано Austen Avery (26-09-2016 22:29:00)

+1

19

Я РАЗЫСКИВАЮ [ПОТОМКА]

http://49.media.tumblr.com/baee2e23c726496d2c4dfd4333049a04/tumblr_nd92b45ucT1rrb9xco1_500.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Имя и фамилия на Ваш выбор. Для удобства, назовем ее Алана // Alana.
Прозвище - «Гончая»

» ВОЗРАСТ И РАСА:
Вампир // клан Виктора // 250-300 лет.

» ВНЕШНОСТЬ:
Jennifer Lawrence [обсуждаемо]
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевую, ЛС.


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
х Алана — разменная монета, которая была уплаченная Виктору Корвинусу, своеобразный пакт о ненападении. Она — залог того, что Виктору нет дела до делишек Уайтмора. Личный шпион на службе Его Величества, ищейка, задача которой быть полезной. Алана слишком хорошо знает, что бывает с теми, кто не полезен общем делу, а еще мастерски умеет играть на два и больше фронтов, ведь актерского мастерства ей не занимать. Но, не подумайте, она — верна собственным идеалам, под которые должны попадать окружающие. Если не попадают...это не её проблемы.
х Если призадуматься, то нет ни единой предпосылки, дабы быть обращенной. Хорошая семья, любимое дело, и вполне наивный взгляд на жизнь. Именно вера в сказочного принца позволила повестись на речи незнакомца, который обещал новую жизнь. Свое обещание Арчибальд Айвор Уайтмор сдержал, только новой жизни девушка была совершенно не рада. Это не удивительно, ведь посудите : ее обращают, а спустя пару недель ссылают в клан к некому Виктору Корвинусу, который с того момента является местным божеством, и повиновение ему становится приоритетной задачей. Встречаться с Создателем было можно, только сам Создатель себя такими проблемами отягощать не хотел. Закончив рассказ о том, будто бы он любимое дитя от сердца отрывает в доказательство своей лояльности к клану Корвинуса, Уайтмор покинул Алану, ни разу не задумавшись о ее светлых чувствах.
х Поначалу, Алана ненавидела своего Создателя, и, кажется, лишь ненависть к нему позволила ей выжить при вампирских законах, не стать жертвой интриг, и вообще довольно неплохо себя зарекомендовать. Иллюзии умирали, а старая ненависть постепенно сошла на нет. Первая встреча с Арчи спустя почти восемьдесят лет, слишком много однобоких обвинений. При следующей они уже говорили спокойнее, ведь Алана быстро училась. Кажется, именно это хотели видеть в ней окружающие — метаморфозы, сделавшие ее одной из клана Виктора.
х Она нечасто встречалась с Арчибальдом, ведь трений с Виктором у него толком не возникало. Почему? Как говорится, враг моего врага — мой друг, а совместная нелюбовь к Лоранду Корвинусу дала этим двоим занять позицию строгого нейтралитета, который предотвратил Арчибальду множество неудобств. Впрочем, со временем, Алана сама искала встречи с Создателем, желая воспользоваться его связями. Однажды попросила убрать нескольких личностей с ее карьерной лестницы. Спустя пару недель этих лиц внезапно настигли охотники. Кажется, на этом они и сотрудничают. Алана находит, кого бы "продать", а Арчибальду все равно, кого убивать. Находить кого-либо вообще ее хобби, поэтом за спиной её называют гончей, дело которой охотиться, искать. Именно охотой Алана и живет, ибо только это дает ей вообще какое-то удовольствие от жизни.
х Алана приехала в Ньюпорт уже давно, и видела все события, которыми жил клан за это время. Еще она видела, как Виктор Корвинус пал, а значит, ее положение может стать весьма шатким. Есть возможность наладить новые договора с новым начальством, или поступить по-другому...решать лишь ей.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Поначалу она его ненавидела. За обращение, разрушенную жизнь, за сомнительную семью, где ее насильно обращали в веру жестокости и насилия, за его безразличие. Казалось бы, нет того, в чем Арчи был не виноват перед Аланой. С годами она сумела победить в себе свои претензии, или просто отложила их в дальний ящик (никто не запрещает их потом вспомнить). Арчибальд никогда не признается ей в светлых чувствах, ведь он вообще редко, когда в чем-либо признается. Его безразличие сменилось вполне неплохим отношением. Они научились друг друга использовать в своих целях, предлагать друг другу взаимовыгодные контракты. Интересно, в этот раз им будет, что предложить интересного?
» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Если быть честным, то идея этого персонажа пришла довольно спонтанно, и нормально описать ее у меня так и не получилось. Вы можете сменить внешность/имя/фамилию, даже возраст. Мне бы хотелось отыграть эти отношения, задумки на игру  в прошлом и будущем. На данный момент Арчибальд состоит в клане Лоранда, и вообще темнит, но о его мотивах я расскажу Вам при личном общении. Без игры не останетесь, тем более, что я могу предложить игру далеко не от одного своего персонажа. Думаю, в поисках игры с другими игроками тоже проблем не возникнет. Я специально не писал слишком детально, дабы Вы могли подстроить персонажа под себя, сделать его таким, каким хотите видеть Вы.Характер на Вашей совести, да. В остальном, помогу и пойду на компромисс.
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

пост

Это даже забавно, пытаться уворачиваться от ответов, пытаться выровнять ситуацию, которая изначально не могла идти ровно и спокойно. Почему? Кажется, в общении сестрой ты никогда не мог остаться на той грани баланса, да и не хотел — так не интересно. Ровно по этой причине ты сам был готов выводить Эовин раз за разом, даже особо не стараясь. Все всегда получалось само собой, все дело в складе характера. Или в нежелании уступать окружающим, и изменить манеру поведения хотя бы на йоту. Кажется, уже сыт по горло еще со смертной жизни вечной необходимостью кому-то угождать, вести себя так, чтобы кому-то было лучше. Нет, ты не законченный эгоист, Арчи, просто со специфическими взглядами на жизнь, которые не исправляет даже сестра. Ты ее любил, по-своему, той самой своеобразной любовью, которая у вас одна на двоих, но что-либо менять в своей жизни не хотел. Еще ты на сто процентов уверен, что иного Эовин и не ждет от своего старшего брата.
- Вера в сказки обычно заканчивается большими разочарованиями, и мы оба это чудесно знаем. - слегка улыбаешься, делая глоток рома, прекрасно понимая, что упиться не получится, да и ты не стремился. Теплилась слабая надежда, будто бы лишняя доза алкоголя поможет справиться с ноющей болью в плече. Насколько действенным был подобный метод, было трудно оценить, но ром все-таки хороший. Сестра и ром, о чем еще можно мечтать? - Я всегда недоволен, Эовин. Семейная черта, - беззлобно отвечаешь ей, собираясь с мыслями.
Значит, и на набережную, и по улочкам. Ты просто счастлив, Уайтмор, ведь была догадка, что сестра долго бродить по городу не захочет. Решила брать измором? Теперь даже, если рука начнет отваливаться с самым неприятным видом, все равно не подашь виду. Ну, насколько это вообще возможно в ситуации, когда каждое лишнее движение приносит дикую боль и раздражение в качестве бонуса. Ты ведь хотел отдыха, Кромвель, хотел побыть с сестрой, а еще выпить рома, и попытаться отвлечься от мыслей о идиотах-партнерах, с которыми оказалось много ненужных проблем. Кажется, тебе нужен отдых, Арчи, но ты не знаешь отдыха, постоянно загоняя себя, постоянно держа в неком эмоциональном тонусе. Всегда готов ко всему, всегда в состоянии войны, которую незримо ведешь с окружающим миром, в надежде однажды победить. Точнее, отомстить. Это сейчас неважно, важно, что ты как-то странно смотришь на Эовин, с неким удивлением, но все-таки проходишь мимо нее, приглашая этим самым не мешкать и отправиться в ваше маленькое путешествие. Надейся, что рома хватит надолго, а еще, что ты сам где-нибудь не останешься.
- Не та уж и часто, как хотелось бы. Здесь есть неплохие поставщики, а черные рынки работают очень даже стабильно. Временами можно отыскать выгодный товар. - делишься  причинами своего пребывания на Кубе, на которую и правда возвращался не раз, - Я там, где можно провернуть различные махинации, где можно делать бизнес. Желательно подпольный. - поэтому список твоих любимых стран не такой уж завидный для туристов, ведь частенько, если и правда не имеешь дел, то в противном случае можешь расстаться с жизнью. Тебе это почти не грозило, ведь даже пулю в плечо получил сугубо из-за вампирских разногласий. Эовин же прекрасно осведомлена о предпочтениях своего брата и о том, как ты обычно делаешь себе карьеру — самым нечестным образом. Приумножение капитала, и его выгодное вложение стало настоящим хобби, ведь своей "работе" ты отдал лучшие годы своей жизни, как бы не смешно это звучало для семисотлетнего вампира.
И ты вновь разговариваешь обо всем, но не о причине своего недуга, который никуда не делся. Впрочем, ты довольно резво спускаешься со ступенек на тротуар, бросая внимательный взгляд на улицы Гаваны. Погода стояла замечательная, тепло, вечер, что еще может быть лучше? Эту мысль ты не озвучил, бросая хитроватый взгляд на сестру, стараясь во всю не двигать лишний раз плечом, от чего движения были немного скованными. Это неважно, важно, что Эо это не нравится, а еще тебя устраивало то, что пока не приходилось придумывать, по какой причине все случилось.
- Почаще? Я не так уж и против. - отвечаешь ей, - Нужно только согласовывать это с графиком. Уверен, он у тебя тоже есть. - о, ты даже сделал вид, будто бы планы Эовин тебя интересуют, и не потревожил ли ты ее дела своим внезапным визитом, - И где бы ты хотела провести следующий уик-энд? - задаешь вопрос, слегка морщась, резко сворачивая по улице, выходя к веренице мелких магазинов, в которых ничего особо интересного не найдешь, - Недавно ловил себя на мысли, что куда-нибудь на горнолыжный курорт хочу. Снега не хватает. - сказал тот, который ходит по столице Кубы, а еще, у которого для лыж не хватает здоровья. Сейчас еще это обсудите, ведь ты намерен продолжать ровно до момента, пока у сестры закончится терпение. Или вообще не начнешь эту тему, поэтому делаешь еще несколько глотков рома, чувствуя определенную долю опьянения, а еще не желающего проходить бессильного раздражения на все живое. Попыткой победить это самое раздражение была Эовин, от чего ты резко поворачиваешься к ней, привычно закрывая глаза от резкой боли, - Пошли к Кафедральной площади, там просто прелестные гадалки,- оживленно рассказываешь маршрут, - Всегда любил старую Гавану, но потом мы все равно выйдем к набережной, а там можно идти до бесконечности. Я бы показал тебе Капитолий, но он почти ничем не отличается от своего собрата в Штатах. - странный народ здесь живет, но программа минимум озвучена. И пока вы направляетесь к одной из площадей. - Культурную программу в виде музеев, галлерей, паркой и прочего я осуществлять не стану. Франческа обязательно составит компанию, если ты ее попросишь, - ведь завтра придется дальше решать проблемы с чертовыми поставщиками, и что-то делать с плечом. Мимо вас проходит какая-то женщина, и неодобрительно зыркает в твою сторону, замечая бутылку, и даже возмущаясь.  Подобная картина не заставила тебя убрать бутылку, а даже развеселила, поэтому ты подмигиваешь сестре, - В такие моменты чувствую себя молодым. - когда старая бабка возмущается твоим манерам, и правда складывается довольно веселая картина. Все-таки выйти на улицу было хорошей идеей, главное, не допить бутылку, иначе начнешь усиленно думать о своих недугах и причинах их появления.

+6

20

Я И МОЙ БРАТЕЦ РАЗЫСКИВАЕМ ТРЕТЬЕГО БРАТЦА-МОЗГОТРЕПАЛЬЩИКА ДЛЯ НАШЕЙ ШАЛЬНОЙ СЕМЬИ

https://38.media.tumblr.com/tumblr_m4i631pwzJ1ru449fo1_500.gif
https://33.media.tumblr.com/tumblr_mame048xgT1qkdght.gif
-Ты не мог бы мучить кого-нибудь другого?
- Нет. Я уже выбрал тебя.(c)


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Накир Болдуин | Nakir Baldwin
смене не подлежит.
» ВОЗРАСТ И РАСА:
27/43 - оборотень, в прошлом охотник.

» ВНЕШНОСТЬ:
Chris Hemsworth. Очень хочется, чтобы это был именно Крис. Oн главный вариант. Можно еще Garrett Hedlund. На самом деле внешность не так принципиальна, если у вас другие идеи, пишите, покумекаем- придумаем что вместе. ;)

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
гостевую, лс; также связаться можно и с Matteo Baldwin теми же путями.


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
(со вставками из анкеты Габриель)
Болдуины - семья охотников на вампиров в n-ом поколении. Отец с детства обучал своих детей следовать кодексу и делать свою работу четко.
«Семья Болдуинов именно этим и занималась последние лет триста — охотилась на вампиров. Габриэль не была исключением. Ее имя, данное ей в честь архангела, и виной всему любовь матери к религии, из-за которой старшему ребенку Болдуинов досталось имя Рафаэль, среднему Маттеос, а младшему Накир (The Faith of the dead). Всем им предстояло войти в семейный бизнес. Вопросов даже не возникало, задней мысли не возникло, чтобы оступиться. Габриэль никогда не смотрела назад, никогда не сомневалась, и четко знала, что станет поддержкой старшему брату и отцу в любом их начинании. Возможно, в молодости девушка совершенно не допускала мысли, будто бы помимо черного и белого есть еще тысячи оттенков. Но, таков был принцип Болдуинов, для которых методичная охота, убийство, скупка и продажа оружия стала делом привычным.
Все началась тогда, когда Рафаэль проиграл и сам превратился из охотница в добычу. Рафаэля Болдуина не убили, ибо враги подумали, что это слишком просто для наследника охотничьей семьи. Увы, он так и остался вечным пациентом больниц, учитывая многочисленные травмы и не менее покалеченную психику. Оставалось только смириться с этим. Или мстить, чем и занимался отец семьи, пока месть не свела его в могилу. На этом беды семьи не закончились. В самый тяжелый момент, как раз перед смертью отца, семью покинул Маттеос даже не соизволив как следует попрощаться. Он оставил письмо только Габриель, объясняя свое поведение желанием защитить любимую сестру. Но вот пояснить от кого или чего он не удосужился. Увы, но молодой Габриэль пришлось взять на себя дела семьи намного раньше, нежели все планировали. 24 года это не так уж и много, чтобы управлять делами семейства. Благо, была и другая родня, которая в нужный момент могла помочь принять нужное решение за молодую охотницу, пытающуюся продолжать вести охоту и не потерять семейный бизнес.
Спустя еще несколько лет, произошло то, чего никто никак ожидать не мог. Это была охота, охота на вампира, и погоня завела их в лес. Именно в лесу Болдуин подверглась нападению дикого животного, а именно волка. Габи успела выстрелить, но тварь успела укусить. Самое интересное случилось на следующее полнолуние, когда кости стало ломать, а дикая боль лишала рассудка. Та, которая призвана убивать монстров, и сама стала монстром. Несколько убитых охранников в большом загородном особняке стало тому явным доказательством. Габриэль Болдуин ужасно повезло, что свидетелем ее обращения стало лишь несколько охранников, а не остатки семьи, не другие, кому доверяла новоявленная волчица, и кто доверял ей. Охотники должны доверять своим, быть верны своему делу, иначе могут оказаться в той ситуации, когда на помощь не придет никто. После осознания происходящего, Габриэль довольно быстро нашла нужный выход из ситуации. Она уехала подальше от семьи, подальше от дел, временно вручив бразды правления двоюродному брату. Причины? Со здоровьем проблемы, в чем не причина уехать в Канаду в маленький городишко.»
Накир был обращен в оборотня своей сестрой, Габриель. Она сделала это не нарочно, еще не контролируя свои способности как следует. При первой же возможности после обращения он уезжает из города, сбегая из семьи также, как и двое других Болдуинов. Всё время он жил как ему заблагорассудится. В отличие от Габриель, Накир и Маттео более не являлись охотниками.
Мать семейства обращена в вампира, также скрывается от родственников.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
С Габриель
Накир не желал становиться оборотнем, все произошло по чистой случайности. Он оказался не в том месте, не в то время. Аврора укусила брата в порыве эмоций, которые еще не научилась контролировать так близко к наступающему полнолунию. Накир долгое время винил во всем Аврору, не желая признаваться в своем глупом поведении, последствия которого остались с ним на всю жизнь. Габи сама так и не смогла простить свой эмоциональный всплеск, искалечивший надежды и возможное светлое будущее брата. Накир, с годами, все же остыл и даже оценил и полюбил свои новые возможности. Сестру, как ему казалось он все же не простил. Отчасти, в силу того, что они даже не виделись всё это время. Он даже не подозревает сколько неожиданных и нежеланных эмоций для него будет стоит их долгожданная встреча.
С Маттео
Вышеуказанный сбежал из семьи потому что был обращен в вампира, он решил в принципе не показываться на глаза родственников. В детстве братья не были слишком близки, но братские узы всегда оставались святым в семье Болдуинов. Спустя годы Накир и Маттео встретились уже будучи вампиром и оборотнем, где исход мог быть разным: скорее, в силу вспыльчивого нрава Болдуинов, они не поладили сначала, но после общий язык нашли. Поддерживали связь, хотя каждый жил своей жизнью и чаще в разных городах.

Воссоединение семьи должно состояться в Ньюпорте не без помощи Маттео, который столкнет лбами Накира и Габриель.
» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
О персонаже:
Игроку надо будет решить, чем Накир занимался всё время после обращения в оборотня и как справлялся со своей новой сущностью.
В целом лепить образ остается игроку, но стоит учесть, что все в семье Болдуинов довольно импульсивные и сильные личности, воспитанные строгим отцом. Повторюсь, что Накир после ухода из семьи перестал быть охотником, но Габриель может восстановить его в должности.
В общем:
Очень просим не брать персонажа на пару недель. Он очень важен для нас с братом и мы хотели бы отыграть множество идей вместе. Если у вас появятся вопросы спрашивайте. Глупых вопросов нет, есть лишь глупые ответы;) Мы Вас очень ждем, будем лелеять и обожать, и мяском кормить. Приходи в нашу шальную семейку, о белобрысый заноза! От себя обещаю море любви и в игре, и во флуде) От Вас ожидаем лишь активности и заинтересованности в развитии этого персонажа. По пять постов в день мы не требуем, поэтому никто над Вами кружить и требовать постоянного постописания не будет.

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

Gabriel
внешний вид. плюс сумка с собой, лежит на сидение. Оружие спрятано под курткой. Один маленький пистолет в кобуре и за спиной шакрам. В одном сапоге спрятан маленький кинжал.

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/04/c9ab504247d3726d58940731d022e128.jpg

And you got style
And you got grace
And you got the means
To leave that place
But you'll never, never make it
And you'll never, never break it
(c) Katie Gray- Set Free

Неуверенные объяснения водителя отвлекли внимание от незнакомца, так отдаленно напоминающего кого-то из прошлого. Странное ощущение словно я упустила что-то важное вновь тревожило обычно непоколебимый душевный покой. Стараясь отвлечь себя от неожиданных и появившихся совершенно не к месту эмоций, я привстала и подняв одну руку, привлекла внимание пассажиров поезда
- Прошу прощения, но давайте мы все присядем- мужчина с разбитым носом начал было ворчать, но холодный пронзающий до мозгокостей взгляд зеленых глаз быстро успокоил этот недолгий "бунт на корабле".- давайте не будем усложнять работу сотрудников, наберемся терпения и дадим знающим людям делать свое дело. - навесив на лицо дежурную улыбку, я слегка кивнула водителю с благодарностью смотревшему в мою сторону.- На сколько я поняла неполадки надо устранить выйдя на улицу, поэтому давайте все присядем на сидения и подождем, пока водитель- я вопросительно глянула на мужчину- И мой сотрудник выйдем и проверим, что именно вызвало неполадки. Между делом наша замечательная Нэнси предоставит вам небольшой перекус и разумеется напитки. Прошу прощения за данный инцидент. - еще раз извинившись водитель поезда, взяв с собой молодого помощника вышел из вагона. Где-то неподалеку почти бесшумно открылись двери поезда…

Знакомый огонек ностальгии вновь задел чувственную струну воспоминаний. Прикрыть глаза на мгновение. Вдох. Словно в замедленной сьемке перед глазами мелькает далекое прошлое. Суровые, но такие близкие сердцу детские воспоминания. Далеко не то, что многие назвали бы счастливым детством, но для меня оно было одно, единственное. Полное надежд и ожиданий. Полное семейной любви и совместного времяпровождения. Пускай то были лишь тренировки. Плевать, что "обычных" семейных посиделок в нашей семье почти никогда не было. Не важно. Я хранила то, чем владела. Большего мне надо не было. Я была счастлива в том маленьком, надежном детстве в окружении семьи. Семьи... Маттео!
Рыжие волосы больно ударили по лицу при резком повороте. Словно молнией, пораженная шоком, я "замерзла" там, где стояла.
Взгляд зеленых глаз буквально пожирал идущего на встречу брюнета. Знакомый запах удушливо давил на сознание. До боли родной голос вызвал легкие мурашки. Слегка вздрогнув я наконец-то взяла себя в руки, позволив себе вдохнуть немного кислорода о котором давно молили легкие. С каменным лицом я безмолвно боролась с нахлынувшими, словно волна цунами, эмоциями. Яростно пытаясь не утонуть под безжалостно топившими меня чувствами, я аккуратно дотронулась до спинки ближайшего сидения. Пытаясь вновь вернуться в реальность, в поисках контроля, искала что-то обычное, что-то не способное подкинуть очередной сюрприз на данный момент. Только я и спинка сидения. Отправить все остальное на задний фон, дать сознанию возможность прийти в себя и взять ситуацию под контроль.
- Маттео?- слово прозвучало на удивление твердо и уверенно, ловко скрывая извержение эмоций и полный хаос происходивший в моей голове. Шаг вперед. Еще шаг. Так близко, что ты можешь увидеть малейшие черты лица, изъяны и почувствовать теплое дыхание на бледной коже.
- Не изменилась? - нижняя губа предательски дернулась, заставив нервно ухмыльнуться. Нормальной улыбки выдавить не удалось. Это скорее было похоже на оскал готовившегося к нападению волка.
- Ты давно в зеркало смотрел сам? Дай угадаю...- взгляд скользнул по шеи вновь появившегося в моей жизни брата. - был ужин, и первым десертом стал именно ты. Я попала в точку? - уверенный тон медленно, но неумолимо исчезал заменяя собой неясный шёпот. - А теперь скажи мне, какого черта ты следил за мной? - левая рука автоматически, словно между прочим скользнула за спину. Пальцы слегка коснулись холодной стали, даря на мгновение толику спокойствия.

[/td]

- Если ты пришел за мной- встретившись с его взглядом, слегка прищурила глаза. Мы оба знали какая началась игра. - Боюсь тебя ждет лишь разочарование- И ранний билет на тот свет. - где-то глухо, почти не слышно для человеческого слуха что-то стукнуло. Заметив это, я не решалась отвлекаться, лишь краем глаза подметив, что молоденькая помощница отправилась в другой вагон. Негромкие разговоры и вазюканье других пассажиров меня не волновало.
Тот факт, что перед мной стоял родной брат, тоже не волновал. Мне хотелось в это верить. Ведь перед мной уже не мой брат. Это просто труп, ловко маскирующийся под живчика. Он мне никто. Я вычеркнула его из своей жизни в ту ночь, когда он покинул дом родителей. Покинул меня. Одна. Я осталась одна, лишь помятый кусочек бумаги напоминал о его существование первые два года. Сгорело письмо и с ним моя любовь.

http://49.media.tumblr.com/3190974cc7eba3dc352476772f4b1702/tumblr_o276z6Fwzw1ql00eho7_r3_250.gif

Остался лишь долг. Моя работа -единственный спутник не покидающий меня, единственный, на что можно положиться. Стоит отдать ему должное, от решающего шага останавливает лишь слишком большое количество свидетелей в одном вагоне...
Молча изучая неизменившееся лицо брата, я понимала, что он уловил мой настрой. Ведь он всегда понимал меня с полуслова. Даже не смотря на эти годы разлуки- он знал.
Остается вопрос: что теперь? Что ты сделаешь? Попытаешься бороться за свою жизнь? Или снова будешь бежать? Подавив подкативший к горлу комок, я заставила себя улыбнуться с лекой почти неуловимой фальшью. Я знала он это заметил. Шах. Мат.

Matteo

Есть у жизни такая особенность — устраивать всё внезапно, да не так, как хотелось бы. Не так, как планировалось. Учитывая, что и плана-то не было, так что жаловаться и искать оправданий времени не было. Маттео оказывается запертым в вагоне поезда, совершившего внезапную остановку посреди своего пути. Ничего странного или пугающего, но интуиция подсказывала, что дело идет в интересное русло. Чутье червячком в груди крутилось, извивалось и не давало покоя, пробираясь куда-то к горлу и вызывая не приятное ощущение.
К тому же, не было здорово... это типа coming out, только "я твой брат и я жив, а ты моя сестра. . . и мы вообще не изменились, о, привет, внезапная встреча, да? кто ж знал. . . ".
И вышеуказанный план (всё же назовём его планом) казался не таким уж и плохим, учитывая все остальные варианты, которых не было. Совсем.
Габриэль (в этом не было никакого сомнения) выглядела как всегда уверенно в себе. Еще в детстве она всегда ходила с расправленными плечами, ясным и понимающим взглядом, ничто не ускользало от её внимания; Габриэль Болдуин была той самой девушкой, которая могла как следует надрать задницу и в этот момент выглядеть исключительно круто. Маттео тоже был крутым, но Габи была крутой по-своему, такой загадочной и боевой.
Непредвиденные обстоятельства в поездах случались не редко, наверное. Маттео не ездил поездами часто, еще реже оказывался в вагоне, пропитанным неизвестной опасностью, поэтому не мог сказать, что это было исключительной ситуацией. Наверное, норма для всех остальных. Водитель пытался убедить остальных в том, что всё в порядке, но своё учащенное сердцебиение явно не мог скрыть. Не от юного вампира, который давненько не питался (пакет крови три часа назад не считается). Парниша, у которого пошла кровь носом (как это теперь выяснилось), не давал покоя, всем собой приковывал внимание и заставлял давиться слюнями. Это как жареную индейку поставить перед носом и сказать, что это для гостей и надо подождать ещё пятнадцать минут. Издевательство и провокация! Стараясь переключить всё своё внимание куда-то в сторону, в любую сторону, Маттео не совсем начинает думать над своими словами.
— Изнутри никак, поэтому кто-то должен выйти наружу и всё разрешить. Ждем помощников на вертолетах или вы решите всё? — уставшие и измотанные работники выжидающе смотрят, намекая о нетактичном замечании со стороны Маттео. Тот лишь сдержанно улыбается и переводит взгляд на девушку. На сестру. Она ведь узнала его голос? Он не планировал говорить, выдавая себя еще больше, слова вырвались сами собой, перебивая чьи-то еще упреки и вопросы "как долго нам ждать?". Это ночь и все хотят добраться домой.
Так или иначе в этот момент пошел отчет. Началась чужая игра, в котором Маттео и Габриэль придется принять участие, сколько не по своей воле, а по воле случая.
Но чета Болдуинов отличалась от окружающих, способных пустить чужие планы под откос, хотя бы тем, что они встретились спустя годы. Долгие годы. Если здесь и замышляли совершить злодеяние, то они выбрали не то время, не то место.
— Габи, как жизнь? — срывается с губ, когда он даже и подумать об этой фразе не успел. На лице появляется глупая улыбка, совершенно повседневная и спокойная, будто они виделись только вчера и пересечься ночью в полупустом вагоне было совершенно простым делом. Обыденным даже, я бы сказал. — Давно не виделись, да? А ты совсем не изменилась, — а это смахивает на фразочки из оперы "мы не виделись год и встретились на семейном ужине в честь дня рождения отца".
То есть, а как еще? Маттео, успевший потерять способность к нормальному общению с социумом в принципе, сейчас должен как-то адекватно поздороваться с сестрой, когда так феерично свалил из дома, оставив буквально всё. Действительно всё. Его действия были спонтанны, отчаянны, оправданы. Не было пути назад. Там уж только если смерть. Впереди тоже смерть ждет, кажется, ведь он встретился с сестрой, а ей палец сунь — откусит всё, так ведь? С охотниками шутки плохи, особенно если они совсем не постарели с последней встречи, которая была лет эдак двадцать назад. Маттео и счет потерял. Сейчас было даже как-то совестно из-за этого: как это так, он не считал?! Ему было всё равно?
Вовсе не всё равно, но он был не человеком счета, чтобы отслеживать прожитые дни. Не задумываешься об этом, когда ты вампир, переживающий ломки, страдания, потери вдохновения и полёты в эйфорию.
И всё же на дне его души горит мелкий зелёный огонёк: сестра примет, поймет, простит. Осталось только прощения попросить, но диалог начат так интересно, приоритеты расставлены, куда там еще извинения всунуть?
Главное, чтобы нос не сломала. Хотя холодная и сдержанная реакция будет еще более ранящей, обидной. Ладно, ломай нос.

Отредактировано Gabriel Baldwin (31-10-2016 17:08:10)

+2

21

Я РАЗЫСКИВАЮ СЫНА

I miss the way it used to be, when we were family
NOW I HATE YOU
http://66.media.tumblr.com/2009e9f0559ea2a38b0787d75066606b/tumblr_o3swohelJf1u4fauvo7_250.gif http://66.media.tumblr.com/eadda4c62376f25439e383ecf3402721/tumblr_o3swohelJf1u4fauvo10_250.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Noah Crowley | Ноа Кроули*
» ВОЗРАСТ И РАСА:
60 [26] y.o. | вампир

» ВНЕШНОСТЬ:
Matthew Daddario
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
гостевую


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
Жизнь Ноа Кроули была похожа на сказку: любящие родители, забавный младший братишка, много игрушек и исполнение любого каприза по первому требованию — чем не мечта? Однако, за фасадом идеального семейства всегда скрывается нечто иное, только мальчик тогда даже и не подозревал, что его мать смотрит на отца без прежней влюблённости во взгляде, да и вообще родители тёплых чувств друг к другу не питают уже давно; куда больше его беспокоил выбор имени для пони, которого он попросит на Рождество, и порода собаки, которую ему обещали подарить на день рождения. Он жил как и полагается ребёнку — в своё удовольствие, старательно выполняя поставленные перед ним задачи, и мог смело претендовать на звание образцового сына не менее образцового семейства. И так оно и было, пока однажды его мать, Веспер Эвелин Кроули, не вылетела с обрыва на своём автомобиле, оставив после себя лишь теперь уже никому не нужные вещи и память. Как должен был чувствовать себя шестилетний мальчишка, впервые столкнувшись со смертью самого близкого человека, который только мог у него быть? О, Ноа был подавлен. Первое время. Затем на смену упадническому настроению пришла неоправданная ярость: свою обиду и злость он вымещал на окружающих, срываясь на отца и младшего брата, который в свои беззаботные три даже не понимал, почему на него кричат из-за всяких пустяков да почему кричат вовсе. Отец, не умевший справляться с детьми и не считавший их воспитание своей обязанностью, решил все возникшие проблемы просто: сначала нашёл себе новую супругу, а затем определил сыновей в школу-пансионат, избавив себя от необходимости беспокоиться о тех, кто слишком сильно напоминал его покойную жену, чьё имя с его же подачи быстро исчезло с первых газетных страниц.
Вплоть до совершеннолетия жизнь Ноа проходила под неусыпным контролем, который ослаблялся лишь во времена возвращений домой на каникулы. Это время он одновременно любил и ненавидел, часто представляя, какой была бы его жизнь, если бы мать была жива, была рядом. Впрочем, как только ему стукнуло восемнадцать, и трастовый фонд с немалыми суммами был открыт к его доступу, все проблемы, реальные или же надуманные, разом перестали существовать, а юный Кроули отправился покорять одну точку на карте мира за другой. Очаровательный, харизматичный, амбициозный, самоуверенный, наглый и богатый — с таким набором черт весь мир ложился ему на ладонь и сам предлагал себя. И вот тогда-то он поймал себя на мысли, что раньше, в детстве, его жизнь была неплоха, а теперь вполне даже хороша. Почти прекрасна.
Он, не обременённый ни заботами, ни моральными принципами, жил так, как ему того хотелось, становясь едва ли не живым воплощением Дориана Грея, разве что без портрета и смертным. Однако, это вскоре изменилось. Ноа солжёт, если скажет, что не помнит, как всё произошло, потому что эти воспоминания въелись в память, как пятно из самых стойких чернил, которые не выведет даже отбеливатель. Ещё неделю назад он, влюблённый в очередную свою пассию, веселился на полную катушку, вливая в себя всё алкогольное, что только мог найти в баре, а сегодня уже сгибался пополам, хватаясь за раскалывающуюся голову, словно это поможет ей не развалиться на части. Очаровательная девчушка, которую он осторожно, но вполне решительно послал прошлой ночью, недовольно качала головой, поджав губы, протягивала ему отвратительное пойло, от которого тошнота лишь сильнее подкатывала к горлу, а затем резким движением отправляла на тот свет, свернув ему шею. Кто же знал, что брошенные вампиры в порыве обиды воспринимают фразу "я лучше сдохну, чем поеду за тобой" столь буквально.
И вот когда Ноа открыл свои глаза вновь, делая первый вдох, когда впервые почувствовал вкус крови на губах и всю власть над чужой жизнью, сосредоточившуюся в его руках, тогда-то он и понял: теперь-то его жизнь просто прекрасна.
» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Имя своей матери он услышал совершенно случайно, произнесённое тихим шёпотом, и не преминул возможностью уцепиться за эту ниточку. Волна откровений нахлынула на него подобно цунами; подумать только: он столько лет считал её погибшей, а она не просто жива-здорова, так ещё и, чёрт бы её побрал, бессмертна! Впрочем, в этом яблочко недалеко упало от яблоньки. Да и в остальном тоже: унаследованный дрянной характер, с возрастом и под влиянием извне трансформировавшийся в просто отвратительный, дал о себе знать вместе с желанием напомнить о себе. Да только выследить мать-кукушку, променявшую семью, детей, его в частности на бессмертие, оказалось задачкой куда более сложной, чем он себе представлял. На поиски Веспер Кроули у её сына ушло восемь лет, и вот он, наконец, знает, в какую дверь стучать, чтобы нанести ей визит. И тёплым это воссоединение точно не станет.
» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
*имя подлежит смене лишь в единственном случае: Ноа использует псевдоним; по рождению же назван он был так и никак иначе;
● Ноа не милый, не добрый, не белый и не пушистый. Он эгоистичное зло в привлекательной оболочке, и это у нас семейное;
● о жизни своих детей Веспер справлялась до тех пор, пока младшему не исполнилось восемнадцать (так что она не такая уж плохая мать, как может показаться на первый взгляд), но Ноа об этом не знает;
● им движет детская обида за то, что она его оставила, так что юношеский максимализм, пришло твоё время!

Здесь должен был и мог бы оказаться пафосный текст о том, что вам не стоит гнаться за внешностью и брать роль на один день, что я хочу видеть от вас активность и самостоятельность, что я могу водить за ручку, но вы только на моё "а давай" не полагайтесь, но серьёзно: кто-нибудь это читает? А если читает, то следует ли? Нет? В общем, это на вашей совести, но знайте, что если вы меня кинете, я вас выслежу и убью, потому что фу такими быть :3
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

читать

Холодная усмешка касается губ, но не затрагивает взгляда, остающегося по-прежнему сосредоточенным на лице мужчины; Веспер смотрит на него внимательно, пытаясь распознать по взгляду, по жестам, сменяющим друг друга, что-то, что кажется ей неизвестным, незнакомым и оттого настораживающим. В привычных для неё комбинациях, в которые складывались его действия, проскальзывало что-то иное, неизведанное, а Кроули была известна тем, что любила держать под своим контролем всё; ей не нравилось, когда что-то ускользало от её внимания и образовывало пробелы в картинах, которые она писала сама, руководствуясь своими желаниями и целями, подстраивая их под обстоятельства, от неё никак не зависящие. Но он зависел. Она дарила ему желанную свободу лишь тогда, когда покидала Ньюпорт без обещаний вернуться (к чему слова, когда важнее действия — он давно должен был привыкнуть, что она настигает его в самый неожиданный момент, появляясь на пороге тогда, когда он ждал её меньше всего), но в остальное время всё, что он делал, проходило если не по её указке, то под её контролем, знал он это или нет. Сейчас же Кроули была уверена, что где-то за кадром свершилось нечто важное, отчего Кинселла вдруг осмелел, но даже и мысли не допускала, что виной тому запущенный ею процесс, о благополучном исходе которого она ещё не успела узнать. Впрочем, столь ли благополучным он будет для неё?
Ты не взрослеешь, Лиланд, — она покачивает головой в отрицательном жесте, растягивая губы в снисходительной улыбке. Такой обычно одаряют тех, кому осталось недолго, однако прерывать его жизнь в планы Кроули не входило. Не на ближайший вечер уж точно. Она свято верила, что сегодняшний её визит станет ещё одним звеном в цепи подстроенных событий, итогом которых станет его обращение и превращение в усовершенствованную машину для убийств, выдрессированную ей подобно цепному псу. Будь у неё на руках все карты, то она бы была осторожнее в своих словах и действиях, но незнание — ключ к опасности, что таилась в охотнике; позиции сменились, но Веспер не подозревала, что была расформирована в ранг жертвы, перестав быть самым опасным хищником. — Ты стареешь, — подмечает она, перебирая длинными ногтями по тёмному стеклу зажатой в ладони бутылки вина. — Становишься слабее, — горлышко касается традиционно подчёркнутых красным цветом губ, но она так и не делает глоток, наблюдая за его реакцией на её слова. Знает ли он, понимает ли в действительности, к чему она ведёт? Осознаёт ли, что она избавится от него в ту же минуту, как решит, что он — отработанный материал, из которого более не слепить ничего стоящего, который теряет свою ценность с каждым прожитым днём? Заметит ли, что она сделала для него, когда придёт нужный момент и всё, чем он жил прежде, во что верил, заиграет новыми красками, открываясь с иной стороны его новой сущности, мирно спящей внутри него всё это время? — Дело не в том, что я знаю тебя наизусть, а в том, что ты более не умеешь удивлять, — она пожимает плечами, отводя взгляд в сторону размытых домишек, усеивающих кромку горизонта вдали от этой сцены, на которой их фигуры разыгрывали два сценария.
Он подносит к губам сигарету, она — бутылку, и в этот раз Веспер и впрямь позволяет терпкому виноградному вкусу коснуться кончика языка и прокатиться вниз по горлу; алкоголь не грел и не пьянил, но был неотъемлемой частью этого вечера, добавляя ему того картинного трагизма, которым переполнялись классические драмы. Струйка серого дыма, извиваясь и подрагивая на ветру, ползёт вверх, растаяв и так и не достигнув тускло светящего маслянисто-жёлтым фонаря. Картина, достойная того, чтобы быть запечатлённой на холсте, однако не было никого, кто мог бы остановить момент, выставив его на паузу, и достать краски. А потому действие продолжалось, набирая обороты, как катящаяся по прямой шестерёнка механизма, отвечающего за трагичность событий в Ньюпорте, давно привыкшего к отсутствию спокойной жизни.
Лиланд подаёт голос, и Веспер, до этого смотревшая в сторону, лениво переводит взгляд в его сторону, мазнув им по его лицу и чуть ниже, останавливаясь на груди, где сейчас так громко билось сердце, разгоняя по всему телу горячую кровь. Он злился, и в этом она не видела ничего удивительного: у Лиланда была на то полное право, и будь она на его месте... но эту позицию занял он, и ей не понять его в полной мере. Не понять, почему он считает, что она должна ему ответы, когда и так дала ему куда больше, чем он имел права рассчитывать. Она закатывает глаза, качая головой, и тихо смеётся.
Нет, Кинселла, серьёзно? — забавляться над его наивностью (по крайней мере, так Кроули воспринимала ряд заданных вопросов и сопровождающих их реплик) было легко, не подозревая, что внутри него зверь просыпается, приникая к земле и скаля клыки, чтобы в любой момент перейти в нападение и стереть с её лица самодовольную ухмылку. — Ты ведь не думаешь, что всё знаешь, — она произносит это как утверждение, а не вопрос, будто всерьёз надеясь, что он не столь глуп, чтобы сомневаться в построении её планов и том расчёте, что стал им основой. Но она знает, что ему никогда не понять, что ею движет и что заставляет двигать фигуры на шахматной доске, выстраивая их в определённые комбинации и жертвуя пешками, которых убивал он по её приказу. Ведь будь всё так просто, гениальный план и хитроумная тактика Веспер Кроули не были бы таковыми. — Неужели ты и правда считаешь, что я обязана объяснять тебе, почему поступаю так, а не иначе? — мелодичный голос теряет вкрадчивые, ласкающие ухо нотки, приобретая металлическую холодность и твёрдость. — Знай своё место, Лиланд. Если уж кто кому чем и обязан, то точно не я, — она говорит негромко, особенно на контрасте с тем надрывом, что эмоциями сочился в его голосе минутами ранее, но ей и не нужно напрягать голосовые связки, чтобы он услышал. Потому что он всегда слушает, хотелось ему того или нет. — Вот только не говори, что тебе самому не нравилось находиться подо мной во всех смыслах этих слов, — вставляет она, подняв указательный палец и склонив голову набок.
Их отношения (обозначим то, что между ними происходило, этим нейтральным словом, включающим в себя всё и сразу) никогда не поддавались логике, которую мог бы понять кто-то другой. В тандеме кукловод — марионетка всё строилось на одних лишь её прихотях и угрозах, которыми она держала охотника при себе, словно ручного зверька; ему оставалось лишь подчиниться, а каждая попытка непослушания каралась бы бесхитростной местью, но у него всегда был выбор. Он всегда мог найти тот короткий момент, когда она потеряет бдительность, и воспользоваться им, и Кинселла был умен, чтобы воспользоваться изредка, но всё же выпадающим ему шансом. Но почему-то этого не делал.
Ты так ничему и не научился, — с подчёркнутой фальшивой горечью в голосе тянет она, разочарованно поджимая губы. — Если желаешь чего-то, то никогда не проси об этом, — рука, сжимающая бутылку, поднимается вверх, — бери силой. Вот что значит власть, — и она разжимает пальцы.
Глупый, глупый Лиланд. Он и правда посчитал, что вспышка праведного гнева мгновенно на неё подействует, заставив закатать рукава и вытащить из них все козыри, раскладывая их на столе ровным рядом?
Глупая, глупая Веспер. Она и правда поверила, что лучшие карты при ней, все до единой, забыв о комбинации из тех, что меньше рангом, но вместе дают победные очки.

Отредактировано Vesper Crowley (23-09-2016 01:48:43)

+4

22

Я РАЗЫСКИВАЮ СВОЕГО ПОТОМКА

http://i.imgur.com/moQGhVv.gif http://i.imgur.com/SgyD8CY.gif http://i.imgur.com/0XrftVl.gif

» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
На Ваш выбор, но как варианты могу предложить: Alma/Альма, Sylvia/Сильвия, Edmé/Эдме, Idalia/Идалия. Я буду называть ее Эдме.
» ВОЗРАСТ И РАСА:
вампир, обращена в 29 лет; сейчас Эдме 96 лет.

» ВНЕШНОСТЬ:
очаровательная Michelle Dockery
насчет других вариантов можно обговорить в личной беседе (:
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
гостевую или лс


занята

» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:

1916 - 1945
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

   Эдме родилась в пыльном и сером Лондоне в самый разгар Первой мировой войны. Ее отец был известным в Англии пианистом, которому удалось через многочисленных знакомых выбить нужные справки и не отправляться на фронт, а оставаться в тылу на скучной конторской должности, день изо дня перебирая опостылевшие бумаги. Именно рождение дочери стало для него самым ярким событием тех дней. Еще через три года, когда в Европе с невероятным трудом воцарился мир, в семье родился сын. Казалось бы, еще один повод для счастья, пока доктора не озвучили диагноз, поставивший клеймо изгоя на новорожденного. У мальчика был синдром Аспергера, который в начале двадцатого века именовался простым слабоумием. Обеспокоенные родители приглашали одного специалиста за другим, каждый из которых делал озабоченное хмурое лицо и выписывал новый рецепт или советовал пройти курс лечения в специальной клинике. Наверное, это и есть самое главное воспоминание Эдме из детства. Она не понимала, почему вокруг брата суетятся не только домашние, но и посторонние люди, однако не испытывала при этом чувства ревности, потому что, глядя на родителей, прониклась к младшему беспокойством и заботой, должной ей по праву старшего ребенка в семье. Чтобы обеспечить хорошее обучение дочери и лечение сына, отец семейства много работал, часто отправлялся на гастроли и практически не бывал дома. Эдме получила воспитание юной леди не смотря на то, что финансовое положение ее семьи с каждым годом ухудшалось. Когда девушке исполнилось семнадцать лет, ее отец умер во время гастролей в Америке – как кто-то из гостей на похоронах обронил тихим голосом, будто бы сердце старика не выдержало из-за возложенных на его плечи забот о слабоумном сыне. Выказанные семье показная жалость и наигранное сочувствие вызвали в Эдме отторжение от английского общества и еще бóльшую привязанность к брату и матери. 
   В 1935 году девушка вышла замуж за австрийского банкира и хорошего знакомого своего покойного отца, который приехал по делам в Лондон и задержался в нем слишком надолго, чтобы завести сердечные привязанности. Как говорила ее мать, это знакомство - подарок Судьбы, будет глупо упускать свой шанс. Впрочем, сама Эдме не имела ничего против подобной партии. Между мужчиной и девушкой завязались близкие доверительные отношения, которые посторонним казались самой настоящей влюбленностью. После свадьбы пара переехала в Вену. Молодая супруга пыталась соответствовать статусу своего мужа и послушно посещала с ним мероприятия, заводила новые знакомства, организовывала званые вечера, которые она пыталась сделать не такими холодными и чопорными, как это принято в Лондоне. Не смотря на вновь нарастающее возбуждение, охватывающее Европу, Эдме как и ее муж оставались в стороне, стараясь не вмешиваться в политику.
   Через два года, в 1937, умерла мать Эдме. После долгих споров и громкой ругани, девушка настояла на том, чтобы ее младший брат переехал к ней в Вену, а не перешел к дальней английской родне и стал для кого-то ненужным бременем. Ее мужа не слишком вдохновила подобная перспектива. Он итак погасил все долги, которая семья ее супруги накопила за последние годы, и продолжать тратить большие суммы на лечение слабоумного родственника он не хотел. В его планах были собственные дети, с которыми пока что не складывалось. Но переезд младшего брата Эдме грозил тем, что все ее внимание будет отдано нерадивому мальчишке.  В конечном итоге мужчина уступил. Он был раздражителен и недоволен как из-за разногласий в семье, так и из-за обострившейся ситуации между европейскими странами.
   В марте 1938 года немецкие войска вступили в Вену, а сама Австрия стала частью Германии. Новая власть, новые законы и порядки.  Пока ты нужен и послушен, тебя не тронут. С такой идеологией пришлось смириться Эдме и ее мужу.  Будучи не последним человеком в Вене, мужчину приглашали на мероприятия, знакомили с нужными немцами, один из них даже сделал щедрое предложение, от которого австриец просто не мог отказаться. В то время как по всему городу проходили аресты и расстрелы, сотрудничество с нацистами создавало некую иллюзию безопасности, которая рухнула через год. Эдме так толком и не объяснили за что был арестован и отправлен в Дахау ее супруг: то ли он был уличен в помощи евреям, то ли за оскорбление немецкого офицера, то ли просто надоел. Женщина пыталась ему помочь, нанося визиты нужным людям и прося о помощи старых знакомых семьи, но все ее усилия ни к чему не приводили. Еще через год, в 1940, новая беда постучалась в их дом. Благодаря изданному в Берлине указу, началась акция по избавлению общества от «лишних» людей – людей с психологическими заболеваниями и инвалидов. Все они насильно ссылались в специальные лечебницы, являющиеся по своей сути лагерями смерти. Опасаясь того, что однажды придут за ее младшим братом, Эдме снова начала просить знакомых о помощи, покупала справки, подкупала врачей, старалась как можно меньше привлекать к себе внимания, почти перестав выходить из дома. Тогда нацисты пришли к ней сами. Но не за братом, а за фамильным имуществом ее мужа. Женщина с облегчением наблюдала за описью вещей, благодаря Господа за то, что никто не обратил внимания на странного домочадца. Но Господь очень быстро отвернулся от них – по донесению одного из соседей, с которым у брата Эдме вышел конфликт, последнего забрали и, приписав к диагнозу «буйный, опасен для общества», отправили в Хартхайм. И снова попытки выкупить, постыдно вымолить пощаду для близких ей людей. Какой-то старый знакомый опрокинул неосторожную фразу, что австрийские заместители ничего не решают, нужно обращаться к тем, кто выше них. Эдме загорелась этой мыслью и, переполненная решимости, заняв средства у ростовщиков, отправилась в Берлин. Она оставляла одну жалобу за другой, писала заявление о просьбе опротестовать решение по поводу брата, пыталась узнать о судьбе мужа, но бумажная волокита ничего не давала в конечном итоге. Однако, прекрасно понимая, что в ее жизни итак ничего не осталось, женщина упрямо не желала возвращаться назад.
   Знакомство Эдме и Северины Кшесинской произошло в один из тех дней, в которые авиация союзников наносила по городу авианалет и производила бомбардировку. В тесном и душном бомбоубежище было достаточно времени, чтобы наговориться, и вдоволь нервозного страха, чтобы рассказать о себе правду. Полячка призналась, что много раз видела Эдме у здания администрации, потому и решилась на это знакомство. Общие беды сближают людей как нельзя лучше и крепче, поэтому, узнав о бедственном финансовом положении новой знакомой, Кшесинская предлагает ей работу в госпитале. Решив, что это все же лучше, чем ничего, та соглашается.
   Следующие несколько лет проходят одинаково, монотонно: в перерывах между дежурствами женщина пишет прошения и оббивает пороги контор, проявляя недюжинное упорство. За это время знакомство Северины и Эдме перерастает в крепкую дружбу двух людей, не имеющих ничего, но способных притупить друг у друга чувство одиночества и обреченности. В начале 1945 года совершенно случайно раскрывается главная тайна Кшесинской о том, кем на самом деле она является. Сначала эта новость оттолкнула Эдме, но опять же поднимающаяся паника в городе и страх за свою жизнь свели их вместе. Узнав о том, что Северина собирается покинуть Берлин прежде, чем войска союзников войдут в него, женщина просит подругу взять ее с собой, а так же и обратить. В отличие от первой просьбы, вторая вызвала в полячке большое сомнение. Но вспомнив о том, что когда-то и сама добровольно стала вампиром, согласилась. Первые несколько месяцев Эдме была под присмотром своей Создательницы, привыкая к новой жизни. После же их дороги разошлись, каждая из них отправилась на поиски своего, пытаясь собрать по крупицам осколки довоенной жизни. Эдме, как не сложно догадаться, вернулась в Вену.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
   Как уже выше говорилось, Эдме и Северина не только Создатель и Потомок, но еще и подруги. Да-да, это та самая женская дружба, о которой слагают легенды и в существование которой отказываются верить. После 1945 года они пересекались (можно даже устроить встречи раз в год в определенный день - так сказать, поверка, все ли на месте хд), но подолгу не путешествовали вместе. Северина, будучи в клане Лоранда, не стала принуждать вступить в него Эдме и не была против, когда та присоединилась к Отступникам. 

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
   Я разыскиваю ту самую Маргариту. Да-да, именно булгаковской Маргаритой и видится мне Эдме - той, что может вынести многое и пожертвовать еще большим; той, что умеет заслуживать свое счастье и не опускает руки; той, что может быть нежной, податливой, мягкой и строгой, верной, упрямой. Не смотря на то, что в ее прошлом было много потерь и переживаний, она все же остается живой в плане эмоций. Прочувствуйте ее, сделайте Эдме своей, сделайте ее настоящей, многогранной. То, что произошло с персонажем после 1945 года, Вы вольны выбираться сами. Насчет того, отыщет ли она брата и мужа, окажутся ли они живы - так же решать Вам. Единственное - Эдме в Ньюпорте с 2011 года и состоит в клане Отступников, а это значит, что она была свидетелем всех событий, описанных в сценарии. Не волнуйтесь, если Вы запутаетесь, я с радостью объясню что к чему (:
   Требования стандартные: не берите на пару дней; не могу похвастаться скоростью написания постов, не пишу их каждый день по дюжине, но и задерживать не буду, правда-правда, только умоляю - не торопите меня с ответами, иначе тогда у меня автоматически включается тормоз; готова к любым обсуждениям, компромиссам и изменениям в описании персонажа.
   Проще говоря, с нетерпением жду и уже скучаю  http://savepic.ru/4652304m.gif  http://funkyimg.com/i/FBYk.gif

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

Свернутый текст

   Какой черт тебя дернул несколько лет назад сделать свой выбор в сторону Создателя и не самого радужного будущего вместо того, чтобы уехать в безопасное место и спокойно переждать, пока война закончится? Почему-то, находясь в самом эпицентре событий, где развернувшаяся во всей Европе буря фактически не чувствуется в полной мере, считаешь, что по-настоящему спокойных мест, где прыгают на лужайке дети и весело плывут облачка по небу, очень много. Должно быть, жизнь там не изменилась ни на йоту: по расписанию ходят поезда, мужчины рядом со своими женщинами, они разговаривают на любые темы и ничего не боятся, вокруг их дома не ходят строгими церберами солдаты с холодными глазами и автоматами за спиной, а по ночам не воют сирены, предвещая очередной авианалет, который к утру разворотит улицы города наизнанку. Ни об этом ли сейчас мечтают тысячи людей? Временами и ты тоже, только потом понимаешь, что такая тишь да благодать быстро бы наскучила и ты бы начал искать новые приключения на свою.... в общем понятно. Нет, корить себя за прошлое или Маарифа за его странные пристрастия ты не собиралась. Просто временами была раздражительна и зла, а еще дулась как мышь на крупу, неприветливо глядя из-подо лба. И все равно не спешила что-то менять, собирать вещи или заказывать билеты куда подальше. У тебя сложилась какая-то пассивно-наблюдательная позиция за последние четыре года и непонятно когда все это закончится.
   В общем и целом твою жизнь в нацистком Берлине нельзя назвать чудовищной. По воле одного фанатичного герра, у вас есть документы и пропуска, на какое-то время спасающие от жесткого политического режима и позволяющие проходить разнообразные проверки эссесовцев. Благодаря ему же вы проживаете в этом городе, у вас есть работа и даже весьма неплохой меблированный угол в одном из больничных флигелей. Кажется, что Маариф нашел свой рай на этой земле - он может и днем, и ночью заниматься излюбленной медициной. Чтобы остаться здесь, тебе тоже пришлось примерить форму сестры милосердия и принимать второстепенное участие в некоторых из операций. Пожалуй, тебе даже нравится смотреть на то, как фактически потрошатся фашистские герры и фрау на операционном столе, но как жаль, что они часто после этого выживают. Как же хочется нечаянно ввести не тот раствор или задушить пациента ночью подушкой, как бы случайно. Поступить так не позволяет элементарное уважение к Расулу, а еще малая толика страха быть после этого обвиненной в случившемся и осужденной. Суды в последние годы работают неисправно и все проблемы решаются быстро в ближайшей подворотне. Есть в этом скотском истреблении себе подобных что-то варварское и нечеловеческое. Немцы провозглашают себя особой расой, арийцами, теми, у кого течет в жилах голубая кровь (сему факты ты, к сожалению, никогда не находила подтверждения). В таком случае, если они так отличаются от остальных, то если ли у них душа? Сколько бы цепким взглядом не всматривалась в лощенные солдатские и офицерские лица, вытянутые заостренные овалы лиц их дражайших фрау, никогда не видела других эмоций, кроме высокомерия, холодности, безразличия и порой чисто животной жадности, алчности. Как они только живут с этим?
   Сегодня нет никаких операций, поэтому день можно считать официальным выходным. Присматривать за больными могут и другие сиделки, они же наматывают бинты, делают уколы по часам и остальные процедуры, что дает тебе достаточно свободного времени в собственное распоряжение. И ты распорядилась им весьма примитивно и своевольно: накинув на плечи теплую шерстяную накидку-плащ медсестры, вышла на крыльцо черного входа; ежась от декабрьского холода, как воробей, спустилась только на одну ступеньку, огляделась по сторонам и непривычно жеманным жестом закурила, откидывая руку с зажатой в пальцах папиросой в сторону, как это умеют делать только  дамочки из высокого общества. Привычка не слишком правильная, а еще по возможности скрываемая от Маарифа, потому что балуешь ей себя слишком редко, когда нужно скрыть очередное подступающее к горлу раздражение или злость. Вот и сейчас, выдыхая ртом табачный дым, с прищуром наблюдаешь за разгрузкой двумя немцами ящиков с медикаментами. Смотрела так, словно хотела их испепелить взглядом. Минимум за те ухмылки и мысли, что появляются на их лицах, когда оглядываются на тебя. Максимум - за то, что узнай они о твоем польском происхождении и мыслях об этой войне, в миг бы оказалась в лагере на принудительных работах с рабским клеймом. Вроде бы тебе не должна быть страшна подобная перспектива, но лучше не рисковать и играть отведенную тебе роль исправно.
   Когда пальцы онемели от холода, а сама ты вдоволь надышалась свежим воздухом, возвращаешься в теплое помещение. Повесила на вешалку плащ, потерла ладони друг о друга, пытаясь согреться. Пожалуй, теперь можно провести досуг более приятным способом. Пройдя по коридору в комнату, служившую вам гостиной, намеревалась отыскать книгу, ранее оставленную на тумбочке, но замерла на пороге, увидев Маарифа. В ответ на его внимательный взгляд, которым он смерил тебя, заламываешь вверх левую бровь. Только едва он начинает свою речь, поднимаешь глаза к потолку и делаешь глубокий вздох.
   - Моими желаниями интересуется герр Кромберг или ты? По-моему, он уже все решил за нас.
   Проходишь дальше в комнату, берешь книгу и неаккуратно, грузно садишься на диван, сразу же откинувшись на спинку. Поднимаешь недовольный взгляд на мужчину.
   - Немец снова хочет услышать дифирамбы в свою честь и то, как мы благодарны за все это, чтобы потешить свое тщеславие? Или присвоит твои заслуги себе, чтобы было чем хвастаться перед дружками?
   Кладешь книгу на колени, но не спешишь открывать ее. Мысли о предстоящем мероприятии уже заранее вызывают усталость и скуку, но если начальство требует, разве можно не подчиниться?
   - Не понимаю, как им только кусок в горло лезет. В газетах не пишут, но в городе все говорят о том, что скоро война закончится поражением. Я слышала... - неуверенная пауза, во время которой взгляд снова поднялся к лицу Создателя, - что польские лагеря эвакуируют из-за угрозы наступления советских войск, а высший состав уничтожает документы. Конечно, это все только слухи, которые нельзя распространять под угрозой расстрела, но... Скоро каждый будет сам за себя, это очевидно.
   Еще одна короткая пауза, во время которой нахмурила брови.
   - Ты уверен, что хочешь остаться здесь?

+3

23

Я РАЗЫСКИВАЮ [ЧАСТИЧКУ ПРОШЛОГО]

http://savepic.ru/10249087.gif

http://savepic.ru/10256255.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Mia | Миа
датское имя. Означает "возлюбленная".
На самом деле, фамилия и имя на Ваш вкус. Но они обязательно должны быть скандинавскими.
Также обязательно наличие среднего имени.
Наличие среднего имени у датчан - повод для гордости, ибо далеко не каждый обладает этим признаком родовитости.
» ВОЗРАСТ И РАСА:
20 лет.
Оборотень от рождения. Ген активирован в 16.

» ВНЕШНОСТЬ:
Chloe Moretz. Обсуждаемо, но нежелательно
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевую


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:

Место рождения: Орхус, Дания.
Родственные связи: старшая дочь Кирстен и Уле.
Ранг: семья потомственных альф. Наследница.
Отклонения*: 
Успеваемость: высокая.
Поведение: неудовлетворительное.

данные из краткого ученического досье. Стая Орхуса.


Неприемлемо. Ее поведение совершенно неприемлемо.
Понимаете, наша стая - крупнейшая в Орхусе и одна из сильнейших во всей Дании! Быть членом этой стаи не только большая честь, но также серьезная ответственность! В основе нашего союза - несколько знатных семей Дании, которым удалось сохранить чистоту крови и священные традиции. Оборотни не выпячивают своего существования, за дурной славой не гонятся, но статусу стаи необходимо соответствовать. Это то, что мы стараемся воспитать в наших детях, - дисциплину, преданность, целеустремленность и исполнительность. Кажется, это понимают все! Но не Миа.
А ведь Миа - наша единственная надежда, наша наследница! Сейчас у стаи непростые времена, и мы все должны быть максимально сосредоточены на наших внутренних делах. Однако Миа часто ведет себя... Возмутительно! Если она не остановится, клянусь, мы будем вынуждены принять меры!

Кирстен. Мать.


Согласен, Миа непростая девушка. Но мне кажется, ее родители чересчур с ней строги. Времена меняются, но многие члены нашей стаи все еще не видят ничего, кроме кодекса (а ведь его статьи едва ли обновлялись с века эдак девятнадцатого!). Семья Мии - одни из главных в стае, а также, пожалуй, самые педантичные ее члены. Им просто не повезло, что их старшая дочь решила взбунтоваться против системы. Мие толкуют о наследии, а ее от всех этих бесед просто тошнит.
Миа необыкновенная. У нее чудесные способности. Активацию гена в возрасте шестнадцати лет она прошла успешно, быстро научилась контролировать своего зверя, да и в человеческих науках девушка разбирается весьма неплохо. Однако никто в стае не хочет выйти за рамки и принять во внимание особенности ее душевной организации. Если Мию обучать всему палкой - она встанет на дыбы. Такова ее природа. Я убежден, что ее поведение - протест для всей стаи и для ее матери в первую очередь. 

Питер. Наставник.


Добрый день, Кирстен.
Прошу тебя, поговори со своей дочерью. Она снова устроила драку посреди занятия.
Прокусила Кевину хвост.


Миа!
Ты не явилась на званый ужин! Юная леди, Вам скоро исполнится двадцать один, и Вы будете обязаны помогать нам с отцом в управлении стаей!
Хельга говорит, что видела тебя в баре с обычными людьми! О чем ты только думаешь!


Достало.
Как же меня все достало! Достала жизнь по расписанию. Достали скучные разговоры про дела стаи и про мою якобы важную в них роль. Достали эти табу на общение со смертными. Достало полное отсутствие свободы.
Моя семья так носится со своей родословной, что просто противно. Скоро у меня день рождения, и я... Должна буду что-то делать. Но что? Не имею ни малейшего понятия. Разве все оборотни так живут? Если да, то это какой-то маразм.
Такая жизнь не для меня... С этим надо что-то делать.

Миа


УЛЕ! НАША ДОЧЬ! ОНА СБЕЖАЛА!
» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
Я слышала о Лиланде от Питера. Когда я заговаривала о семье Ларсен с матерью, она всегда начинала плакать, а отец просто отказывался отвечать. Только Питер мог мне что-то рассказать.
Я знаю, что Айбел и Мартиника Ларсен были лучшими друзьями моих родителей. Знаю, что также считались одними из основателей стаи. Вот только по какой-то причине (о которой мне не поведает даже Пит) их начали преследовать. Питер говорит, Ларсен поступили благородно, покинув страну, приняв тем самым весь удар на себя. История закончилась плачевно, ибо когда я родилась, о Айбел и Мартинике я могла узнать лишь из мемориального альбома.
До недавнего времени все мы думали, что их сын Лиланд погиб вместе с родителями. Это весьма логично. Но однажды на Питера вышла одна женщина. Никто так и не узнал, кто она... Я видела ее лишь мельком. Красивая. И опасная. Это дураку понятно. Расспрашивала о семье Лиланда. Так мы с Питером узнали, что он жив. Правда, мы никому больше не рассказали. Уж не знаю, что эта странная дама наговорила моему наставнику, но после десяти минут споров (которые со стороны выглядели весьма угрожающе) Пит пообещал ей, что стая об этом не узнает. Мне он сказал, что это лучше в первую очередь для Лила. Я поверила. Я всегда ему верю.
Лиланд... Хм... Мысли о сыне Ларсен отчего-то меня не покидали. Он живет где-то в штатах и даже не подозревает о том, чья кровь пульсирует по его венам. Более того, он живет вне этого замкнутого круга. Его не муштруют, не заставляют следовать правилам, не достают беседами об обязанностях, а ведь он такой же наследник, как и я! Он... Свободен что ли. И совсем один. Не думаю, что эта женщина с кожей, как у мертвеца, ему близкая подруга.
....
Должна же я хоть раз в жизни поступить так, как хочу сама? Лиланд не может жить в неведении! Это нечестно! Он должен знать, кто он на самом деле! И я ему в этом помогу.


Я чувствовал, что она сбежит на поиски сына Ларсен. Я видел это желание в ее глазах. Я мог бы ее остановить, но не стал, поскольку отчасти чувствовал свою вину. Это ведь я ее подстегнул.
Миа убеждает всех, а главное себя, в том, что делает это ради Лиланда. Возможно. Но мне кажется, она просто хочет вырваться. Однако пускаться в неизвестность - боязно. Разумеется, ей куда проще ухватиться хотя бы за эту соломинку в мире, который ей совершенно незнаком.

Питер.
» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
* - в Дании вообще у людей часто встречаются какие-то наследственные отклонения. Стая Мии и Лиланда - это вообще союз нескольких семей, где кровосмешение почти наверняка должно было привести к проблемам. У Лиланда, например, психика нестабильна, он страдает припадками ярости. Диагноз для Мии предоставляю выбрать Вам.
Итак) странная для меня подача заявки, но что-то нахлынуло. Надеюсь, суть ясна, но если будут вопросы, я с удовольствием на них отвечу)
Как видите, у нас простор для фантазии. Во-первых, я наметил лишь основные черты характера девушки, не уточнял детали из жизни, а это значит, что Вы вольны все это придумывать сами. Во-вторых, отношения с Лиландом - открытый вопрос. Конкретную линию я не стал расписывать, поскольку она зависит от видения Вами Вашего персонажа и также Ваших пожеланий, которые я только приветствую) Но у меня есть парочка интересных задумок. Единственное, прошу помнить, что Миа датчанка. Скандинавы сами по себе люди весьма необычные, у них совершенно другой менталитет и видение мира. К тому же, девушка ни разу не выезжала за пределы страны, другой жизни не знала. Поэтому учитывайте, что в штатах ей будет не так просто и что ее многие бы сочли здесь чудной.
В общем, очень жду) прочие требования стандартны, думаю, Вы и сами их знаете.
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

пост

Улыбайся, тварь. Как в последний раз улыбайся.
Потому что через секунду губы могут уже истекать кровью, смешиваясь с алой помадой, оставляя багровые дорожки на подбородке, змеями сползая по шее. Зрелище жуткое, учитывая, что кровь в равной степени может быть и твоя, и моя собственная. Все зависит от того, какой стороной госпожа фортуна соизволит повернуться к тебе на этот раз. Разумеется, чаще всего она благосклонна в твоём отношении, но все же удача - дама капризная, даже капризней тебя, Кроули. Никогда не знаешь, в какой момент она решит дать по морде вместо того, чтобы целовать руки. А мне кажется, что твои часики тикают. Секундная стрелка стремительно отмеряет время, которое осталось, прежде чем взорвётся бомба замедленного действия, которую ты сама, моя дорогая, запустила.
Милый-милый Лиланд, зачем тебе такие большие глаза?
Чтобы лучше видеть тебя, моя дорогая.
Милый-милый, Лиланд. Зачем тебе такие большие зубы?
Зачем...

— Ты ведь не думаешь, что всё знаешь, - её голос звучит теперь, как шумовая помеха. Лиланд презрительно кривит губы, задыхаясь собственным раздражением. Парень сжимает губами фильтр сигареты, остервенело загоняя никотин в свои легкие, словно он мог как-то помочь. Разве что посодействовать самоубийству, но в данной ситуации подобная перспектива вроде как даже улыбалась.
- А ты? - глухо отзывается Кинселла, вопросительно вздергивая бровь. Вопрос, которого девушка не ожидала услышать. Вопрос, на который никто не желал слышать ответа.
Безусловно, она считал себя главной, и охотник сам повинен в собственном подчинении. Ни одна выходка, ни одна особенно громкая истерика не была способна поколебать нервы мертвого существа. Лил презирал её за эту холодность и отстранённость, но презирал скорее от бессилия и сожаления. А он-то, наивный юноша, максималист и мечтатель, думал, что является кем-то, не побоюсь этого слова, особенным, а не просто очередной пешкой на шахматной доске. Или Кроули просто пыталась внушить ему эту мысль, чтобы вёл себя более смирно?
А он и мог бы стать смирным, мог бы успокоиться и взять себя в руки, в очередной раз примерившись с злоключениями своей судьбы. Однако Веспер, сама того не подозревая, подливала масло в огонь, толкала парня ближе к краю пропасти. Вот только если он упадёт, то уже не выберется. Кинселла знал своё место. Пожалуй, что знал. Но с недавних пор их собственная пищевая цепочка вдруг сменила свои ориентиры. Теперь неясно было, чей ферзь, а чьему королю только что объявили шах и мат. Здесь, знаете, кто успел, тот и съел. Причём буквально.
- Неужели не ты? - возможно, Лил чересчур осмелел, возможно, действительно отбросил в сторону всякую субординацию, любой намёк на уважение к этой стервозной особе. Вот только не говорите, что она того не заслуживала. - Веспер, по твоей прихоти я убил стольких, что ты и за целую вечность не рассчитаешься. - парень хмыкнул отбрасывая в сторону дотлевающую сигарету, пока зараза не успела прижечь ему пальцы. После этого ещё один прямой взгляд на вампира, на виновницу всех бед в его жизни. - Или ты думаешь, что я все это делал, потому что мы спим? Из большой "любви", так сказать. - клянусь, в устах Лиланда подобные фразы звучали, как ругательства. Кинселла сокрушительно покачал головой и улыбнулся. - Нет. Мы ещё рассчитаемся. 
Его слова утонули в звуке бьющегося стекла. А затем и все вокруг окрасилось цветом красного чилийского.
Зверь внутри видел, как бутылка выскользнула из тонких пальцев девушки, как провела несколько мучительно долгих миллисекунд в воздухе, прежде чем разлетелась вдребезги, встретившись с мокрым асфальтом.
Этот звон. Он подействовал, как красная тряпка для бешеного быка. Кроули собственноручно подвела черту, возможно, губительную для них обоих.
Лиланд зажмурился. Чертов шум теперь звенел в ушах. Кинселла согнулся пополам, зажимая уши. Лицо исказилось в какой-то болезненной гримасе. Ему действительно было больно. Волк ломал ему рёбра. Вгрызался зубами во внутренности, вырывая из груди сдавленной хрип, тонущий в каком-то утробном вое.
Убить вампира.
Зверь, мгновение назад мирно лежавший и принюхивающийся к обстановке, вдруг сорвался с места. И если раньше Лиланд усилием воли мог заставить его сесть на место, то сейчас было уже бесполезно кричать что-то вдогонку этому уносящемуся смерчу.
Парень, пошатываясь, отошёл в сторону, скрываясь от ослепляющего на данный момент света фонаря. Он обращался легче и быстрее, чем большинство его собратьев, но все же подобные метаморфозы организма не могли пройти безболезненно.
Грудная клетка ходила ходуном, выпирающие клыки царапали губы, слишком большие для меняющей своё строение челюсти. Тело постепенно изменяло свой облик, и зловещая тишина вокруг нарушалась только стонами Лиланда, наполненными болью, да треском рвущейся одежды.
Охотник сконцентрировался, взывая в своём сознании к древним инстинктам. Перед глазами мелькали изображения, и Лил не мог сказать наверняка, что он видел. Не исключено, что то была его собственная стая, его родители... Его... Его все. Все, что он потерял. Вернее, никогда не имел.
Грохот, после того, как внушительных размеров туша грузно падает на землю. Асфальт жалобно верещит, исходит трещинами, когда волк взрывает его когтями. Пошатываясь, он поднимается на все четыре лапы, трясёт мордой, по величине не уступающей лошадиной, припадает на задние конечности, пытается сориентироваться в пространстве. Наконец, его взгляд цепляется за Веспер, а в разы обострившееся обоняние теперь чувствует ещё более отчетливо... Кхм...
Зверина замирает, шумно втягивая носом воздух. Тут же уши плотно прижаты к затылку, а шерсть на загривке чуть топорщится от еле сдерживаемого бешенства. Лиланд (хотя, скорее, уже не он. Нечто более страшное, более сильное) поднимается на лапы, вытягивает шею, ощерившись. Его чёрная шкура лоснилась в свете луны, её ласковый свет нежно касался оборотня. Вот оно, дитё Луны. Ею он взращён, ею он взлелеян. Она действительно над ним властна.
Казалось, Зверь раздумывает или же просто позволяет девушке оправиться с шоком. Тем не менее, одного крохотного шажочка от Веспер было достаточно, что Волк встрепенулся. Оборотень ощерился сильнее, заходясь в диком рычании, начал неторопливо подходить к Веспер, описывая круг вокруг девушки. Только радиус его постепенно сужался.
Вот и выскочил волчонок из табакерки.
Милый-милый Лиланд...

Отредактировано Leland Kinsella (27-06-2016 19:16:45)

+2

24

на доработке

[indent]

Я РАЗЫСКИВАЮ [ЖЕРТВУ]

https://67.media.tumblr.com/7d1706be3feab65d8bdf97c0301b01b0/tumblr_oa7xi54BSB1tl7h9yo1_500.gif
Fleur - Жертва;
Otto Dix - Милые кости;


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
На усмотрение игрока.
» ВОЗРАСТ И РАСА:
~25 // человек

» ВНЕШНОСТЬ:
Обсуждается с претендентом в личном порядке.
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
ЛС, скайп.


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
Говорят, Господь не посылает нам тех испытаний, с которыми мы не можем справиться. Это я говорю тебе каждый раз, когда вижу в твоих глазах желание сдаться, убежать. Не сбежишь, потому что с этого момента и до последнего твоего вздоха — ты моя добыча.

[indent] Открыта вакантная должность на звание кормушки Калеба Лафайета. В этой заявке не будет четкого описания персонажа (мы о нем подумаем совместно), но в ней я укажу те факты, которые должны быть отображены в биографии:
[indent] - Она/он должны родиться в Ньюпорте, то есть это будет кто-то из местных жителей, с которым познакомится Калеб в ходе своей жизни в этом совершенно неуютном и неспокойном городке;
[indent] - Вероятнее всего, в момент знакомства Лафайет показался своей будущей жертве самым добрым человеком во Вселенной. Могли встретиться в церкви, например. Если персонаж будет увлекаться темой театра или искусства, то имя Лафайета там занимает далеко не последнюю ступень. По поводу церкви: несмотря на свои повадки, Калеб один из наиболее верующих вампиров в собственном клане (может, вообще единственный). Впрочем, причина знакомства и её дальнейшее развитие идет по-принципу «мы встретились случайно»;
[indent] - Персонаж вполне может питать любовь к вампиру, или же просто чувство привязанности. Фактически, кандидата никто не спрашивал, хочет ли он/она делиться своей кровью. О его желаниях вообще редко спрашивали, но это не значит, что потребности человека игнорировались. Лафайет умеет заботиться о своих подопечных.
[indent] - Если хотите, можете даже быть из рода охотников, некогда с потенциальным геном волка, или связанным с ними. Но, заметьте, шансов к ним присоединиться в будущем практически не будет. Фактически, дальнейшая судьба кормушки зависит исключительно от того, как этой жизнью распорядится сам Лафайет;
[indent] - Не думайте, что все так плохо: Калеб в силу своих возможностей заботиться о своей жертве, дает ей определенную свободу, и совсем не против наличия у той личной жизни. 
[indent] - Кормушкой персонаж является с конца октября, впрочем, знакомы они могут быть и раньше.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
[indent] Калеб вроде не настолько и издевается со своих кормушек. Только вот они частенько заканчивают у него очень плохо. К примеру, последняя от безответной любви и отчаяния просто бросилась с моста. Поняли? Калеб гарантирует своей игрушке каждый день новую программу времяпровождения. Изменчивый характер вампира позволяет ему быть отстраненным и спокойным, или, наоборот, ломать руки и ноги за каждое плохо произнесенное слово. Он может заявиться посреди ночи с пакетом сладостей, и с желанием поболтать о жизни, или у него появилась гениальная идея, которой нужно срочно поделиться. Калеб — личность, подверженная перепадам настроения, требующая внимания и вдохновения. Если кормушка вдохновляет, то поверьте, он с нее пылинки сдувать будет, а если наоборот раздражает и мешает, то её век будет недолгим. Впрочем, обычно такие вот кормушки-игрушки живут бок о бок с Калебом года 2-3 минимум, некоторые зависели от вампира по 15 лет. Он правда умеет заботиться, будь то финансово или решить какие-то другие проблемы, но решать проблемы общения с самим Лафайетом придется исключительно несчастной кормушке. Чем быстрее она поймет, насколько полезно быть в ладу с вампиром, тем более плюсов она получит. Впрочем, рано или поздно психика даст сбой. Насколько рано это произойдет зависит исключительно от наших с Вами взаимоотношений.
» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
[indent] Как видите, многое зависит от Вашего полета фантазии. Я обязательно помогу Вам с составлением образа, подбора внешности, и тому подобного. Пожалуйста, отнеситесь к этому ответственно: данный персонаж не просто ради галочки, он будет участвовать в сюжете Лафайета, а значит будет иметь отношение и к сюжету всей Омерты. Взаимосвязей будет предостаточно, было бы желание их развивать. У меня правда много идей и планов, возможностей, о которых я Вам обязательно расскажу.
» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

пост

[indent] Это даже не смешно. Опять? Когда тебе говорят о некой личности, которая несколько раз перешла дорогу Виктору, то ты просто махнул рукой — беднягу тебе жалко заочно. Виктор не любит, когда кто-то слишком часто мелькает перед ним, мешает, а посему с вероятностью в девяносто пять процентов направит все силы, дабы найти и прибить надоедливый элемент. Многие пытались серьезно вредить Виктору, причем лично, и многие пытались после этого выжить. Насколько показывает многовековой опыт, то остались живы или хотя целы-невредимы лишь единицы. Правда, проблема совершенно не в этом.
В Манчестере к тебе приходит Джоель с очень интересной информацией. Тебе понадобилось немного времени, чтобы понять, куда уходят намеки цыганки. Намеки эти омрачают небо в серые тона с той новостью, при которой Виктор уже на полпути раскрытия личности таинственного вредителя. Или его подельника, на кого-то одного из двух Корвинус выйдет обязательно. Очень нехорошо будет, если факт того, что Пандора жива, выплывет наружу. С этим фактом придет конец и гречанке, и тебе самому. Даже думать не хочется, каковы будут итоги этой охоты.
[indent] Самая яркая эмоция на данный момент — злость. Она направленна исключительно на горе-Потомка, который не понимает смысл слов «находиться от Виктора как можно дальше». Совсем страх потеряла, или на почве вынужденного изгнания отбило чувство самосохранения. Вариантов было предостаточно, но они были совсем не утешительны. Только, пока ты сидел в поезде, то успел вернуться мыслями в тот день, когда чуть не убил её.  Признай, ты до сих пор сердился за нее, до сих пор не простил того предательства, которое гречанка совершила, в первую очередь, в твою сторону. Она предала многое, что связывало вас, казалось бы, прочными узами. Впрочем, Пандора же считает предателем и тебя, почему-то решив, что ты, узнав о её двойной деятельности, шпионаже и многом другом, с радостью убежишь под руку с Потомком к Лоранду, помахав ручкой Виктору. Последний же, узрев сию картину, пустит скупую слезу и отпустит вас двоих вместо того, чтобы методично не начать калечить и уничтожать. Сущая наивность, прости Господи.
[indent] Когда прибыл на вокзал, то мешкать не стал. Разыскать Пандору было бы сложно, если бы одна цыганка не приходилась тебе верным товарищем, а еще ей просто не выгодно, чтобы твоя оплошность резко выплыла наружу. Именно оплошность, ведь Картан недвусмысленно намекнула, что ты должен был убить Потомка. Слабость может стоить очень многого, а терять это многое ты не хотел, Калеб. Сколько сил потрачено, сколько лжи было скормлено Виктору, чтобы он верил в то, что Пандора мертва, погибла от рук лорандовцев, а она сейчас возьмет и все испортит. Скоро ты досидишься, что просто войдешь в её дом и закончишь начатое.
[indent] Поднимаясь вверх по лестнице, в поисках искомой квартиры, ты вновь чувствуешь, как внутренняя ярость берет вверх. Вся эта ситуация попросту сводит с ума, выбивает из колеи, принуждает опять пускаться в импровизацию. Нет, ты конечно актер, но постоянно импровизировать тоже утомляет. Сам виноват, Лафайет, следовало убить её, справиться со своими глупыми, никому не нужными, эмоциями. Тогда все бы было намного проще, и ехать в Лонг-Айленд из Европы не пришлось бы.
Дверь квартиры открывается, но открывает её не Пандора. Какой-то парень, ты его не знаешь, и знать не особо хочешь. Он что-то говорит, ты в ответ просишь его пропустить тебя. Интересно, она уже чувствует? Ты-то не сильно ощущаешь вашу связь, психологически отгородившись, но она должна ощутить. От этой мысли хочется смеяться, но это скорее предвестник истерики, а сейчас ты чувствуешь внутри исключительно злость, медленно переходящую в ярость. Если Адамиди было мало тогда, то ты с радостью повторишь урок. Иногда повторение урока полезно, освежает старое.
[indent] Когда хозяин квартиры все же собирается тебя впустить, вместе  с сомневающимся «ладно, проходите» ты получаешь необходимую свободу действий. Дверь за тобой закрывается, а ты хватаешь мужчину перед собой за ворот футболки и с силой прижимаешь его в стенку, будто до этого он мешал тебе пройти. Впрочем, тебе ничего не мешает прямо сейчас проломать ему грудную клетку, утолить хотя бы часть той злости, которая в тебе полыхает. От подобного поступка тебя останавливает появление еще одного действующего лица. Как же давно ты её не видел, Калеб. Можно даже смириться с мыслью, что даже скучал за нею, но сейчас это не главное. Продолжая удерживать парня на расстоянии вытянутой руки, не давая тому совершить лишних движений, поворачиваешься к гречанке.
[indent] - Радость моя, как мы давно не виделись. - обращение это одно, а вот голос, полный холодной ярости совсем другое, - Соскучилась за папой? Видимо да, раз вынуждаешь меня это делать. Снова. - снова учить её уму-разуму, ведь только его отсутствие могло побудить Пандору вернуться к старому.

Отредактировано Caleb Lafayette (14-10-2016 14:25:10)

+2

25

Я РАЗЫСКИВАЮ БРАТА

http://funkyimg.com/i/2kDh7.gif    http://funkyimg.com/i/2kDh6.gif
I'm a constant sinner, a conscience killer;
I ' M   A   R I G H T E O U S   H E A R T A C H E ,   N E V E R   G O N N A   L E T   Y O U   C L O S E   T O   M I N E .
♪ Black Rebel Motorcycle Club — Conscience Killer


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Cassius Arden // Кассиус Арден1.

» ВОЗРАСТ И РАСА:
86 полных лет, обращён в 32, вампир.

» ВНЕШНОСТЬ:
Tom Ellis2.

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Для начала — гостевая, а дальше посмотрим.


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
[indent] Чета Арден забрала Кассиуса из лондонского дома призрения, когда ему исполнилось всего несколько месяцев. Там его называли Томасом — видимо, кому-то так захотелось, однако, Роза и Гаррет дали мальчику другое имя. Своих детей они иметь не могли, хотя очень хотели, и поэтому решили дать хорошую жизнь маленькому мальчику. И не прогадали, потому что Кассиус оказался любящим сыном, которому доставалось всё внимание, особенно когда семья переехала в Индию. Ему ведь сложно адаптироваться, и поэтому родители делали всё, чтобы облегчить ребёнку этот процесс. А потом появилась Рита — совсем маленькая девочка, которая моментально завладела вниманием мужчины и женщины. Тогда казалось, что он никогда не сможет полюбить сводную сестру.
[indent] Арден учился в английской частной школе для мальчиков, возвращаясь в Индию во время каникул. Потом рвался на фронт, но был слишком мал, а потом и вовсе остался единственным мужчиной в семье, но эта почётная должность Кассиуса никогда особо не тяготила. Просто потому, что его окружали самостоятельные женщины, заботиться о которых было не так уж и сложно. Поступил в колледж3, освоил профессию, взялся за работу, которая, впрочем, непостоянному молодому человеку быстро надоела. Как и пассии, которые менялись с завидной регулярностью — настолько завидной, что для Риты до сих пор загадка, как же нашёлся только один внебрачный сын Кассиуса. Кас от него не отказывался и помогал мальчику, чем мог, да только настоящим отцом стать готов не был.
[indent] Элрик — супруг Верити — Кассиусу никогда не нравился. А когда последний узнал, что из-за Рика его сестра потеряла ребёнка, и вовсе слетел с катушек. Он планировал лишь доходчиво объяснить, что с женщинами так вести себя нельзя, но так уж получилось, что не рассчитал свои силы и убил Кросса. Проблему с телом удалось решить благодаря многочисленным связям Ардена. На тот момент он занимался разнообразными тёмными делишками, вникать в которые Рите не хотелось. Было это воровство, посредничество, контрабанда или продажа предметов искусства — наверное, всего и понемногу. А ещё уже тогда Кассиус умел добывать нужную информацию и продавать её тем, кому это необходимо. Что он и делал, считая, что риск — дело благородное.
[indent] Стоит ли удивляться, что у него было много как друзей (настоящих ли?), так и врагов? Касу ничего не стоило бездумно, по молодости обвести вокруг пальца не того, с кем можно было бы провернуть такую операцию. Он обретал новые связи и знакомился с важными людьми, собирал компромат, которым потом торговал. И зарабатывал на этом, говоря откровенно, неплохие деньги — хватало и на хлеб с маслом, и даже на осетровую икру, образно выражаясь. И уж точно это было куда веселее, чем работать от звонка до звонка. Такая жизнь совершенно точно не для него.
[indent] Обращение дало мужчине много возможностей и преимуществ, которыми он пользовался без зазрения совести. Больше власти, больше влияния — в какой-то момент всё это вскружило Кассиусу голову. Он, возомнив себя всесильным, стал менее осторожным, что привело к убийству Верити. Точнее, она бы погибла, не окажись рядом Северина Кшесинская. Так или иначе, на момент обращения Риты Кас скрывался за пределами Англии. После этого он если и наведывался в Лондон, то лишь инкогнито, то ли боясь подвергнуть риску свою жизнь, то ли жизнь матери. Не стоит считать его откровенным эгоистом, отнюдь. Семья для Кассиуса не на последнем месте, просто методы выражения любви весьма специфические. Долгое время он путешествовал, «обрастал» связями, развлекался и зарабатывал — пусть даже не особо честным путём — деньги. Узнав о смерти матери, Кассиус. не задумываясь, приехал в Лондон, и это отчасти было его ошибкой. Верити узнала об этом и начала поиски брата, которые длились несколько лет, во время которых Арден-Кросс лишь набиралась злости по отношению к старшему. Они скучали друг по другу, учитывая, что перед расставанием их отношения были весьма тёплыми. Однако, всё же найдя Каса, Рита устроила ему славную взбучку, приложив все усилия для того, чтобы брат понял: так поступать нельзя.
[indent] С тех пор они постоянно поддерживают связь, даже если находятся на внушительном расстоянии друг от друга. Тем не менее, Арден информирует сестру о происходящем и добывает для неё информацию, если необходимо, практически являясь официальным информатором. Ей нужно быть в курсе событий, а мужчина знает всё и обо всех. Для него не проблема найти необходимые сведения, а каким именно образом Риту не особо волнует. Кас прожил насыщенную, яркую жизнь, от которой всегда предпочитал брать всё, что только возможно. Делает это он и сейчас, правда, на данный момент его деятельность ограничена провинциальным Ньюпортом, который сначала совсем не пришёлся вампиру по душе. А теперь он считает, что у этого города внушительный потенциал, особенно учитывая всё происходящее. Нужно находиться в гуще событий.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
[indent] В прошлом между братом и сестрой было достаточно много разногласий: оба являлись приёмными детьми, о чём знал как Кас, так и Верити. Внешняя несхожесть была поводом для насмешек со стороны Кассиуса и обид — со стороны Риты. Однако, чем старше они становились, тем крепче становилась связь, пусть и не кровная. Они — брат и сестра, несмотря на различие во взглядах и образ жизни. Кассиус доказал свою привязанность сестре тем, как отомстил её супругу за побои. И пусть это было случайностью, ведь Кас не являлся убийцей (на тот момент так точно), он не смог простить Элрику то, что он сделал с Верити. С тех пор связь окончательно укрепилась, хотя за все эти годы перед братом и сестрой было много препятствий. На данный момент Кас находится в Ньюпорте и предоставляет Рите информацию о происходящем в городе и за его пределами.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
[indent] 1 —  это имя было дано мальчику приёмными родителями и смене не подлежит, так как много раз упоминалось в анкете. Однако, ничего не имею против использования героем псевдонима, который он использует от случая к случаю или же живёт под вымышленным именем. Тут уж простор для Вашей фантазии, который я не буду ограничивать. Имя, данное при рождении (если биологические родители всё же как-то ребёнка назвали) неизвестно.
[indent] 2 — внешность менять крайне нежелательно, но если уж совсем никак — можем попытаться обсудить и найти определённый компромисс, который устроит обе стороны.
[indent] 3 — профессия, премудростям которой обучался персонаж, остаётся на выбор игрока: не хочется ставить потенциального участника в жёсткие рамки. В любом случае, если потребуется помощь (да и не только в этом вопросе) — я готова подсказать, выбрать и так далее.
[indent] Это — «костяк» персонажа, то, каким видит Кассиуса Верити. Определённые детали игрок может выбирать сам, пользуясь моей помощью, если потребуется. Мне также хочется видеть не только то, что прописано в заявке, но и Ваше видение персонажа, то, как Вы его чувствуете. (: Также не стоит забывать, что помимо сестры у Кассиуса есть внук, обращённый в вампира три года назад. Взрослый, самодостаточный мужчина, который, однако, пока знает далеко не всю правду о своей семье.
[indent] Стоит учитывать, что герою — девятый десяток, и за всю свою жизнь, пусть и относительно недолгую с точки зрения вампира, всё же успел многое повидать и многое пережить. Я ничего не имею против того, если Вы захотите добавить драмы или напротив — упростить персонажу жизнь, учитывая, конечно, описанные события. Как уже говорилось много раз, я не хочу ставить жёсткие рамки, но готова принимать непосредственное участие в более детальном продумывания образа, если потребуется.
[indent] Что касается остального, то здесь всё стандартно: не брать роль для того, чтобы пропасть на следующий день, писать по возможности грамотно, использовать заглавные буквы в начале предложения. Я пишу от второго лица, но для меня не имеет значения, от какого лица пишет соигрок — главное, чтобы ему было комфортно, тогда все будут довольны. Могу обеспечивать графикой, игрой, сестринской любовью и внефорумным общением. Приходите, у нас хорошая площадка для развития персонажа и славные, дружелюбные игроки, готовые прийти новичку на выручку в любой момент, как Чип и Дейл xD Очень жду своего непутёвого (хотя это ещё с какой стороны посмотреть) братца.

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

open

YOU COULDN'T ERASE THE PAST;
you couldn't even change it, but sometimes life
o f f e r e d   y o u   t h e   o p p o r t u n i t y   t o   p u t   i t   r i g h t .
—  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —  —
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •

[indent] Кусаешь губы, смотря в одну точку — взгляд как будто пытается проникнуть сквозь дверь. Думаешь, чем сейчас занята Роза. Готовит ли ужин — на одного? Или, быть может, сидит у камина, кутая плечи в тёплую шаль (твой подарок на последнее Рождество), немного неловкими пальцами теребя край газеты? Даже представляешь, как мама бросает взгляды на второе кресло — то, в котором раньше сидел отец. Как давно это было — целую жизнь назад. Пятнадцать лет. Пятнадцать долгих лет, а Розали до сих пор иногда разговаривает с умершим мужем, как будто он до сих пор жив, и просто вышел в другую комнату. Пятнадцать долгих лет... Чтобы сказал отец, узнав, кем ты стала? Что бы он сделал, узнав о поступке Элрика? Как бы поступил, поняв, что его старший сын пошёл на убийство? В детстве всё казалось таким простым, а сейчас запуталось в тугой клубок из мыслей, чувств, поступков и решений.
[indent] [float=right]http://i.imgur.com/g1ahm8m.gif[/float]Твоё — теперь уже мёртвое — сердце всё ещё не может принять утрату. Ты теряешь больше, чем обретаешь — так думаешь сейчас. Что будет с матерью? Она осталась совсем она, не считая внука, подаренного Кассиусом. Но сам мужчина скрылся, исчез, растворился — будто и не было вовсе. Иногда тебе кажется, что вся прошлая жизнь — то только иллюзия. Опускаешь голову, вдыхая стылый ноябрьский осень. Думаешь, плакала ли Роза над твоими письмами. Ты старалась убедить её в том, что всё в полнейшем порядке, а тебе самой просто необходим отдых, она ведь понимает, правда? Сама ненавидишь себя за ту ложь, которой пропитана каждая строка. Сколько раз комкала бумагу, отбрасывая её, потому что строки расплывались перед глазами от падающих на бумагу слёз. Сколько раз ты передумывала: отправлять письма или нет. Но ты — всё, что осталось у несчастной женщины, но теперь она вынуждена будет жить без тебя. Потому что страшно: не простишь себе, если причинишь ей вред. А через год, возможно, вернёшься, попытаешься всё объяснить. Всё ли? И поймёт ли она? Какая разница. Роза ведь всё равно остаётся матерью, которая не сможет отречься от своего ребёнка. Нет, не сможет, или просто пытаешься себя утешить? А ведь и правда — пытаешься. Почему всё вдруг стало таким сложным? Ответа на этот вопрос нет.
[indent] Так странно, что боишься переступить порог дома, которые многие годы был твоим. Он до сих пор таковым является, только сама ты чувствуешь себя гостьей, пусть всегда желанной, но — гостьей. Испытываешь столько разнообразных эмоций, что кружится голова, а на глаза наворачиваются слёзы. Смахиваешь их резким, сердитым движением, и вскидываешь голову, поворачиваясь к Северине. Вы стоите чуть поодаль, ждёте, пока наберёшься смелости, а сама всё больше склоняешься к мысли, что лучше бы сбежать. Как ты сможешь смотреть матери в глаза, что скажешь ей? Как объяснишь свой побег?
[indent] — Я не знаю, что ей сказать, Северина. Как объяснить, что я вынуждена уйти и не знаю, когда вернусь? Да и вернусь ли вообще... — твой акцент идёт вразрез с внешностью: чисто английский. Тебе всегда нравилось, ты этим гордилась. А сейчас не знаешь, можешь ли вообще гордиться чем-то, что раньше казалось таким важным. Подносишь руку к лицу, медленно убирая со лба тёмную прядь волос, выдыхаешь. Но всё же ты должна попрощаться, это будет честно, хоть и очень больно, — Но, наверное, так будет лучше. Так мама хотя бы будет знать, что я жива. — невольно улыбаешься с ноткой печали. Жива... Но ведь это не так, ты мертва вот уже несколько месяцев к ряду. Занятно, но ты никогда не винила в произошедшем Кшесинскую, не делаешь этого и сейчас. Только твоя вина в том, что оказалась не в том месте и не в то время, остальное же — дело случая. Приди ты навестить брата на час раньше или на час позже, всё было бы совсем иначе. Иногда пытаешься рассматривать подаренный шанс как новую страницу в своей жизни. А потом снова вспоминаешь о прошлом, и тогда все мысленные заверения в том, что ты сильная и сумеешь справиться, сходят на нет. Сколько же ошибок ты совершила за свою жизнь.
[indent] — Она не должна узнать правды, никогда и ни при каких обстоятельствах — это её убьёт, — чуткая, нежная душа Розы не сможет пережить ещё и того, что её дочь превратилась в вампира. Это ведь аномально, так быть не должно, но всегда, при любом раскладе случается что-то, что не входило в твой жизненный план раньше. Например, ты никогда бы и подумать не могла, что Элрик способен поднять на тебя руку. А он смог. И он поплатился за это собственной жизнью — ты не горевала, узнав об этом. Почувствовала облегчение, даже радость, и устыдилась этого. Каким бы ни был твой супруг, смерти ты ему точно не желала, но... Он лишил тебя ребёнка. И за это понёс своё наказание. А боялась ты лишь того, что Каса могут разоблачить — и тогда этого не пережила бы ты. — И всё же я не знаю, как даже заговорить. Что ей сказать? Что я хочу начать новую жизнь, потому что настало время? Ох, Господи! — отводишь глаза от лица польки и прячешь своё в ладонях. О, нет, ты не будешь плакать, это тебя сломает — знаешь это точно. Не будешь плакать, а наберёшься смелости и всё же повидаешься с матерью. Разве она не заслужила хотя бы минимальных объяснений и красивых слов, которые не будут правдивыми? Она стала для тебя, подкидыша, настоящей, любящей матерью. Которая ни разу — словом или делом — не показала, что не любит тебя, потому что ты — чужая. Не их с Гарретом родная дочь. Ты — подброшенная им индийская девочка без роду и племени. И в то же время ты — англичанка, у которой прекрасные родители. Лучших быть не может. Как ты сейчас скучаешь по отцу...
[indent] Ты терпеть не можешь ложь во всех её проявлениях, и сейчас физически чувствуешь, как тело сопротивляется тому, что собираешься сделать. Но выхода другого ведь нет, потому что вариантов не так уж и много. Либо сказать нелицеприятную правду, которая подорвёт и без того шаткое душевное равновесие матери, либо красиво солгать. Сказать то, что она. возможно, хочет услышать. Какой же слабой чувствуешь себя сейчас — отвратительное чувство, и ведь от него так просто не избавиться. Снова вздыхаешь, качая темноволосой головой и нервно заламывая руки — привычка, оставшаяся родом из детства. Когда-то пыталась от неё избавиться, но поняла, что это бесполезно.
[indent] — Не знаю, как посмотрю ей в глаза. — как же болит там, где раньше билось сердце.

Отредактировано Verity Arden-Cross (07-12-2016 22:11:27)

+4

26

Я РАЗЫСКИВАЮ ПОТЕРЯННОГО БУРУНДУКА

when angels fall with broken wings
i     c  a  n  '  t     g  i  v  e     u  p  ,     i     c  a  n  '  t     g  i  v  e     i  n
http://funkyimg.com/i/2nas9.gif   http://funkyimg.com/i/2nasa.gif   http://funkyimg.com/i/2nasc.gif   http://funkyimg.com/i/2nasd.gif
♪   b r e a k i n g   b e n j a m i n   —   a n g e l s   f a l l   ♪


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Caroline Marissa Zegers | Кэролайн Марисса Зегерс
иногда представляется как Мари или Лайн;
не любит, когда её называют Кэр

» ВОЗРАСТ И РАСА:
Оборотень, 22 года

» ВНЕШНОСТЬ:
Elizabeth Gillies
 
 
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевая → ЛС / Скайп


[indent] » КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
[indent] Кэролайн родилась в Хартфорде (США, Коннектикут) в самой обычной семье. Она стала вторым ребёнком для супружеской четы Зегерсов. Первым был мальчик по имени Николас, которому на момент появления сестры уже исполнилось десять лет. У неё было счастливое детство, ведь иначе и быть не могло при любящих друг друга и своих детей родителях, которые никогда не кричали, но при этом умели находить подход к дочери и сыну, спокойно объясняя, почему некоторые вещи делать можно, а другие — нельзя. Ник и Лайн никогда не враждовали, как это нередко бывает между братьями и сёстрами: он никогда не тягал её за волосы, потому что она его достала своим желанием вертеться около него постоянно, а она не отбивалась от него своими крошечными кулачками, зовя при этом на помощь маму и папу. Между ними были тёплые отношения, из-за чего девочке всегда было на кого положиться, на чьей спине покататься, когда папа занят или на работе. Она называла его Джерри (сокращение от второго имени — Джереми), а он её — Кэрри, что было разрешено только ему. Летом брат Кэролайн уезжал к их родственникам в Шатору (Франция), куда малышке почему-то было запрещено ездить, а после окончания школы, когда Лайн было восемь, он и вовсе туда переехал. Ник не поступил в колледж, что не казалось странным его младшей сестрёнке, ведь куда важнее для неё было то, что брат покинул её. По лицам родителей она видела, что они недовольны и расстроены решением своего сына, но после нескольких размытых ответов она забросила попытки узнать явно неприятную её маме и папе правду, перестав задавать вопросы, для чего ей пришлось переступить через своё детское любопытство не без труда. Юной Зегерс не хватало Николаса, возможно, именно по этой причине ей с самого детства было проще ладить не с девочками, а с юными (или правильнее сказать маленькими — на тот момент) представителями мужского пола, что со временем несильно изменилось. Она пыталась заместить чем-либо ту прореху, что возникла её жизни, что сама, разумеется, не понимала, будучи ребёнком. Со временем она привыкла, что Ник приезжал, как правило, почти на все важные праздники (рождество, дни рождения, пасха и так далее) и лишь иногда в другие ничем непримечательные даты. Кэролайн не обижалась на него, хотя немного ревновала из-за того, какие взаимоотношения установились между ним и теми членами их семьи, которых она сама видела крайне редко. Эти люди любили и её, но не было того чувства вроде «Мы команда», какое ощущалось между ними и Ником.
[indent] Во время одной из поездок в летний лагерь Лайн находит необычное увлечение для себя — стрельба из лука. Её родителям сразу не пришёлся по душе слишком рьяный интерес к данному занятию, на угасание которого они надеялись, но в итоге им пришлось уступить своей упертой с ранних лет дочурке. В итоге Кэролайн доказала, что это был непросто каприз, серьёзно относясь к выбранному ею виду спорта. Помимо этого умения она награждена и другими, но уже творческими навыками: она и писать картины умеет, и завораживающе петь, и танцевать, а ещё играет на фортепиано. Учась в школе, Кэролайн играла в рок-группе на клавишных, и прошла даже через период, когда она меняла цвет своих волос весьма часто, выбирая различные яркие оттенки, в которые окрашивала либо всю копну, либо лишь отдельные пряди. Это в своё время шокировало её религиозных родителей, которые обрадовались, когда на смену зелёному, фиолетовому и синему цветам пришли более банальные блонд, рыжий, чёрный, а после и вовсе осуществился возврат к родному – тёмно-каштановому. Также она учила французский язык.
[indent] После окончания школы девушка поступает в колледж, выбирая для себя творческое направление, с которым она хотела связать свою жизнь. В колледже она была частью театральной труппы, а также выбрала для себя миллион (очень сильно округляя, конечно же) дополнительных курсов и, в целом, вела настолько активный образ жизни, что многие удивлялись, как она всё успевает, и задавались вопросом о том, нет ли у неё двойника. Лайн была действительно счастливой, однако всё изменилось двадцатого января две тысячи одиннадцатого года, когда ей сообщили, что о смерти её отца и матери.
[indent] Это было воистину зверское убийство, ведь кровь была размазана по стенам, а на тела не смог бы смотреть без ужаса даже тот человек, который совсем не знал родителей девушки. С Ником Кэролайн не удалось связаться, но родственники из Франции, с которыми брат уже не жил несколько лет, обещали купить билеты на ближайший рейс, который был только следующим утром.
[indent] Лайн сняла номер в одном мотеле, где в ночью на неё нападает незнакомый человек или не совсем, учитывая его скорость, силу, наличие клыков. Он говорил что-то о возмездии, но, разумеется, всё это было непонятным для той, кто ещё не пережила эмоционально  потерю родных, а теперь ощущала приближение своей смерти. Лишь слово «беги», сказанное появившимся внезапно незнакомым спасителем, было воспринято ею, и она послушалась. Далеко она, правда, не умчалась, потому что не знала, куда именно ей нужно устремиться. В полиции она не могла сообщить, что на неё напал человек, укусивший её за шею, а на помощь пришёл человек, в руках которого был пистолет, а затем ножка стула, который он разнес о стену в её номере зачем-то (на самом деле не желая привлекать внимание выстрелами). Дождавшись на парковке своего спасителя, Кэролайн оказалась вскоре у него дома, узнавая лишь имя того, кто не позволил её убить, а ответы на все её вопросы о том, что она видела, были такими же размытыми, как и те, что давали ей родители, когда она интересовалась отъездом брата.
[indent] На следующий день девушка покидает дом человека, который спас её, а правда для нее была раскрыта уже прилетевшими родственниками, в том числе и о том, почему её мама и папа были недовольны отъездом Николаса в своё время. Именно тогда Лайн узнает о том, что вампиры существуют, что когда-то её родители охотились на них, как и вся их семья, но оставили это после одной резни, в которой чуть не погибла её мать, узнавшая в больнице, что она беременна вторым ребёнком. Ник с самого детства знал о вампирах и до решения родителей оставить такую жизнь его уже воспитывали, как будущего воина, так что заставить забыть его обо всем было нельзя, как и убедить не продолжать семейное дело, заброшенное его отцом и матерью. Была договоренность об отсрочке до окончания школы, но, как показало прошлое, это не помогло — и Ник уехал заниматься тем, что считал своим предназначением и долгом. Сейчас Кэролайн как никогда понимала своего брата, ведь она сама решает избрать этот же путь, понимая, что не может вернуться к прошлой жизни, когда она была счастливой студенткой-активисткой. Она переезжает во Францию, где второго февраля объявляется Ник вместе с Дэмиеном, которого он представляет как человека, ставшего для него братом.
[indent] Дальнейшее развитие событий весьма предсказуемо: Кэролайн учат тому, как быть охотницей, что даётся ей, стоит отметить, довольно легко. Ей нравится её новая жизнь, несмотря на строгую бабушку, которая называла всех двумя именами так, словно это одно: Кэролайн-Марисса, Николас-Джереми, Дэмиен-Эмиль — и никак иначе. Эта женщина была строга, любила пускать в ход свою трость в воспитательных целях (больше всего доставалось Дэмиену, который словно специально действовал ей на нервы своими шуточками), но зато она не выпускала то серебряное лезвие, что было в этой палке, помогавшей ей передвигаться в её уже далеко не молодые годы. Она узнала ближе многих своих родственников, познакомилась с другими охотниками — Лайн погрузилась в новый для неё мир с головой и сама стала ощущать себя частью той команды, какой не была в детстве в отличие от брата. В мае две тысячи двенадцатого года Ник и Дэмиен покинули Европу, возвращаясь в США, а Кэролайн уже и позабыла, какой её жизнь была ранее на другом континенте. Она не поверила полностью в то, в чём была фанатично уверена её религиозная семья: истребление вампиров — это помощь заблудшим душам умерших покинуть этот мир, потому что больше им здесь нет места. Однако утешение, которое было ей необходимо, она нашла — это было главным для неё.
[indent] В Ньюпорте юная Зегерс оказывается во второй половине октября две тысячи двенадцатого года из-за своей не угасшей благодарности к человеку, который спас её жизнь когда-то. Она находит его для того, чтобы сказать банальное «спасибо», и рассказать о том, что и она теперь охотится на нечисть. Пожалуй, несмотря на трагичные события, которые имели место, и последующие перемены, в девушке в итоге все-таки проснулся былой оптимизм (она вновь почувствовала искорки счастья), который был разбит тем, что её спаситель оказался вампиром. Оставаясь всё ещё творческой личностью и тем, кто в душе пока что не расстался до конца с подростковой впечатлительностью, Кэролайн ощутила, как её сознание пережило землетрясение. Всё это время она считала вампиров злом, а после открытия правды о спасителе задумалась о том, что, возможно, всё обстоит не совсем так, как она представляла. Родители Лайн когда-то ушли от сверхъестественного, так как чуть не лишились её, ещё не появившегося на свет ребёнка, и хотели для неё лучшей жизни, а она из-за желания пережить их потерю стала убийцей, тем самым осквернив память отца и матери. Она начала чувствовать разочарование в охоте, но не успевает решить, что же ей делать дальше, ведь она сама становится сверхъестественным существом, но не вампиром, а оборотнем. О том, чем обернулся укус волка, Лайн узнает двадцать пятого октября в полнолуние.
[indent] После той самой ночи, когда девушка впервые стала не собой, а зверем, она окончательно запуталась в том, что же ей делать дальше. Возвращаться в Шатору к своей семье она не хочет или же еще не готова к этому. Она понимает, что её жизнь перевернулась, что она больше не может слышать в свой адрес привычное Кэролайн. Это больше не она — Марисса теперь подходит ей больше. Она осталась в Ньюпорте, где начала вести необычный образ жизни: днём она предпочла быть волком в лесной чаще, а поздним вечером — становиться человеком. Она заприметила дом, хозяева которого то ли в отъезде, то ли исчезли. Возможно, их «съел» какой-либо вампир и избавился от тел, ведь их счета никто не оплачивает кроме Лайн, которая пользуется таким удачным (грубо говоря) стечением обстоятельств. Она принимает там душ после длительной дневной волчьей прогулки (во время неё она и поспать успевает), готовит лишь иногда, предпочитая ужинать в каком-либо кафе. Почему она нагло не заселится в уютный дом, куда хозяева, похоже, не собираются возвращаться? Когда она человек, то слишком много мыслей атакуют её разум. Волком ей быть легче, ведь инстинкты берут вверх и затуманивают в ней людскую сущность. Почему же она тогда нашла работу, на которую ходит исправно в ночную смену? Она не хочет окончательно потерять человека, которым она хочет в дальнейшем быть. Может, она сейчас сломлена и потеряна, но она отнюдь не слабая. Просто пока что она не готова к тому, чтобы принять всё и двигаться дальше.

[indent] » ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
[indent] Дэмиен оказался в Ньюпорте во второй половине ноября две тысячи двенадцатого года из-за Кэролайн. Когда он привёз в Шатору весть о том, что Ник умер, он узнал, что она отправилась в Ньюпорт и пропала. Он пообещал найти и вернуть девушку или при худшем раскладе рассказать об её участи Зегерсам. Очевидно, что причиной, по которой ему так и не удалось отыскать девушку к февралю две тысячи тринадцатого года, является то, что большую часть времени она была волком, а этого Дэмиен не мог ожидать.
[indent] Нельзя сказать, что за год и три месяца, в течение которых Лайн и Дэмиен жили под одной крышей в Шатору, они стали сестрой и братом друг для друга, но семьёй — да. Сначала он, конечно, ей не нравился, потому что мало у кого он в принципе вызывает симпатию из-за своего слишком наглого и вызывающего поведения. Однако позже она смогла увидеть его с другой стороны, с той, которая сыграла роль в том, что Николас считал его родным человеком. У Кэролайн и Дэмиена было немало славных моментов, во время которых было сложно понять, кто же из них старше. Не только он учил её чему-либо, но и она — его, например, стрельбе из лука и игре на фортепиано (хватило его ненадолго, но благодаря девушке он может сыграть первые секунд 5-6 «К Элизе» одной рукой). Они вдвоём творческие, так что им было о чём поговорить. И, в целом, Дэмиен не тот человек, с которым есть шансы начать зевать от скуки, тем более, если ты ему по душе.
[indent] Сейчас они вдвоём потерялись в том мире, в котором они жили последние годы. Дэмиен, как и Кэролайн, разочаровался в охоте по той причине, что ему пришлось убить Николаса, обращенного в вампира. Он не хотел этого, но старший брат Лайн настоял на этом, не желая жить в качества вампира из-за своих убеждений о том, что его душа должна отправиться на тот свет. Ник был хорошим человеком, который когда-то спас жизнь Дэмиену, так что нынешнее положение двух Зегерсов, оказавшихся в Ньюпорте, весьма схоже.

[indent] » ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
[indent] — Под каким именем регистрироваться: первым или вторым — решать только Вам. Можно изменить второе имя, то есть то, которое сейчас использует Кэролайн, и использовать его в качестве логина. Первое имя изменить нет возможности, так как оно упоминается в постах, и мне нравится сокращение Лайн. Фамилию также нельзя изменить по вполне очевидным причинам)
[indent] — Внешность лучше не менять, потому что повзрослевшая Лиз Гиллис прекрасна, и у меня в голове Лайн выглядит именно так. Но чуть что могу рассмотреть альтернативный прототип внешности. Это может быть другой типаж, но возраст не старше 25 лет.
[indent] — О том, кем работали родители Кэролайн и Николаса, в заявке не говорится, так что Вы вправе сами решать этот момент. Но стоит учесть, что до рождения девушки они были исключительно охотниками, так что навряд ли до этого у них было какое-либо образование кроме школьного) Аналогичная ситуация и с родственниками в Шатору, из которых упоминается только строгая и боевая бабуля, которую лучше так не называть для сохранности своей жизни хд Тут также выбор исключительно за Вами, а я могу помочь при необходимости))
[indent] — О том, какое именно творческое направление выбрала Кэролайн при поступлении в колледж, я хотел бы услышать именно от Вас, узнать, кем же Вы видите персонажа. Она наделена различными талантами, так что выбор обширен)
[indent] — Характер я не прописывал, лишь упомянул её упрямство, целеустремлённость, впечатлительность, из-за чего она сейчас потеряна, но порой и сильным людям бывает сложно) Пожалуй, она часто смиряет людей стервозным взглядом, но когда улыбается, то становится милой, как бурундук, из-за чего Дэмиен, любящий давать всем прозвища, называет её в честь этой зверюшки хд В общем, опять же хотелось бы увидеть Ваше видение.
[indent] — Ситуация с тем, кем же сейчас работает Лайн, к тому же исключительно ночью, практически аналогична с ситуацией членов её семьи. Она бросила колледж, она юна, что стоит учитывать. Чуть что могу помочь с выбором) Но никакой проституции, пожалуйста хд
[indent] — Момент с тем, кто был её спасителем-вампиром (это могла быть вполне и женщина), как прошла их встреча в Ньюпорте, что за оборотень её укусил, при каких обстоятельствах это случилось и прочее, связанное с этим, остаётся на Ваше усмотрение опять же.
[indent] — Вроде больше спорных моментов нет. Если будут вопросы, обращайтесь в гостевую, где я отвечу на все вопросы, либо же можем обсудить всё в ЛС или скайпе, который можно оставить под скрытым текстом, указав количество моих сообщений) И мне бы хотелось в любом случае связаться и увидеть Ваше видение персонажа до того, как Вы пропишите анкету.
[indent] — Стандартное: грамотные посты от любого лица (простынки строчить необязательно — четырёх тысяч символов будет вполне достаточно); наличие желания развивать персонажа; не берите роль на два-три дня; чувствуйте персонажа и любите его так же, как и я.
[indent] — И если Вы прочли всё, что написано выше, то я благодарен и горжусь Вами  :D

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

[indent] Лучше держаться подальше от обиженного творческого человека. Не скажу, что я сторонник стереотипов, но так уж вышло, что многие талантливые люди действительно обладают ранимым нравом. Некоторые, конечно, притворяются, что их душевные струны тонки для того, чтобы изобразить «звезду в шоке» или ещё в каком-либо эмоциональном состоянии, которое оправдает их поведение, не поддающееся описанию с помощью эпитета «адекватное». Зачем? Им нужно внимание, ради получения которого нет необходимости пускать в ход свой талант (а в большинстве таких ситуаций он и вовсе напрочь отсутствует). Они истерят, кидаются вещами, хлопают дверями, уходят, задрав высоко нос, отчего он, к слову, кажется длиннее. Я не люблю дешёвую игру и выставлять на показ свои страдания, причиной для которых никогда не становится какая-либо мелочь. Нет, меня ранят только события, из-за которых я ощущаю себя так, словно от моего сердца отрубается кусок. Я не могу его выбросить, забыть обо всем и погрузиться с головой в отрыв, что порой помогает другим людям хотя бы в течение некоторого времени. Я держу этот кусок мышечной ткани в руках (образно, конечно же), и, являясь отнюдь не искусной швеёй или хирургом, а, скорее, умелым потрошителем тел и душ (всякое бывало), без понятия, как вернуть его на место.
[indent] Недавно в моей жизни произошло одно из тех событий, что заставляет меня ощущать себя именно так, как описано выше. Не успел я залатать один источник кровотечения, возникший после смерти Ника, как мне подарили другой, причём, человек, с чьей помощью я надеялся излечиться от прошлого душевного увечья. В итоге я, будучи обиженным (а довести меня до такого состояния, когда мне отнюдь не смешно из-за чужих обвинений и оскорблений, сложно) сижу уже не первый день в каком-то баре, который мне не нравится, но зато на стуле у края стойки, откуда открывается вид на всю арендованную владельцами площадь. Однако сейчас моё внимание завоёвывает лишь мир, доступный лишь для меня.  Он тёмный, беспорядочный, но не запутанный, потому что я привык к бардаку и знаю, что именно имеет для меня самое важное значение в данный момент — смерть Ника и разговор (если это можно так назвать) с Эктон пару ночей назад. Я пытаюсь абстрагиваться, но безуспешно. Один день похож на предущий из-за того, что я отхожу от излюбленного разнообразия, придерживаясь одной схемы: проспался, встал далеко не сразу после открытия глаз с матраса, который я переместил с кровати на пол гостиничного номера, поднял бумажный пакет с остатками закуски из бара, съел их или же обнаружил, что они закончились, как и алкоголь в бутылке, ушёл, приняв душ (в одежде проводить ночь, укрывшись неким подобием одеяла, жарковато, да и освежиться хочется). В питейном заведении все начинается с трёх фраз: «Бутылку ракы», «Турецкая водка», «Нет» (в ответ на вопрос о том, разбавлять или нет). Затем я сижу, не спеша опустошая бутылку, заказывая периодически что-то вроде луковых колец, курицы в крошках (обычные люди зовут это наггетсами) и рифленую картошку, макаю закуску в горчицу или кетчуп, иногда проливаю выпивку на стол (потому что скучно), наблюдаю за тем, как за мной убирают, ухожу, когда наступает час закрытия. Ладно, иногда я ещё прошу кого-то, кто садится рядом заткнуться или пересесть, возможно, отпускаю при этом нелестные комментарии, но без особого энтузиазма, так как я не в том настроении, чтобы пускать в ход своё красноречие, способное на невероятные вещи, как и я.
[indent] Сегодня звонок в шесть вечера изменяет привычный для последних дней ход событий.
[indent] — Да, до сих пор здесь, — неспешно протягиваю, оглядываясь по сторонам, словно речь идёт о нахождении в баре, а не в Ньюпорте. — Недостаточно, но переваривать твой незамысловатый слог и запоминать всё могу, — даю ответ на вопрос о том, пьян ли я.
[indent] Прижимаю мобильный телефон к уху плечом и зачем-то именно в воздухе доливаю ракы в стеклянную тару, а затем выпускаю ее из рук. Ловлю на себе пару взглядов, киваю бармену, говоря:
[indent] — Дай мне новый, — и трубка нападает на пол, после чего я её поднимаю, вытираю о куртку какого-то типа, севшего рядом. — Я тебя предупреждал, что я не лучший застольный сосед. Да, я все слышал, — тут же перестраиваюсь на того, кто за пределами этого городка, где я задержался, потому что слишком грустный (назовём это так) для того, чтобы отправляться в путь снова. — Я даже имя записал той, с кем ты хочешь меня познакомить, — неправдивая и странная интерпретация, после которой я слушаю какие-то повторные комментарии. — Завтра я увижусь с ней и постараюсь понравиться, — короткая пауза, после которой я киваю. — Нет, я не шучу и всё понял, — снова вынуждено замолкаю на пару секунд. — Да, я буду трезвым. Пока, бабуля, — и почему люди любят называть всех мамами в таких ситуациях? — Жду с нетерпением тот день, когда ты сбреешь бороду.
[indent] Ушёл я из бара без бутылки, но зато со стаканом, который мне как раз принесли. Разумеется, я его наполнил, потому что с пустой тарой для выпивки скучно, а вот пустое ведро можно было бы, например, на голову кому-либо надеть и побарабанить. И никто ничего сказать не может после того, как я упомянул особенности лица матери кого-то из моих родителей, да и я бы не стал слушать, ведь я в своём мире — далеко не маленьком, но в свете последних событий слишком давящем на меня со всех сторон.
 
   
* * *

[indent] Пожалуй, ничто не освежает разум так, как искусство. Хотя чистая одежда тоже сыграла некую роль в этом на пару с тем, что после того самого стакана, который я оставил на тротуаре одной из улочек Ньюпорта, что была по дороге в гостиницу, я больше не пил. Позавтракал я в каком-то кафе довольно сытно оладьями, попросив не поливать их чем-либо. Заказал три порции, потому что нормально я не ел давно. Хмурый вид от этого не исчез, пока я не очутился в галерее.
[indent] Есть мало вещей, которым под силу оживлять человека так, как может сделать это искусство, о чем я уже говорил. Пусть не каждая картина мне по душе (а я ещё тот критик со специфичными предпочтениями), но ноги и глаза не устают от путешествия от одного холста к другому. Есть интерес, выражаемый в оценивающем прищуре глаз и с помощью других сокращений мышц лица. Я вижу и Её — ту самую девушку, с которой меня якобы хотела познакомить моя бедная (ну, знаете, борода явно не способна принести женщине счастье) бабушка. Её (не маму одного из моих родителей) зовут Амели. Она мне нравится чисто визуально, к тому же, есть в ней что-то утонченное, вероятнее всего, европейское. И речь опять не о моей родственнице, которая и вовсе мужчина — жуть, да? — однако так бывает, когда я имею в виду охотника, с которым меня познакомил Ник когда-то, с которым я виделся до приезда в этот небольшой городок, который знал, что я сюда направляюсь. Я наблюдаю за особой ненавязчиво, не рассматриваю слишком активно, потому что так неинтересно, и не заговариваю с ней, ведь так было бы слишком просто. Да и вокруг столько полотен, что творческим грехом было бы не обращать на них внимания. Так что я беседую с некоторыми посетителями, не выделяясь из этой толпы, как бы мне этого ни хотелось.
[indent] Ближе к тому часу, когда близится закрытие храма изобразительного искусства, я ухожу, вернее, оказываюсь у чёрного входа в галерею, откуда выходят поначалу люди, которые оказываются для меня бесполезными. А затем появляется она (и теперь речь не об Амели и не о бабуле-мужике). Коллега девушки, являющейся вампиром (по этой причине мне советовали познакомиться с Амели), кладет ключи от двери не в сумку, а в карман пальто — это становится причиной, по которой я выдвигаюсь к ней навстречу. В скорее происходит это банальное вышагивание в попытках уступить друг другу дорогу, а затем я отхожу, вскоре делая резко шаг к брюнетке обратно. Одна ладонь оказывается на талии девушки, из-за чего она возмущается, обещает закричать, а я отхожу, отпуская её, ведь ключи у неё я уже стащил, достав их пальцами второй конечности, пока она была увлечена домогательством (слишком громко сказано, ведь я всего лишь дотронулся до её верхней одежды). Она торопливо семенит от меня прочь, как от насильника (но я не такой, потому что мне это ни к чему), так как совсем недавно я ей прошептал слово «беги», а она, судя по всему, послушная девочка.
[indent] Отпираю дверь и захожу внутрь, не утруждая себя тем, чтобы поворачивать ключи в замочной скважине, оказавшись в здании галереи вновь, но уже в той части, что не была доступна мне как посетителю, так как не беспокоюсь о таких же не приглашённых гостей, как я. Иду по коридорам, не торопясь, и вижу лишь под одной дверью полоску света, созданного электрическими лампами. «Ставлю на то, что там она», — неискоренимая случающимися порой поражениями страсть к азартным играм даёт о себе знать, когда я произношу это в мыслях. Немного безотвественно я отношусь к просьбе-поручению от «бабули», но она сама знала, с кем разговаривала. К тому же я теперь один и некому было быть наблюдателем у главного входа, через который Амели могла также покинуть знание. Да и если быть честным, то день среди искусства оживил меня настолько, что мне захотелось поиграть.
[indent] Оказавшись в комнате, расположенной через три от той, где была, согласно моим предположениям и надежде на везение, Амели, я не включаю свет, но нажимаю на кнопку электрического чайника. Мне не нужны лампы, достаточно подмоги от уличных фонарей, которые позволяют мне найти коробку пакетированного чая в ящике одного из столов, а кружки и вовсе стоят на столах, предоставляя любезнейший выбор, звучащий как «Бери любую, Дэмиен». Заварил чай я в двух кружках сразу, пакетик кинул поверх каких-то чужих бумажек, уселся на стул, а ноги шустро закинул на стол. Верчу в руках ту тару, которую неспешно опустошаю, — на ней изображен французский бульдог и, как я понимаю, его хозяин. Хмыкаю и невольно вспоминаю своего пса, которого мне не хватает, наверное, сейчас особенно сильно из-за того, что я вновь лишился всех, кому я был нужен, кем я дорожил, кто мог терпеть меня и принимать со всеми моими творческими светлячками в голове.
[indent] Только в моих пальцах оказывается вторая кружка (теперь уже полупрозрачная, матовая и без каких-либо изображений на ней), как дверь (ставлю на то, что та самая) открывается. Слышны женские (стук каблуков выдают эту информацию) шаги, а я не спешу проверить, кто же это. Не так это стоит делать.
[indent] Я уже видел, как меняется лицо Амели при общении с людьми, как звучит её голос, как она передвигается в пространстве, порхая среди картин. Теперь пришла пора теста на сообразительность (я все ещё делаю ставку на то, что это именно та, кто мне нужна). Прикрыв глаза (при лишении одного чувства обостряются другие, что правда), я представляю то, что помогают мне нарисовать в голове лишь звуки. Попытка повернуть ключ оказывается безуспешной, а дверь вскоре открывается, демонстрируя то, что я её не запер. Тишина, а потом она идёт обратно, не став той, кто бы легкомысленно ушёл, глупо понадеявшись на «кто-то просто забыл закрыть».
[indent] Всего одним мизинцем я заставляю кружку с изображением коллеги Амели и его любимца двигаться к краю стола, с которого предмет посуды падает вскоре. Развожу руками и тихо говорю, отчитывая самого себя:
[indent] — Нельзя же быть таким неосторожным, — и слышу шаги в направлении той комнаты, где я сейчас нахожусь, но уже не сидя на стуле, с которого я поднялся.
[indent] Размещаю свою пятую точку на краю столешницы и, сделав ещё глоток теплого чая, отставляю кружку. Слегка откашливаюсь, якобы восстанавливая голос не потому, что мне это нужно, а потому, что мне так хочется, после чего начинаю говорить:
[indent] — Я расскажу тебе о том, что я подумал, когда впервые увидел тебя, Амели, — произношу это негромко — так, словно она здесь передо мной, но, учитывая её способность весьма хорошо слышать на расстоянии, мои слова и так дойдут до её ушек. — Ты подобна глотку чая с мятой. Смотришь на тебя — и сразу ощущаешь бодрящую свежесть. Но, знаешь, есть в тебе ещё что-то такое... — щелкаю пальцами, вживаясь в роль того, кто ищет нужные фразы для описания своих мыслей и чувств (на самом деле умозаключения были сделаны уже давно). — Нет, не острое, потому что перец с чаем — как-то слишком неординарно даже для обладателя изощрённых вкусов, каким являюсь я. Хотя кому-то нравится, — но по интонации очевидно, что мне это не по душе, слишком небрежно я говорю о том, что чьи-то вкусовые предпочтения не отвергают данное сочетание трав и специй. — Скорее, уместнее будет упомянуть дольку лайма и палочку корицы. Возможно, ещё будет анис — для того, чтобы определиться мне нужно увидеть тебя снова. Ты неглупая, а теперь докажи, что ты также и смелая. Ты не убежишь, а придешь ко мне. Не расстраивай того, кого в последнее время и так слишком много обижали. Не будь жестокой со мной, мятная Амели, — говорит тот, кто направляет в сторону дверного проёма дуло огнестрельного оружия, заряженного серебряными пулями (это не означает, что этот «тот», являющийся мной, будет сразу применять его), а во второй руке снова держит кружку с чаем и делает небольшой глоток.

Отредактировано Damien Zegers (11-07-2017 20:17:41)

+6

27

Я РАЗЫСКИВАЮ СУПРУГА

https://38.media.tumblr.com/631468814a79f97d50f274e3b5aeb2e5/tumblr_nfcvyudSkB1rm8earo5_250.gif  https://38.media.tumblr.com/ea36c7038904c3041db290b32acbf67b/tumblr_nfcvyudSkB1rm8earo1_250.gif
https://33.media.tumblr.com/2cac4522c8ec34e58fe6a303aa302e69/tumblr_nfcvyudSkB1rm8earo3_250.gif  https://33.media.tumblr.com/c9ff8f774a34536226eb10830bfb9b98/tumblr_nfcvyudSkB1rm8earo7_250.gif
Nobody said it was easy it's such a shame for us to part
Nobody said it was easy no one ever said it would be this hard
Oh take me back to the start.


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Гектор Джонсон
англ. Hector Johnson
Второе имя на усмотрение игрока.

» ВОЗРАСТ И РАСА:
Человек, 42 года.

» ВНЕШНОСТЬ:
Eric Dane.

» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Для начала - гостевая и ЛС, а дальше как карта ляжет.


занят

» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:
      О таких говорят «сделал себя сам». Он, действительно, был целеустремлённым с самого детства; его амбиции пугали даже родителей – отца, коренного жителя франкоязычной части Канады, и мать – переехавшую к мужу француженку. Постепенно превращавшийся в юношу мальчишка редко просил о помощи, точнее – не просил совсем, но время от времени принимал таковую при острой на то необходимости. Для него это было унижением, Гектор всегда хотел быть самостоятельным и независимым. И хотя родители не были стеснены в средствах, что позволяло Джонсону-младшему пользоваться их счетами долгое время, после шестнадцати лет Гектор отказался от такого спонсорства в пользу собственных способностей: силы воли, стремления к независимости, любви к красивой жизни, чувства ответственности и прочих характеристик, которые отец взращивал в нём с самого детства. Помехой могла стать только его неконтролируемая вспыльчивость, учиться усмирять которую Гектору предстояло ещё много лет.
      Его путь от амбициозного мальчишки и до успешного мужчины был долог и тернист: были взлёты, но были и падения, и каждое из последних расценивалось как личное поражение. Поражений Гектор не принимал и со временем превращал их в победы, каждый раз брал реванш и добивался своего, не всегда – самыми честными методами. По молодости он не гнушался аферами, подкупом, обманом, придерживался мнения, что «на войне все средства хороши», разве только обходил стороной физические методы воздействия и выступал против неоправданного насилия. Отец по праву гордился Гектором, что было высшей мерой поощрения, стимулом двигаться вперёд на пути к своей цели. К своим двадцати пяти годам Гектор успел сменить не одну профессию, но решил заниматься тем, к чему лежала душа: искусством. У него не обнаружилось таланта к музыке или живописи, зато Гектор прекрасно разбирался и в том, и в другом, что приносило ему неплохие деньги. Кроме этого, мужчина обзавёлся множеством полезных связей, так что всегда был осведомлён о ситуации на «чёрном рынке»: кто и что желает купить, кто и сколько денег готов выложить, куда и что было доставлено – сам он никогда не крал, подделками не занимался, но был хорошим посредником. Этим отец вряд ли мог гордиться, но Гектора всё устраивало – до поры, до времени.
      Любовь в его жизни появилась очень неожиданно и разрушила всё, что он строил все эти годы. Роман с обворожительной Катриной развивался стремительно и бурно, и вскоре Гектор сделал девушке предложение, на которое она ответила желанным «да». Мужчина был счастлив, не понимая, что эта привязанность делает его уязвимым. Однажды Катрина узнала о том, чем он зарабатывает на жизнь, и разорвала помолвку. Она считала, что человек, который с лёгкостью обходит закон, не сможет быть прилежным семьянином. Но Гектор сделал собственный выбор, и он оказался в пользу Катрины. Джонсон бросил заниматься незаконными делами и открыл небольшую галерею, которая приносила относительно низкий сравнительно с прошлым заработок, зато в их семье царила стабильность. Потом в его жизни появилась Стелла: молодая художница с ветром в голове, которая разрушила пятилетний брак. Лишь много лет спустя мужчина узнал, что в тот вечер, когда он сообщил Катрине о том, что они разводятся, женщина собиралась сказать ему о долгожданной беременности. Они расстались тихо и мирно, а Катрина не предъявляла никаких претензий и просто растила ребёнка без посторонней помощи, в то время как её бывший супруг даже и не подозревал о рождении своего сына.
      Следующие пять лет он прожил со своей второй женой, но они так и не узаконили отношения. Стелла не вмешивалась в дела Гектора, он же не вмешивался в её; они не мешали друг другу, и отношения строились скорее на свободе, чем на любви. За это время Джонсон расширил свой бизнес, и его небольшая галерея превратилась в одну из лучших в городе, а после – и в провинции. Для многих художников было честью выставлять свои творения в галерее Гектора Джонсона, а он вернулся к своим старым привычкам, хоть и теперь был гораздо более осторожен.
      Со Стеллой они расстались совершенно неожиданным образом: Гектор ненароком убил мужчину, который слишком настойчиво и грубо приставал к художнице. Это дело, конечно, замяли благодаря разнообразным связям Гектора, но Стелла не смогла больше так жить и уехала на другой континент, оставив мужчину наедине со своей совестью. Гектор хоть и был нечист на руку, но он никогда не являлся убийцей, и убитый человек ещё долго снился Джонсону по ночам. Но Гектор не собирался останавливаться на достигнутом, у него впереди ещё вся жизнь, и мужчина занялся ею.
      В октябре 2011 года он встретил Амели – женщину, с которой был знаком ещё со времён своих командировок в Париж и которая теперь работала в его галерее. Но если тогда они расстались приятелями, сейчас он увидел в ней нечто большее. Прошло много лет с момента расставания со Стеллой, у него были интрижки, романы, но ни один не заканчивался успехом. Джонсон решил, что ему пора вновь познать все прелести длительных отношений и принялся ухаживать за Амели, которая оставалась достаточно равнодушной к его попыткам. Уже в декабре он сделал Мартен предложение, решив, что так она быстрее согласится на отношения, но вместо этого женщина отвергла его порыв. В то же время Гектор был хорошим другом, надёжным плечом, которого не хватало француженке, и она дорожила им, насколько могла. Но её сердце было занято другим мужчиной, и хоть Амели об этом не говорила, Джонсон всегда чувствовал незримое присутствие «третьего лишнего». Он не оставлял своих попыток завоевать её, и вот, наконец, в марте 2012 года Мартен согласилась выйти за него замуж. Он догадывался, что причина кроется в том, другом мужчине, который, наверно, разбил ей сердце, но они оба – и Гектор, и Амели – были уверены, что смогут сделать друг друга счастливыми. Он потому что любил, а она – позволяла себя любить и надеялась, что сможет ответить взаимностью в недалёком будущем. Они были откровенны друг с другом – так думал Гектор, рассказывая супруге о своей тайне. Она сочувствовала, но своих тайн не раскрывала – не могла, хоть и хотела. Может, боялась – это неизвестно даже ей самой.
      После пяти месяцев брака Амели, сбивчиво попрощавшись, собрала вещи и уехала. Насколько он знал – в США, небольшой провинциальный город Ньюпорт. Переступив через свою гордость и желая узнать, что вынудило женщину покинуть его так поспешно, Гектор отправился следом за ней. На момент игровых событий он уже некоторое время находится в Ньюпорте.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:
      Гектор - важный человек в жизни Амели. Он показал этой женщине, что ей необязательно страдать от неразделённой любви. Он был другом и поддержкой тогда, когда она всерьёз задумывалась о том, чтобы всё бросить, он давал ей стимул не сдаваться. Наверно, она по-своему любит мужчину, может, не как супруга, но этот ответ его вряд ли устроит. В свою очередь сама Амели - глоток свежего воздуха. Она никогда и ничего не требовала, более того, она не стала его осуждать за тот ужасный поступок и поддержала в трудную минуту. Они оба дорожат этими отношениями, хотя не знают, что они, вероятнее всего, обречены на провал. Хотя Амели, наверно, догадывалась об этом ещё до того, как они узаконили свои отношения, но надеялась на лучшее. Нельзя сказать точно, что ожидает их в будущем, но как минимум - объяснение, которое Гектор заслужил.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
      Я очень жду этого персонажа. Да и вариантов развития событий можно придумать множество, как и событий из прошлого, пусть и не слишком продолжительного. Останется ли он человеком, узнает ли о сыне, узнает ли о настоящей сущности Амели - я не стала прописывать всё это в заявке, а решила оставить на усмотрение игрока. Да и вообще я готова на компромисс, если не устраивает внешность, имя или какие-то факты из биографии, главное, чтобы мы вместе всё обсудили. Могу пообещать не только игру от своего лица, но и наверняка найдутся те, кто захочет связать своих персонажей с Гектором. Главное, полюбить этого персонажа и хотеть его развивать. Я не буду требовать сумасшедшей активности или постов в десять тысяч символов - главное, чтобы было вдохновение. Ну и, конечно, с нетерпением жду.

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

open


      Я пытаюсь понять, в какой же момент мы стали чужими. Но нет, не совсем так, ведь я для него, чужая, в то время как он для меня - всё. Я упустила момент, когда потеряла голову и отказалась от своей жизни; когда Себастьян стал для меня не развлечением, не спутником или случайным любовником, он стал для меня всем. Стараюсь избегать высокопарных фраз, но подсознание упорно твердит одно и тоже же, и это не даёт мне спокойно спать по ночам. Я люблю его так сильно и так отчаянно, что думаю о нём почти каждую свою секунду - даже когда так усердно пытаюсь занять себя делами и погружаюсь в работу, говорю себе, что это пройдёт, это всё временно, я забуду и смогу двигаться дальше. У меня ведь есть всё, чего можно пожелать: работа, дом, у меня есть друзья, но... Приходя домой и откупоривая очередную бутылку вина, я чувствую себя невероятно одинокой. Словно есть целый мир и есть я - одна-одинёшенька против него. Против всех. Против себя самой. Против не слишком здравой доли цинизма в характере Себастьяна и такой же - у окружающего меня мира. Надо мной смеются, я же глупая, влюблённая, счастливая - слыша простое "алло" в трубке после обещания никогда и ни за что ему не звонить. И я нарушаю обещания, не сдерживаю клятв - не хватает сил, и вот он здесь, в моей квартире, смотрит внимательно, немного насмешливо, улыбается краешком губ, и я понимаю, что пропала - уже в который раз за мою, кажется, чрезмерно долгую и насыщенную событиями жизнь. Потом понимаю, что на моём месте должна быть Бриджит. Яркая, живая, она больше подходит для вечной жизни - не девушка, а вечный праздник. Я лишь её бледная тень, и даже несмотря на все её поступки, на всю боль, которую она мне причинила, оставляя после себя шлейф цветочного, сладковато-приторного, но такого знакомого и родного, она остаётся моей сестрой, которую я утратила слишком рано. Мне часто не хватает её азарта и жажды жизни, не хватает близкого человека рядом. Я скучаю - по ней, по Гамильтону, они никогда не покидают моего сердца и каждый раз причиняют боль. Но Себастьян - живой, и он что-то говорит, а я словно не слышу, киваю на автомате, даже что-то говорю: "нет, совсем не глупо" и думаю, что всё же нельзя было ему звонить. Это лишнее, не стоило, и как жаль, что у меня нет способности возвращаться в прошлое - я бы исправила многие из своих ошибок и запретила бы себе влюбляться, особенно - в него, в того, кого привлёк блеск Бриджит, моей сестры. Но я позволила чувствам взять верх и теперь плачу за это - каждый чёртов день и каждое чёртово мгновение.
      - Очень любезно с твоей стороны, - отзываюсь негромко, выдавливаю из себя улыбку - или смутное её подобие, - и думаю, что он действительно изменился. Неуловимо - на первый взгляд, и слишком сильно, если присмотреться. Возможно, я просто слишком глубоко погрязла в пучине своих мыслей и эмоций, а теперь не могу рассуждать здраво, как не могу смотреть на него - у меня дрожат колени и кружится голова. Мы так давно не виделись... Мне кажется, что прошла целая вечность с того момента, как мы виделись в последний раз, и уж точно я не могла и подумать, что он примчится после моего бессмысленного, импульсивного звонка. И всего три часа. У меня есть три часа... На что? Я даже не знаю, что делать дальше, боюсь дать волю своим желаниям и воображению, которые не раз играли со мной злую шутку. Когда-то я наивно надеялась, что он сможет измениться - ради меня, полюбить - меня, и ошиблась - тоже я. Грустно. И я ведь заранее знаю, что будет, когда Себастьян перешагнёт через порог и за ним закроется дверь. Я обниму своего кота, наполню бокал вином и выйду на балкон, где проведу весь вечер и остаток ночи, лелея свою глупую, безрассудную и никому не нужную любовь. Какая же я жалкая.
      - Неужели ты изменился настолько сильно? - мне сложно в этом поверить, но я склонна верить его словам, и просто немного недоверчиво приподнимаю бровь, улыбаюсь кротко, немного робко, и склоняю голову к плечу, осмеливаясь поднять на него свои глаза, и наши взгляды мигом пересекаются. Огромным усилием воли я сдерживаюсь, не опускаю головы, а потом опускаюсь на высокий стул - на самый край, не позволяя себе расслабиться ни капли. Он хочет ответа, а я готова его дать:
      - У меня всё хорошо. Мне нравится Монреаль и, кажется, это действительно мой город. Знаешь, у меня ведь новая жизнь, новая работа, новые знакомства. Грех жаловаться. - меня саму мутит от приторности собственного голоса, от тех слов, которые я говорю, о том, что слова лжи срываются с губ так легко и просто, словно я - заправская лгунья, но в следующее мгновение приходит осознание, что Себастьян раскусит меня, поймёт, прочитает по глазам всё то, что я чувствую. Я затихаю, покусываю губы и не знаю, куда деть руки - складываю их на коленях, словно в институте благородных девиц. Мне остаётся ждать его вердикта, точнее - приговора, который я приму, ни в чём не упрекая Гамильтона, только себя - за глупость и безрассудство.

Отредактировано Amelie Martene (01-04-2017 20:20:07)

+1

28

Я РАЗЫСКИВАЮ ПРОБЛЕМНУЮ ЛЮБОВЬ

http://savepic.ru/14282285.gif

http://savepic.ru/14240301.gif

http://savepic.ru/14280236.gif

занята

Battered and bruised
Broken, confused
It's time we both knew,
Can't stop what I started
This time we both lose, lose...

I told myself I won't miss you
But I remembered
What it feels like beside you


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Манрика Карузо | Manrica Caruso
» ВОЗРАСТ И РАСА:
33 - 34 y.o.
Человек, охотник.

» ВНЕШНОСТЬ:
Anna Silk, Jennifer Connelly, Evangeline Lilly
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ: гостевую, а там можно через лс или как будет удобнее


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:

Что значит родиться в семье охотника, который усиленно пытается завязать со своим призванием ради появившейся семьи? Что значит тихонько подслушивать за дверью непонятные разговоры родителей, стараясь при этом дышать как можно тише, чтобы не засекли и чтобы не пропустить ни единого слова? Что значит выслушивать бесконечные мольбы матери, которая просила отца остановиться, завязать, отказаться от этого страшного поприща ради нее, ради дочери? Ведь однажды все может закончиться трагично. Что это значит для тебя, Манрика Карузо? А именно то, что ты стала важной частью этой на самом деле трагичной истории.

Отец Манрики был гораздо старше ее матери по возрасту. По каким-то очень важным для себя причинам он нашел свое призвание в опасной жизни охотника на вампиров. Возможно, все дело заключалось в банальной мести из-за гибели близкого человека; возможно, кто-то из родни или друзей был в этом замешан и повел его по скользкой дорожке; а может быть он сам был рискованным авантюристом по натуре и, попробовав однажды, больше не смог остановиться. А возможно, имели место все эти причины сразу. Они слишком сильно и плотно сплелись вместе в тугой клубок, что не было никакой возможности его распутать или даже просто чуть ослабить.
Мать Манрики работала врачом скорой помощи, и несколько раз в руки ей попадал довольно взрослый мужчина с ужасающими ранами на всем теле, которого с трудом удавалось вытягивать из могилы, но она прикладывала для этого все силы, не жалея себя, а потом еще обязательно интересовалась по поводу его здоровья. В конце концов, ей стало интересно, в какие зверские передряги он постоянно попадает? Она пыталась узнать что-то у самого мужчины, но тот хранил молчание или старательно переводил тему разговора на что-то другое.
Со временем молодая женщина в него влюбилась, мистер Карузо тоже начал испытывать к ней чувства, поэтому дело дошло до свадьбы, но он так и не раскрыл ей свою тайну. Но все тайное когда-то становится явным. Однажды новоиспеченная миссис Карузо, вернувшись с работы, застала окровавленного мужа на заднем дворике их дома. Взяв себя в руки, она сработала с привычным хладнокровием, его с огромным трудом в очередной раз удалось спасти, но потом она потребовала от него ответа. Молчать больше было нельзя. Она не поверила сразу, потом ужаснулась всем этим подробностям о вампирах и об охоте на них. Потребовалось какое-то время, чтобы она все осознала, но до конца не смирилась с занятием мужа. Тогда впервые она начала просить его, чтобы он перестал этим заниматься и регулярно подвергать свою жизнь опасности. На какое-то время остановить мистера Карузо смогла лишь новость о беременности жены. И он правда пытался сделать все возможное, погрузился целиком и полностью в заботу о любимой женщине, а потом и о родившейся дочке, которую назвали Манрика. Они даже переехали в другой город, чтобы он мог оставить свою прежнюю жизнь позади, но увы, это было не так просто. Одна случайность, один неверный поворот судьбы и вот мистер Карузо втайне от своих родных снова ступил на скользкую дорогу. Но и здесь тайна недолго оставалась таковой. Только теперь свидетелем регулярных ссор между родителями стала маленькая шестилетняя Манрика с внимательным, не по годам вдумчивым взглядом, на дне которого плескалось детское отчаяние, ведь ей страшно было хоть на один миг даже представить, что когда-нибудь родители разойдутся. И пускай она плохо понимала причину раздора, но предчувствие подсказывало, что ничего хорошего из этого не выйдет. Ей слишком рано пришлось повзрослеть, когда мать и она сама стали жертвами нападения одного из вампиров. Но отец вернулся вовремя с одним из своих друзей, который тоже был охотником, и чудом смог их защитить.
После этого мать почти сломалась, сдалась и поняла, что горбатого только могила исправит. Манрика беззвучно плакала, глотая соленые слезы, струящиеся по щекам, когда миссис Карузо, сжимая крепко ее ладонь, ночью с небольшим багажом покидала их дом, не сказав ничего отцу. Они уехали и какое-то время жили у кузины матери, пока отец не приехал с покаянной. Мать долго не хотела его прощать, но все-таки решила дать еще один шанс, так как мистер Карузо клятвенно заверял ее, что теперь не будет подвергать их жизни опасности. Решив начать все с чистого листа, семья Карузо через некоторое время переехала в пригород Лос-Анджелеса, где по соседству жила милая италомериканская семья Росси, с которыми почти сразу установились неплохие отношения. Правда, у Манрики со старшим сыном Стивеном не получалось нормально общаться, потому что она сама не хотела и не пыталась этого делать, поскольку мальчишка был ей неприятен. Да еще тот факт, что Стив вел себя как последний хулиган по отношению к ней, постоянно ее дразня, дергая за волосы и выбивая учебные принадлежности из рук, когда она возвращалась из школы, явно не добавлял плюсов к ситуации. Но потом тетя, проживающая в Лос-Анджелесе, подыскала для племянницы хорошую частную школу в центре и четырнадцатилетняя девушка переехала жить к ней, чтобы каждый день не тратить много времени на дорогу. На этом общение со Стивом прекратилось. Миссис Карузо изредка продолжала поддерживать связь с Анной Росси, но потом их общение тоже практически свелось на нет из-за сильной занятости матери на работе.
Манрика решила поступать в Стэнфордский университет. Она всегда училась хорошо в школе, да и вообще была достаточно умной девочкой, но даже для нее поступление в столь престижный университет стало одним из сложнейших испытаний в жизни. Но все-таки она прошла его с достоинством. Каково же было ее бескрайнее удивление, когда на одной из университетских вечеринок она встретилась со Стивом, с тем самым пареньком, который сильно ее раздражал в свое время, но теперь… она взглянула на него немного с другой стороны, ведь он стал куда симпатичнее, чем был раньше, и вел себя уже далеко не так паршиво. Манрика долгое время с интересом присматривалась к Росси, отвергая все его попытки на какое-то сближение, но потом спустя какое-то время все же сдалась. Даже на выпускной они пошли вместе, считаясь уже официальной и довольно красивой парой.
После возвращения в Лос-Анджелес все шло не так уж и плохо: она устроилась на работу, сняла небольшую квартирку в городе и иногда ездила навещать родителей, но потом поняла, что все не так гладко, как казалось на первый взгляд и как ей хотели представить. Между мистером и миссис Карузо явно произошел весомый раскол, который не было видно поначалу, но если присмотреться, с ужасом осознаешь последствия произошедшей катастрофы. Брак держался на соплях из-за того, что мистер Карузо в очередной раз занялся охотой на вампиров, и возможно дело бы в скором времени дошло до развода, если бы не более трагическая развязка. Девушка привычно ехала на выходные к родителям, перед этим позвонив матери на сотовый. Та не отвечала, но Манрика не сильно забеспокоилась, решив, что миссис Карузо снова возится с цветами на заднем дворике и как всегда оставила телефон дома, чтобы ее ничего не отвлекало. Только вот зайдя домой, она обнаружила изувеченные тела родителей, что потрясло и разрушило ее устоявшийся мир до основания. В этот раз отец не смог защитить ни себя, ни мать. Дело представили как крайне жестокое ограбление. В эти тяжелые дни подготовки к похоронам с ней рядом все время был Стив, без конца поддерживая и помогая, не жалея себя и стараясь по возможности не отходить ни на мгновение, за что Манрика была ему безмерно благодарна. Но в то же время ей хотелось побыть немного одной, как следует подумать и разложить все по полочкам, постараться придти в себя после произошедшей трагедии. Росси вполне мог помочь ей в этом, только вот он не знал всех подробностей случившегося, и она не могла сказать правду, а ложь человеку, ставшему для нее настолько близким, ее убивала и разъедала изнутри, тем более уже тогда глубоко внутри в ней зародилось решение продолжить дело отца и отомстить той твари, которая лишила ее семьи.
Она сбежала из Лос-Анджелеса, какое-то время жила в другом городе, понимая, что с каждым днем ее решение лишь крепнет сильнее, поэтому она с большим трудом отыскала старого друга мистера Карузо, с которым они часто ездили на рыбалку в беззаботные и самые счастливые дни ее детства. Его пришлось долго уговаривать, чтобы он обучил ее всему, что знал сам, помог сделать все как следует. Он долго не соглашался, поэтому упертая и уверенная на все сто процентов в своем решении Манрика - ведь она всегда была больше похожа на отца достаточно сдержанного снаружи, но в душе которого жил любящий опасный риск авантюрист – ходила на курсы по стрельбе, училась владеть другими видами оружия и рукопашному бою. Поражаясь упрямству неуступчивой и горделивой девчонки, друг мистера Карузо все-таки согласился взять ее под свое крыло. И здесь жизнь Рики круто поменялась, но несмотря на постоянную опасность, девушку все более чем устраивало.
Спустя несколько лет ей пришлось вернуться в Лос-Анджелес по необходимости, и проказливая судьба именно в эти дни свела ее со Стивом. Естественно, она ничего ему не сказала, все время ускользала от его вопросов, а иногда в открытую лгала, но в итоге любовь к Росси разгорелась снова опасным пламенем. Правда, спустя какое-то время она осознала, что так не может продолжаться. Она слишком глубоко погрузилась в жизнь охотника и понимала, что также как отец, который за всю свою жизнь не излечился от пагубного занятия, не сможет все бросить. А при одной мысли о том, что Стив может однажды стать жертвой вампира, что он может погибнуть по ее вине, ей становилось невыносимо больно, поэтому закончив все необходимые дела, Манрика покинула город, оставив на прощание Стивену лишь записку, в которой писала, что не сможет ему все объяснить, что он заслуживает гораздо лучшего человека, чем она.
Она вырывала с корнем все чувства, боролась с ними изо всех сил, старалась не скучать по нему, понимая, что так будет лучше для них обоих, в особенности для Стива, но иногда ее настолько сильно тянуло в Лос-Анджелес, что она не могла устоять. Это было похоже на временное помутнение рассудка, поэтому Рика все бросала и стремилась к Росси, но потом осознавала свою ошибку и снова сбегала от мужчины.
Такая ситуация продолжалась много лет, пока она вместе со своим наставником, который уже признал ее своим полноценным напарником, не решила разорвать эту связь, отправившись в далекий Ньюпорт, откуда доносилось эхо странных слухов и где явно творились темные дела. Но вот же чертово совпадение, Стив тоже оказался там вместе со своей младшей сестрой и теперь был настроен более решительно, не желал слушать ее уверток и вранья, поэтому она наконец-то рассказала ему абсолютно все без всякой утайки.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:

Рика, чувства к тебе – самое прекрасное, что когда-либо случалось в моей жизни, но одновременно и самое ужасное, что часто заставляло страдать и испытывать боль от твоей вечной беготни. Ведь я не мог понять, в чем же причина такого странного поведения и невольно списывал все на свою чрезмерную романтичность и торопливость, считал, что делаю все не так. Ведь если я люблю, причем настолько сильно люблю, то обычно не могу остановить себя в проявлении своих чувств, что часто многих пугает. Особенно если я чувствовал родственную душу в девушке и понимал, что она вполне способна стать смыслом моей жизни. А ты стала смыслом моей жизни очень давно, еще в университетские годы. Правда, после твоего первого побега я долго залечивал сердечную рану, хоть и понимал тебя как никого другого. Ведь пережить жестокую гибель родителей дано не каждому. Но потом после второго, третьего, четвертого твоего побега мне стало казаться, что дело здесь нечисто, ведь я делал настолько все идеально, что практически не к чему было придраться. Злился на тебя и не понимал дурацкой фразы в твоих прощальных записках, что заслуживаю кого-то гораздо лучше чем ты и что в любом случае не смогу тебя понять. Это сильно задевало за живое, ведь ты не давала мне никакого шанса понять тебя. Как будто я был роботом, тупым безэмоциональным уродом, которого ни капли не волновало, что происходит с тобой. Отсутствие доверия с твоей стороны ранило и практически убивало. Каждый раз я старался выкинуть тебя из головы, из своего сердца, но когда ты снова возвращалась, я забывал про все обещания, данные себе самому, и снова бросался в омут с головой, даже если в это время у меня были неплохие отношения с другой девушкой. И в очередной раз оставался ни с чем. Ты убегала, а та девушка - что вполне понятно - больше не хотела иметь со мной ничего общего. После того как моя жизнь дала крутой крюк, и младшую сестру обратили в вампира, я решил, что не могу ее бросить одну в подобных обстоятельствах, я был уверен, что кто-то с ней должен быть рядом, чтобы поддержать. Поэтому вдвоем мы переехали в небольшой городок Ньюпорт, где жил наш двоюродный дедушка, работавший там криминалистом. А спустя полгода я неожиданно встретился с тобой, но смог сдержаться, потому что мне дико надоело наступать на одни и те же грабли столько раз. Я решил все выяснить у тебя, ты привычно начала отлынивать, но куда наша жизнь без случайностей, которые часто на самом деле не настолько уж случайны? Я не хотел тебе рассказывать, что мою сестру обратили в вампира, уверенный в том, что обычному человеку лучше об этом не знать, ведь он просто не поверит, но особые обстоятельства вынудили. И здесь ты наконец-то смогла себя пересилить и сказала мне правду.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:

Имя желательно без смены, потому что слишком уж плотно оно вплелось в анкету и во всю историю отношений в целом, так что привыкнуть к другому будет трудно, а скорее всего даже невозможно. В остальном я предлагаю три варианта внешности на выбор: Анна Силк, Дженнифер Коннелли и Эванджелин Лилли. Поэтому выбирайте (но больше всего хотелось бы видеть Анну Силк, ведь она шикарно подходит на роль охотника хD), готов даже выслушать ваши предложения, только учтите, что Манрика из италоамериканской семьи и также в лице выбранной актрисы хотелось бы видеть достаточно боевую даму, раз уж она охотник и нашла свое жизненное призвание именно в этом. Я хоть и достаточно подробно расписал биографию и жизненный путь Манрики, но это только для целостности картинки и чтобы складывалось более полное представление о ее биографии, можете убирать и заменять детали на свой вкус. Можете даже оставить только основную канву и главные биографические факты, которые связаны со Стивеном. Характер полностью на ваше усмотрение. Конечно, кое-какие намеки на основные черты проглядывают, но их не так-то уж и много, поэтому здесь ваша фантазия и никаких ограничений.
Полюбите Манрику, как ее полюбил всей душой я, не бросайте этого персонажа, чтобы мы смогли развить нашу общую историю в Ньюпорте. У меня нет особых требований к постам по количеству символов, лица, от которого вы пишете, скорости, с которой вы это делаете, и прочее. Пишите как вам удобно. Я заранее вас очень люблю и надеюсь на ваш скорый приход))

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

...

- Я буду скучать, Стив,- протянула сестренка Фина, трогательно почесывая ручкой нос. Она всегда так делала, когда сильно нервничала.
- Я тоже, крошка. Я тоже,- с улыбкой откликнулся Стив, прекрасно зная, какая реакция последует за этим и не ошибся.
- Не называй меня так! Я уже взрослая,- чуть насупилась она, гордо вздергивая нос и глядя на брата. - И врешь ты все! Если бы ты скучал, то не стал бы уезжать так далеко от нас.
- Фина, ну хватит уже канючить,- попыталась одернуть младшую дочь миссис Росси, но потом внезапно сама прослезилась и крепко обняла сына. - Смотри, учись хорошо, иначе моя материнская длань доберется до тебя даже в Пало-Альто, если я что-то узнаю. Не думай, что легко отделаешься от меня.
- Хватит тебе, cara,- улыбнулся отец. - Но Стив, все-таки надеюсь, что наши заработанные честным трудом деньги не пропадут даром.
Они говорили много чего. Пускай даже не на итальянском языке, чтобы никого особо не смущать, но присутствующие на автовокзале люди все равно в удивлении оглядывались на большую разношерстную толпу народа, которая привычно шумно, эмоционально, ни на полтона не снижая громкость разговора, прощалась со Стивеном. Ведь прощались с ним не только родители и брат с двумя сестрами, но и бабушки, дедушки, тетя с отцовской стороны и два дяди с материнской стороны со своими семьями. Хоть это и было далеко не первое большое событие в семье Росси, но все равно ни один из них не мог пропустить подобное, ведь в единстве и поддержке состояла их главная сила. Парень только и успевал кивать, улыбаться, говорить что-то в ответ, обнимать и выдерживать ответные объятия, запоминая родные лица, которые ему еще долго не суждено будет увидеть. Наконец, нужный автобус подъехал к платформе, Стив залез внутрь, перед этим закинув свой чемодан в багажный отдел, долго махал рукой из окна, и когда здание пропало из вида, с облегченным вздохом откинулся на спинку сиденья, чувствуя как счастливая улыбка расползается по лицу. Нет, он любил свою семью, обожал, боготворил и уже чувствовал, что начинает по ним скучать, но от одной только мысли, что теперь он не будет препираться с Бел, когда она на все утро займет ванную или будет висеть на телефоне без конца, общаясь со своими первыми ухажерами; что ему не придется мыть тарелки за всех после ужина, когда Эрик и Фина в это время сидят и смотрят телевизор; что не надо теперь спешить домой из школы, встречать младших минута в минуту и следить, чтобы те ненароком не разбудили приползшего с работы невероятно уставшего отца - его затапливала настолько неописуемая эйфория, что он готов был в голос петь песню Аль Бано и Ромины Пауэр «Felicità», которую так обожала мать. И пускай песня эта была о любви, но в ней слишком уж часто звучало слово «счастье», так что о таких пустяках Стив попросту не задумывался.
- Ну что, Бел, теперь ты официально становишься «вторым взрослым» вместо меня, так что... складываю с себя свои полномочия и передаю их тебе,- торжественно провозгласил Стив, возлагая руки на плечи сестры, которая в этот момент возвела глаза к потолку и сохраняла на лице скептическое выражение.
- Нет уж, вкалывать как ты, я ни за что не собираюсь.
- Ты будешь спорить с madre? Хотел бы я на это посмотреть, но увы, вечером у меня будет автобус, так что сие забавное представление я пропущу, пожалуй. Но можешь заснять все на камеру, я потом приеду и поржу,- весело фыркнул парень и едва успел скрыться за дверью комнаты, чтобы не получить в лоб маленькой расческой, которой в него запустила сестра.
- Смейся, смейся, stronzo*! Еще посмотрим, кто будет смеяться последним!
- Это кто у нас тут выражаться вздумал? Белинда?! - заорала с нижнего этажа мать, слух у которой был как у совы во время ночной охоты.
- Упс, кому-то сейчас влетит по жопке,- захихикал за дверью Стив. Услышав еще один удар - скорее всего прилетел уже тапок от сестры - он только порадовался, что находится в относительной безопасности.

Да, с Бел они были с пеленок практически на ножах и вечно пытались подставить друг друга, правда, сестре в силу природной хитрости это удавалось гораздо лучше, но иногда и ему везло, вот как несколько часов назад. Но все равно Бел он любил даже такой — гадкой, ужасной, невыносимой ябедой — ведь все-таки она его сестра.
Как бы отвечая на его счастливое расположение духа, по радио заиграла как раз старая песня «Felicita», а в руках Росси сжимал небольшой рекламный буклет, где на первой странице крупными буквами был написан девиз Стэнфордского университета на двух языках. «Веет ветер свободы». Вот для него он теперь действительно очень даже веет после всех переживаний, поэтому невероятно вдохновляющие эмоции затапливали его с головой. И Стиву сейчас было совершенно плевать на тот факт, что всю ночь ему придется трястись в автобусе, потом рано утром плестись на вокзал, ехать полтора часа в электричке и снова пересаживаться в автобус, который прямиком довезет его до Стэнфорда. Это все были такие мелочи. Ведь теперь у него начнется совсем другая студенческая жизнь, о которой он так много слышал от своего кузена, и это было круто.
Ничто не могло испортить его настроения. Даже подвыпивший мужик, которого непонятно каким образом вообще пропустили на заднее сиденье автобуса и который хрипло периодически орал песни, а потом ради него и вовсе пришлось сделать остановку, поскольку его укачало. Плевать. В электричку так и вовсе набилось слишком много народа, который непонятно откуда взялся в субботнее раннее утро, так что Стиву пришлось со своим багажом немного постоять, чувствуя как периодически кто-то безжалостно оттаптывает ему ноги, стремясь зайти или выйти из вагона. Но хотя бы на распределение в общежитие он успел относительно вовремя и очередь была не такой уж большой. Парень постоял в общей сложности всего лишь полчаса. Стива все это совершенно не заботило и все мелкие неурядицы отскакивали от него как от стенки горох, ведь настроение было лучше некуда. Он и без того не слишком-то любил унывать и от всего беззаботно отмахивался, ну а сегодня широченная улыбка не желала сползать с его лица ни на одну секунду, даже в том случае если все вокруг него были хмурыми и безрадостными, но на его счастье все студенты были также веселы, громко переговаривались и заразительно смеялись, пока он пересекал двор, стремясь попасть в свою комнату, одновременно гадая какой сосед ему достанется и надеясь, что здесь ему тоже повезет и он окажется классным парнем.
Периодически мимолетно кивая с дружелюбным видом заполонившим коридоры студентам, Стив взглядом отыскивал нужную табличку и наткнувшись на нее, толкнул дверь рукой и остановился посреди комнаты.
- Крутота-то какааааяяя,- прокомментировал увиденное парень, скинув сумки прямо на пол и первым делом рухнув на нижнюю полку деревянной двухъярусной кровати. Честно признаться, после того как дома его чуть больше шести лет назад выселили с нижней полки на верхнюю, он не переставал завидовать мелкому Эрику, потому что тот был младше и ему не приходилось вечно лазать наверх. Поэтому сейчас считал, что имел полное право занять ту полку, которую ему больше всего хотелось. Но вот странное же дело, он как следует растянулся, блаженно потянулся, давая небольшую передышку уставшему от долгой дороги телу, громко зевнул и спустя несколько мгновений внезапно понял, что ему дико непривычно спать внизу. Верхняя полка как-то слишком уж угрожающе нависала на него сверху, а ведь там будет спать даже не Эрик, а пока еще незнакомый ему студент. Кроме того ему всегда нравилось засыпать, любуясь на световые блики уличного фонаря, отражавшихся на потолке, а теперь этого не будет, поэтому Стив ради сравнения проворно забрался на верхнюю полку и, устроившись на матрасе, протянул:
- Ну вот, совсем другой разговор. Значит, решено. Кто успел, тот и съел.
Хотя вряд ли другой парень слишком расстроится от удачно выпавшей возможности все время спать на нижнем ярусе.
Росси слез с кровати и принялся неторопливо распаковывать свой чемодан и дорожную сумку, закидывая вещи в шкаф и при этом насвистывая какой-то непринужденный мотивчик под нос.
Через несколько часов, когда он успел разложиться и уже подумывал отправиться на небольшую разведку по территории университета, чтобы первого сентября ничего не перепутать и вовремя прийти на занятия, кто-то весело поприветствовал его за спиной, тут же представляясь.
- Ciao**, а я... - с улыбкой откликнулся Росси, поворачиваясь, готовясь привычно обменяться рукопожатием и тоже представиться,  но так ничего не смог произнести и даже на мгновение остолбенел, думая, что возможно ему показалось, что на пороге комнаты сейчас стоит не просто какой-то неизвестный парень по имени Эйдан, а тот самый Эйдан Ричер, с которым в детстве все общение часто сводилось не к словам, а к маханию кулаками. Стивен озадаченно моргнул пару раз, отчасти надеясь, что ему все сейчас померещилось. Но нет, зрение его не подводило. Вот уж кого-кого, а своего соседа он никак не ожидал увидеть не то что в одном университете, но даже в одной с ним комнате! Какое-то слишком подозрительное совпадение.
- Ээээ, Эйдан... не думал, что ты тоже поступил в Стэнфорд,- протянул парень, пытаясь стереть растерянное выражение со своего лица, но получалось как-то плохо. Конечно, их родители никогда не были заядлыми друзьями и чаще соблюдали вежливый нейтралитет, а еще madre очень любила пилить отца на тему, что Ричеры в очередной раз раньше них пытаются украсить дом к Рождеству, надо бы поторопиться. Ну и частенько наблюдала за их действиями из окна и из какого-то непонятного упорства пыталась сделать все возможное, чтобы их семья никогда и ни в чем не отставала от соседей.
В последнее время они с Эйданом пересекались крайне редко, лишь обменивались мимолетными взглядами, иногда даже кивками, но не более того, а тут будут жить вместе в четырех стенах. Грандиозной шуткой судьбы вдруг окажется, если они еще и факультет выбрали одинаковый.
Период детского постоянного соперничества уже давно канул в лету и заострять внимание на старых обидах, в которых чаще всего не было никакого смысла, тоже не хотелось. Но если честно он просто не знал как сейчас даже общаться с Ричером, а ведь в итоге ежедневное возвращение в комнату может превратиться попросту в неприятную необходимость. Не слишком привлекательная перспектива.
- Чувак, ты уверен, что тебе именно в эту комнату? Может, ошибся? - наконец собравшись с мыслями, твердо спросил Стив, вопросительно приподнимая бровь и пряча руки в карманах джинсов. В его голове мелькнула мысль, что на самом деле может быть он сам лопухнулся, но Росси моментально отмел все свои сомнения, уверенный в том, что все проверил как следует и ошибки с его стороны быть не могло.

сноски

* в переводе с итальянского «мудак»
** в переводе с итальянского «привет»

Отредактировано Steven Rossi (04-08-2017 20:12:07)

+4

29

Я РАЗЫСКИВАЮ СЕСТРУ

http://savepic.ru/13816991.gif

http://savepic.ru/13784223.gif

http://savepic.ru/13814942.gif

http://savepic.ru/13788318.gif


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Delphine Rossi | Дельфина Росси

» ВОЗРАСТ И РАСА:
23 года (год рождения 1989), на момент обращения 21
вампир

» ВНЕШНОСТЬ:
Eleanor Tomlinson
» СО МНОЙ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ: гостевую, а там можно через лс/аську/скайп/вк, как будет удобнее)


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:

• Самый младший ребенок из четверых детей в семье Росси.
• С младенчества была окружена бесконечным вниманием родни, которые старательно взращивали итальянские корни среди подрастающего поколения. То есть итальянский язык начала разучивать наравне с английским, даже немного раньше.
• Бабушка Амелия с самого рождения девочки утверждала, что Фина будет счастливым и везучим человеком, так как очень сильно похожа на прадеда Бернардо Росси, благодаря которому их семья теперь и проживает в Америке. Что было правдой, поскольку Бернардо был обладателем ярко-рыжих волос и светлой кожи, то есть не совсем типичным итальянцем, такая же появилась на свет и Дельфина.
• Дельфина походила на прадеда Бернардо не только внешне, но и характером.
• Книгу в руки взяла в очень раннем возрасте и не для того, чтобы как Стив будучи мелким потрясти ее, потеребить и кощунственно выдрать пару десятков страниц, но для того чтобы внимательно ее изучить. Примерно с четырех лет страсть к книгам стала главной страстью маленькой Фины.
• Она читала очень много и везде, где только можно и нельзя, даже умудрялась при свете фонарика под одеялом, когда все ложились спать. Правда, если быть не слишком аккуратной, можно было нарваться на жалобу от вездесущей старшей сестры, которая спала в этой же комнате, поэтому девочка уходила к старшему брату Стиву, который глухо ныл, стенал, жаловался, потому что очень хотел спать, но сестренку не прогонял, поскольку очень любил.
• С самого детства Фина полюбила читать сказки, потом постепенно перешла на предания и легенды различных народов, особенно полюбилась ей древнегреческая и скандинавская мифология. Кроме того, девочка обладала тягой и талантом к изучению языков, как и дед Бернардо, поэтому уже с ранних лет лелеяла мечту стать переводчиком.
• Как и все четверо детей семейства Росси, Дельфина была довольно-таки эмоциональной девочкой, но все-таки гораздо спокойнее и послушнее всех остальных. Пускай вся родня усиленно ее баловала, ведь она любимая рыженькая младшая шумного итальянского семейства, но избалованной Фина не была никогда.
• Она редко смотрела телевизор, не была завсегдатаем уличных игр с соседскими детьми, поскольку книга всегда была для нее лучшим другом и опорой, но это совсем не значит, что она была замкнутым ребенком. При желании своими красочными рассказами девочка могла достаточно легко заинтересовать всех, кто готов был ее слушать. Правда, некоторые не принимали ее такой, считали странной девчонкой, живущей в мире собственных фантазий.
• В школе не была отличницей, хорошо разбиралась только в тех предметах, которые ей были интересны (например, языки, литература и история), но в целом всегда старалась поддерживать стабильный уровень учебы.
• Как и мечтала с детства, решила стать переводчиком, поступила в калифорнийский университет, спустя какое-то время начала подрабатывать и на пару с однокурсницей сняла небольшую квартиру недалеко от университета, стараясь тем самым проявить самостоятельность.
• Все в жизни Фины шло хорошо, и слова уже почившей на тот момент бабушки Амелии можно было обозначить пророческими, но в 2010 году в жизни девушки все полетело кувырком. Одно неверное знакомство с неправильным человеком, которое привело к неожиданным последствиям. Встречаться с парнем, который обучался по направлению киноведения, девушка начала еще в конце третьего курса, отношения длились чуть больше полугода, но в итоге не заладились. Дельфине казалось, что они разошлись достаточно мирно и спокойно, но практика показала, что бывший молодой человек затаил на нее обиду и решил отомстить. Но замышленное пагубное дело не смог довершить до конца то ли из-за того, что ее своеобразно пожалел, не пожелав убивать, то ли испугался и пошел на попятную, а может превратить ее в вампира и было его местью изначально.
• В результате после рождественской вечеринки 2010 года, Фине самостоятельно пришлось расхлебывать всю эту безумную кашу, поскольку новоявленный Создатель сбежал и кинул ее с ворохом вопросов и проблем. После того, как Дельфина поняла, что происходящие с ней вещи явно не из области фантастики и что вернуться к семье она не может, то сбежала из родного города, пытаясь придти в себя. Спустя полтора месяца, устав от бесконечных звонков растревоженной родни, сама позвонила брату, попросив оставить ее в покое. Через несколько дней Стив отыскал ее в Сиэтле, вытряс из нее всю правду и не пожелал оставлять в беде. Они переехали в Ньюпорт в апреле 2011 года, спустя какое-то время Фина, благодаря помощи Оливера Батлера, научилась себя контролировать и устроилась работать библиотекарем в ньюпортскую библиотеку на первое время, чтобы быть поближе к любимым с детства книгам. Не оставила мечту выучиться до конца на переводчика, но просто отложила мечту на более благополучное время.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:

Фина, моя маленькая девочка, чудесная сестренка, лукавый и забавный лисёнок. Пускай ты давно уже выросла и никогда не перестанешь на меня шутливо дуться, когда я называю тебя крошкой, мне до сих пор кажется, что ты еще не повзрослела и что навечно останешься ребенком, за которым я присматривал, как некогда за Белиндой и Эриком. Я очень люблю младших брата и сестру, но ты с самого рождения легко заняла особое место в моем сердце. До сих пор помню, как в возрасте трех с половиной лет ты спряталась в шкафу, когда были ливень и сильная гроза, и не хотела оттуда вылезать, боясь громких звуков. Я долго тебя уговаривал, и когда ты, наконец, почти решилась перебороть свой страх и вылезти, я произнес заветные слова, которые тебя окончательно подтолкнули и красной нитью пролегли через наши жизни:
- Не бойся, я с тобой.
В возрасте шести лет ты впервые села на багажник моего велосипеда, а я гнал по улицам на максимальной скорости, то и дело закладывая крутые виражи, чувствуя как крепко ты обхватила меня сзади, изо всех сил вцепляясь в ткань футболки и пытаясь докричаться до меня сквозь шум свистящего в ушах ветра:
- Стиииив, потише! Пожалуйста! Я боююююсь!
А я весело кричал все те же слова, только на итальянском:
- Non abbiate paura. Sono con te! Но ты все равно держись крепче! Иначе madre открутит мне голову, если с тобой что-нибудь случится, а потом пришьет обратно и скажет, что все так и было! Но я готов даже на такие жертвы, лишь бы ты все время не сидела за книгами!
Ты заливалась счастливым звонким смехом, который отдаленным эхом по сей день звучит у меня в ушах. А потом мы лежали с тобой на пляже, в нашем излюбленном спокойном местечке, вслушиваясь в плеск волн Тихого океана, и ты рассказывала мне очередную легенду. Рассказывала ярко, захватывающе, что я готов был слушать тебя часами, хоть никогда и не проявлял тяги к легендам. Ты всегда умела заинтересовывать даже очень скучными вещами, ведь твое лицо оживлялось яркой улыбкой и живущей в тебе белокрылой мечтой, а голос звучал многогранно, слегка интригующе и невозможно было избавиться от чар наваждения, которые ты невольно распространяла на людей. Конечно, в детстве ты просто распространяла детскую энергию, расплескивала ее через край, не думая об интонациях голоса, но потом со временем научилась делать и это.
Когда я надумал уехать учиться в Стэнфордский университет, ты даже на меня обиделась, не желала разговаривать и несколько ночей подряд я ловил себя на мысли, что мне скучно засыпать без твоей рыжей всклокоченной макушки, лежащей рядом на подушке, мне скучно без звуков твоего тихого голоса, когда ты с упоением в очередной раз погружалась в какую-нибудь легенду. Я пытался с тобой поговорить днем, но ты упрямилась и гордо отнекивалась, но спустя полторы недели все же не выдержала, влезла ко мне на верхний ярус кровати и пыталась отговорить, но поняв, что я настроен решительно, постепенно смирилась с моим выбором. Но все же я часто слышал от тебя сокрушенные вздохи:
- Как я буду без тебя, Стив? Кто будет меня поддерживать, когда мне станет страшно?
- Бел?
- Ей плевать, она ябеда, ты же знаешь. Я ее даже побаиваюсь иногда.
- Эрик?
- Эрик так не сможет… Ну Стиииив. Не уезжай.
- Не бойся. Я с тобой. Я всегда буду с тобой, обещаю.
Я уехал и видел тебя максимум два раза в год и каждый раз поражался насколько же ты успела вырасти за время моего отсутствия. Но я старался звонить и разговаривать с тобой каждый день, чтобы ты ничего не боялась.
- Стив, у меня завтра олимпиада по истории. Мне так страшно. Как подумаю, что провалюсь, даже пальцы холодеют. А вчера мне ночью приснился сон, что я сижу за партой, передо мной чистый листок с заданиями и я ничего, ничегошеньки, Стив! не могу написать!
- Non abbiate paura. Sono con te. Ты справишься, перестань волноваться. Ты знаешь историю лучше всех историков во всем мире.
И так каждый раз. Что бы с тобой не стряслось, я считал своим долгом тебя поддержать, обязательно. Когда я закончил университет, вернулся в Лос-Анджелес, тебе уже было четырнадцать лет, ты стала достаточно взрослой, почти самостоятельной, но все равно по старой детской привычке обращалась ко мне за советом и часто рассказывала секреты, о которых не знали даже родители. Ты знала, что я всегда пойму и поддержу. Может быть, немного поворчу, поругаю самую малость, но не так как madre. Ты искала во мне поддержку и опору, а я не мог жить без твоей улыбки, без твоего взгляда, в котором жила бесконечная надежда на чудо. Ты не переставала вдохновлять меня, Фина, и понимала, как никого другого. Наша привязанность слишком сильна, поэтому когда тебе было больно, одиноко, страшно, я почти физически ощущал все это в своем сердце.
Поэтому не мог найти себе места все те полтора месяца, когда ты пропала после своего обращения. Я чувствовал, что тебе плохо, и метался как зверь в клетке, не зная что делать, как тебе помочь. Да, поначалу когда madre позвонила мне утром, высказывая свои опасения, я почему-то даже не забеспокоился, из-за чего до сих пор виню себя. Если бы начал активные поиски тогда, возможно, что-то было по-другому.
- Уйди, Стив. Пожалуйста, прошу тебя, умоляю, УЙДИ.
- Не уйду, ни за что.
- Я справлюсь…
- Нет.
- Ты не веришь в меня, fratello?
- Верю, но тебе нужна поддержка. Прекрати, Фина! Не рви мне сердце.
- Я монстр, Стив. Я могу тебе… навредить.
- Не навредишь.
- Если ты не хочешь уходить, уйду я.
Бросаюсь наперерез, перехватываю твое запястье, обнимая и прижимая к себе. Спустя мгновение, чувствую твои пальцы, сильно вцепляющиеся в рубашку, чувствую, как начинают судорожно вздрагивать твои плечи от раздирающих рыданий. А у самого в голове сумбур, сплошная каша, и я пытаюсь понять, что за чертовщина творится в моей жизни и что делать теперь.
- Не бойся. Я с тобой,- привычные слова звучат хрипло, тихо, ведь мне самому страшно за тебя, а я никогда не говорил тебе этих слов, когда не было четкой уверенности в своей силе и в том, что смогу тебе помочь. Ведь тогда это обман, а обманывать тебя я не хотел. Слова с трудом прорываются наружу, но они все же звучат. И после этого во мне самом крепнет уверенность, что бросить тебя я не могу. Пусть ты будешь отталкивать меня, упрямо притворяться самостоятельной и гордой, говорить, чтобы я избавился от взращенного во мне комплекса няньки, я всегда буду с тобой. Что бы ни случилось.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:

Что именно случилось с Финой и тем самым вампиром решать вам. Возможно, не сошлись характерами или что-то случайно раскрылось во время общения, и она решила не продолжать отношения дальше. А может быть, вовсе вы придумаете свою историю насчет обращения. В этом я вас не ограничиваю совершенно. Могу даже сказать, что если вас не будет что-то устраивать в биографии или в прописанных чертах характера, все можем вместе обсудить и придти к консенсусу. Единственное скажу, что имя замене не подлежит и внешность тоже желательно не менять, ибо перед глазами стоит только Элинор Томлинсон и вряд ли я смогу увидеть кого-то другого, но можем попробовать обсудить и это.
Я вас безмерно уже люблю, с нетерпением жду и не требую ничего, кроме как того, чтобы вы также как я полюбили Фину и прониклись ей целиком и полностью. А так я, как любящий брат, буду носить вас на руках и стараться по мере сил оберегать от всех жизненных невзгод, можете в этом не сомневаться хD Помимо меня вас уже ждет еще один человек, Оливер Батлер, который любезно согласился стать вашим наставником и помощником в делах вампирской жизни, так что скучно вам точно не будет))

» ПРИМЕР ИГРОВОГО ПОСТА:

...

Стив внимательно вглядывался в лицо друга, чувствуя как внутри все буквально сжимается от пронизывающего насквозь ужаса, а сердце в грудной клетке тревожно ходит ходуном от увиденного на парковке.
Не о таком вечере Стив мечтал сегодня. Не о таком отдыхе думал, когда в очередной раз вправлял  мозги новенькому су-шефу, который на его взгляд вообще ничего не смыслил в своей работе, из-за чего который день подряд Росси с трудом умудрялся содержать все в порядке, чтобы все не летело кувырком из-за его безалаберности. Нет, Стив отнюдь не негодяй и никогда им не был и первое время добродушно старался помогать парнишке, чтобы тот легко влился в коллектив и в тонкости работы в новом ресторане. Ведь каждый человек наверняка будет растерян первый, второй, ну ладно, в крайнем случае третий день, но спустя две недели работы? Хонон, сколько можно так тормозить? Был бы он обычным поваром-гарнирщиком, к примеру, Стив бы еще не так кипятился, но увы, он уже слишком успел привыкнуть к тому, что шеф и помощник являются одной сплоченной руководящей командой и при случае на су-шефа в любой момент можно положиться и быть уверенным в том, что тот всегда находится на подхвате. По крайней мере, с Бастианом, предыдущим су-шефом, именно так и было, но около месяца назад он вместе с молодой женой подыскал небольшую квартирку в другом районе Лос-Анджелеса, а заодно и неплохое место работы в новом ресторане, чтобы каждый день не тратить слишком много часов на дорогу. После ухода Баста Стив какое-то время справлялся один, конечно, уставал чуть больше, но деваться было некуда. В итоге сейчас, когда отец наконец-то подыскал нового помощника на замену, мужчине даже казалось, что к концу каждого рабочего дня он уставал в разы больше, чем в те дни, когда руководил работой один. Поскольку ему слишком часто приходилось все доделывать или вовсе исправлять вечные косяки со стороны нового су-шефа, который по мнению Росси только и делал, что почти ничего. Стивен терпеть не мог ленивых и не в меру наглых людей, которые своим поведением подрывают установленные порядки, поэтому с парнем у него были постоянные стычки, свидетелями которых была вся кухонная команда, но он из-за этого не переживал. Пусть даже новенький су-шеф быстрее него побежит жаловаться в кабинет начальства, Стив был пока в состоянии сохранять остатки достоинства и терпения, чтобы не докладывать о ситуации отцу. Правда в любом случае на его стороне, и когда Чарльз Росси призовет его к ответу, он все ему спокойно расскажет. Потому что отец тоже не выносил ленивых людей в коллективе.
К короткому обеденному перерыву Стив уже мечтал о том, чтобы поскорее оказаться дома на диване перед телевизором, возможно даже с бутылкой пива, но все его планы порушил один единственный звонок от Дебби.
- Стиви, котенок,- очаровательно проворковала в трубку девушка, по крайней мере на ее взгляд очаровательно, но Росси в который раз внутренне передернулся и от «Стиви» и от «котенок». Сколько раз просил не называть его так? - Ты случайно не забыл о наших планах на сегодняшний вечер?
- А? Что? Какие планы? - недоуменно поинтересовался мужчина, шутливо грозя кулаком сотэшефу, который в очередной раз нахимичил что-то не то с соусом, но Стив уже знал по знакомой плутовской улыбке, что этот пройдоха обязательно выкрутится.
- Ты все-таки забыл... - нарочито огорченно протянула Дебби. - Ты же сам купил мне билеты в филармонию в подарок на нашу двухмесячную годовщину. А это ведь сегодня, милый.
- Dannazione,*- мысленно ругнулся Росси про себя. Потом еще раз и еще раз, лихорадочно пытаясь сообразить, что сказать.
- Дебби, ничего я не забыл, я тебя просто разыграл. Я не мог про такое забыть, ну что ты.
- Фух, я так и думала. Шутник ты, Стиви,- удовлетворенно рассмеялась девушка в трубку, заставив мужчину поджать губы. - Тогда все в силе и с меня причитается подарок. С нетерпением жду вечера. Ciao.
Стив попрощался и тут же шумно выдохнул, понимая, что вечер на диване рушится прямо у него на глазах. И как он умудрился забыть о том, что в порыве еще бывших тогда чувств подарил ей те билеты на концерт какой-то знаменитой арфистки? Да ведь сегодня еще два месяца со дня их официальных отношений. Уже целых два месяца, e pazzesco**, он встречался с этой странной девушкой и около месяца не понимал, почему это делает. Почему вообще в середине апреля залез на тот сайт знакомств и начал кого-то подыскивать, хотя когда-то думал, что ему никогда не суждено опуститься до такого. Ан нет, жизнь расставляет свои приоритеты. Наверное, ему побыстрее захотелось залатать новую, а на деле старую, только теперь ставшую еще более глубокой, рану из-за бегства Манрики в марте. После общения с несколькими девушками, оказавшихся на деле явно психопатками, никак не иначе, он, сильно разочаровавшись, случайно наткнулся на страничку Одиль Форд и решил ей написать, а в итоге спустя несколько дней переписки выяснилось, что ее на самом деле зовут Дебора Марш и она придумала фейковый ник, чтобы не нарваться на странных парней. Вот так все неожиданно и закрутилось. Встретившись один раз со смешливой светловолосой Дебби, Стиву подумалось, что чем-то она ему даже напоминает Фину: также увлекается историей и философией, мифами разных стран и почти с таким же вдохновением рассказывает о своих увлечениях, правда, у сестры это получалось на его взгляд куда как лучше, но Дебора тоже неплохо справлялась. И вроде все было хорошо. Она не испугалась его активных ухаживаний, наоборот отнеслась ко всему легко, с непринужденной шуткой, а ведь он в очередной раз думал, что из-за его опрометчивости эти отношения снова вылетят в трубу. Нет, не вылетели, но с каждым днем он убеждался, что Марш какая-то странная и кое-что его начало серьезно раздражать. Например, ее привычка называть его разными уменьшительно-ласкательными прозвищами и Стиви. Конечно, Манрика и другие девушки тоже иногда его так называли, но почему-то именно из уст Дебби в совокупности с интонациями ее чуть писклявого голоса это звучало почти оскорблением. Она только была рада его подаркам, но ее извечные капризы и завышенные требования уже начинали утомлять Росси. Ему не жалко было никаких денег на подарки девушкам, но когда они просят что-то из разряда «принеси то — не знаю что» или «догадайся сам, чего я хочу, неужели ты не понимаешь моих тонких намеков» - это действовало на нервы. А еще она отсчитывала каждую неделю их отношений. Каждую! И устраивала из этого такое представление, что в последнее время ему даже становилось от того слегка неуютно. Сегодня так и вовсе они будут праздновать два месяца. Ох, что-то будет.
Но Стив все равно созвонился с одним из хороших знакомых, который работал в одном уютном японском ресторане (ведь Дебби страсть как любила японскую кухню), попросил зарезервировать для них столик и вечером, как следует морально подготовившись и нацепив на себя костюм, подъехал на своем форде фиеста к дому девушки, подождал немного и отправился вместе с ней в филармонию.
Он сразу не ждал от вечера ничего хорошего и один раз в его голове даже мелькнула мысль, что ему надо расстаться с Деборой, но делать это в такой день - будет довольно безжалостным поступком с его стороны. Лучше подождать и подобрать для этого более удачный момент. Хотя удачнее момента просто не придумаешь, поскольку в филармонии на концерте он заснул, отчего явно Дебби осталась не слишком-то довольной, в ресторане слушал ее невнимательно и по нескольким замечаниям Марш понял, что его поведение ей не нравится. Ах, ну да, после того как она ему подарила подарок — какой-то дорогущий, но совершенно безвкусный на его взгляд галстук, который ни к одному нормальному костюму даже не подойдет — он не проявил должной «восторженной» реакции. Явно разочарованная Дебби отпросилась попудрить носик, пока им готовили десерт, и в этот момент где-то в глубине его пиджака как раз заиграла мелодия The Proclaimers - I'm Gonna Be на мобильнике. Звонил Эйдан. Стив специально поставил ту самую песню, под которую они студентами ездили отжигать в выходные дни из универа в Солт-Лейк-Сити, чтобы сразу узнавать друга. Стив успел даже обрадоваться, что в этот скучный и явно загубленный по всем фронтам вечер прокрадется хоть что-то хорошее и поначалу радостно проговорил «Алло», но... но странный, какой-то совершенно безэмоциональный и приглушенный голос лучшего друга заставил его напрячься и слегка нахмуриться.
- Что случилось, Эйдан? - тут же посерьезнел Росси, сосредоточившись на звонке, но все же боковым зрением успев заметить, как вернулась к столику Дебби. Внутри все невольно сжалось от плохого предчувствия, потому что такой голос у Эйдана он практически никогда не слышал и мог по пальцам одной руки перечислить, когда он был настолько подавленным? Шокированным? Обескураженным? В любом случае, что-то с Ричером стряслось и явно событие это нешуточное. Но вот о том варианте, который внезапно озвучил друг на том конце провода, Стивен бы никогда в жизни не подумал. В первый момент пришла мысль, что он ослышался, ведь в ресторане играла какая-то легкая музыка с японскими мотивами, может Эйдан сказал не убил, а что-то другое, созвучное с этим словом, гораздо более безобидное. Или может это просто оборот речи такой, а на самом деле под «убил» подразумевалось, что обидел, нагрубил, ну или что-то нечто подобное. Но нет, обычно неунывающий Эйдан явно не стал бы так расстраиваться из-за этого. А может с Лори что-то случилось и поэтому он такой?
Пауза явно странным образом затягивалась с каждой секундой все больше. Надо собраться и что-то сказать.
- Что? Как... - Стив на мгновение останавливается и понимает, что просто не может повторить вслух слово «убил» и не только потому, что напротив сидит Дебби и как-то странно поглядывает, но у него просто в голове не укладывается нечто подобное, а озвучить этот бред, значит, его подтвердить. Нет, не могло такого произойти. Какая-то ошибка, однозначно. - Подожди,- мужчина глубоко вздыхает, прикрыв глаза. - Я скоро подъеду. Жди. Все решим.
- Что-то случилось, Стив? - обеспокоенно поинтересовалась Марш. - Ты вроде побледнел или мне кажется?
- Тебе кажется, Дебби,- с трудом заставил себя улыбнуться Росси. - Но мне срочно нужно ехать. Поэтому пойдем, я быстро довезу тебя до дома и отправлюсь по делам.
Не самое удачное окончание и без того не слишком задавшегося вечера, но ему сейчас было откровенно плевать на это. Девушка явно была не в восторге, пыталась расспросить, предложить свою помощь, хоть что-то выудить, но Стивен был непоколебим и, в конце концов, устав от ее назойливости, даже ответил что-то грубое, отчего Дебора замолчала на весь остаток дороги, обиженно от него отвернувшись, закутавшись в тонкую накидку от вечернего платья и упорно глядя в окно, чуть надув при этом губы. Плевать. Все равно он не намерен продолжать эти отношения, так что пусть думает, что хочет. Друг для него был явно важнее. Когда они подъехали, Марш предприняла еще одну попытку его разговорить, но Стив, уже теряя остатки терпения, с нажимом попросил ее уйти.
В итоге к Эйдану он подъехал в общей сложности через полчаса, гоня по улицам Лос-Анджелеса как ошалелый и перебирая в уме различные варианты случившегося и все еще уповая на то, что друг на самом деле никого не убивал. Ну что это за чертовщина? В это же просто невозможно поверить. Но как только он подъехал к офису, где работал Эйдан, заглушил мотор и быстро вылез из машины, то понял, что здесь творилось что-то неладное. На одной из тачек он заметил несколько вмятин и, чуть приглядевшись, понял, что они похожи на следы от пуль. Или это лишь игра приглушенного света уличных фонарей и не более того? Ричер, не заботясь о своем костюме, сидел прямо на земле, хотя, честно говоря, смысла о нем заботиться уже не было, потому что мужчина и без того выглядел, мягко выражаясь, достаточно потрепанным. А в довершение всей эпичной картины не слишком далеко от него на самом деле лежал мужчина на спине с широко распахнутыми глазами, под которым растеклась приличных размеров лужа крови на асфальте.
- Cazzo***,- только и выдохнул Стив спустя какое-то время, когда хоть немного смог успокоить вихрь из сумбурных мыслей в голове. По крайней мере, ему казалось, что он смог, но следующая фраза, брошенная на итальянском, подтвердила совершенно обратное: - Che diavolo succede?**** То есть, что здесь стряслось? Как это... произошло? - с тревогой в голосе спросил Росси, медленно подходя ближе к Эйдану.
На итальянском Стив общался только при встрече с семьей, во время поездок в Италию и обычно когда сильно нервничал. Сейчас он точно нервничал как никогда в жизни, потому что такого увидеть никак не ожидал. Но почему-то был на все сто процентов уверен, что если Эйдан на самом деле и убил, то уж точно не специально, такой цели у него точно не было. Ибо Ричера он знал уже слишком давно, чтобы подвергать сомнению такие вещи. Но что здесь, черт возьми, стряслось?

*сноски

*Черт побери
**С ума сойти
***Дерьмо
****Что, черт возьми, происходит?

Отредактировано Steven Rossi (18-09-2017 21:20:35)

+5

30

МЫ РАЗЫСКИВАЕМ ПОЧТИ МАТЬ

why was i one of the chosen ones?
until the fight i could not see the magic and the strength of my power
i t   w a s   b e y o n d   m y   w i l d e s t   d r e a m s

http://i.imgur.com/Ef2mrBK.gif  http://i.imgur.com/QfrtkvJ.gif  http://i.imgur.com/PeKTaf3.gif
d o n ' t   y o u    d i e   o n   m e ,   y o u   h a v e n ' t   m a d e   y o u r   p e a c e
live life, breathe, breathe
w  i  t  h  i  n     t  e  m  p  t  a  t  i  o  n   –   d  a  r  k     w  i  n  g  s


» ФАМИЛИЯ И ИМЯ:
Annabelle Fortier [nee Conte] // Аннабель Фортье [ур. Конте]; за всю свою жизнь сменила множество имён и фамилий, но на данный момент вернулась «к истокам»

» ВОЗРАСТ И РАСА:
317 [33] y.o.; вампир

» ВНЕШНОСТЬ:
Jaimie Alexander
   
 
» С НАМИ МОЖНО СВЯЗАТЬСЯ ЧЕРЕЗ:
Гостевая → ЛС / Скайп


» КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА:

примечание: заявка написана двумя игроками.

ЧАСТЬ ОТ ВЕРИТИ

[indent] Чета Конте потеряла троих детей и уже почти отчаялась, но тут на свет появилась малышка с потрясающими глазами, которая стала надеждой семьи. Аннабель (так назвали девочку) отчаянно любили и не меньше — баловали, что отчасти было ошибкой, так как она с детства привыкла брать от жизни то, чего ей хочется — и это всегда удавалось. Она росла славной, пытливой девочкой, которая, впрочем, никогда за словом в карман не лезла. Аннабель училась на дому и готовилась стать хорошей супругой, что, считала её мать — главное призвание для любой женщины, правда, по мере взросления Белль начинала осознавать, что ей сложно с этим соглашаться.
[indent] К тому моменту, когда Аннабель исполнилось 17, отец окончательно влез в долги. Весь этот процесс длился не один год, долгов становилось всё больше, возможностей их отдавать — всё меньше. Фактически от их рода осталась только память да фамилия, и это не могло гарантировать достойную партию юной Белль. Но в определённый момент пришло избавление в лице Гийома Фортье — друга семьи, который наведался к семейству Конте в гости. И так уж (совершенно случайно) получилось, что уехал он в качестве жениха Белль. Кто-то сейчас может подумать, что это была любовь с первого взгляда — взаимная и крепкая, но эти люди категорически ошибутся в подобном мнении. Чувства не проснулись ни у Аннабель, ни у Гийома, но последний оказался слишком благородным и помнил добро, сделанное семьёй Конте семье Фортье. Настало время платить по счетам, а удачный брак был фактически единственным способом наладить ситуацию для Конте.
[indent] Пускай наша героиня не любила супруга так, как полагается хорошей жене, по-своему она была к нему привязана. Она уважала его: как личность. Как мужчину. Возможно, даже любила — своей странной, необъяснимой любовью, хотя сей факт не мешал девушке менять любовников, словно перчатки. Она искала что-то, чего не мог дать ей Гийом; к счастью, хватало ума не афишировать свои отношения с другими мужчинами. Для окружающих она была образцовой женой, но не являлась образцовой светской леди в привычном понимании: Аннабель привыкла говорить то, что думает, не особо беспокоясь об общественном мнении. Но делала это со всем возможным очарованием, а его у француженки всегда было в избытке.
[indent] У них не было детей. Начать можно с того, что Аннабель, хоть и не хотела расстраивать супруга, обзаводиться потомством не желала — или пока что не была к этому готова. Гийом не возражал. Возможно, однажды она и захочет стать матерью, но пока что подобные мысли если и возникали в темноволосой, шальной голове, то не задерживались там надолго. Идти на поводу у общества ей категорически не хотелось; уроженке Франции всегда нравилось эпатировать и идти против системы, и тема наследников отчасти была вызовом всем окружающим. Хотя, так или иначе, они бы не смогли родить сына или дочь, так как Гийом не мог иметь детей, из-за чего он развёлся с первой супругой, и в данном случае Аннабель была фактически подарком небес... Или же невероятным проклятием. К счастью, кровь Фортье текла в племянниках Гийома — детях его сестры. Это было небольшим утешением.
[indent] О том, насколько важным в её жизни человеком был Гийом Фортье, молодая женщина поняла лишь тогда, когда он скончался от болезни. Тогда, практически баюкая его на своих руках, брюнетка услышала то, чего слышать, пожалуй, не желала: «Я женился на тебе из жалости». Эти слова стали настоящим ударом для той, которая все эти годы тщетно пыталась полюбить законного супруга так страстно, как любила своих кавалеров, но могла ли она? Однако Белль, безусловно, была благодарна Гийому за то, что он сделал для её семьи. И всё же эти слова, которые являлись ложью во благо, стали знаковыми для неё.
[indent] После смерти супруга молодая вдова пустилась во все тяжкие — теперь у неё не было сдерживающего фактора, а ещё таким образом она пыталась заглушить боль от потери близкого человека. Помочь ей в этом смог Фабиан: юноша с внешностью греческого бога, который покорил Аннабель то ли сладкими речами, то ли харизмой, то ли тем, что оказался потрясающим любовником. Фабиан был другом и верным спутником, а потом женщина узнала, что он — вампир, который лишь выглядел на 8 лет моложе её, а на самом деле был ровесником. Это, однако, её не отпугнуло, скорее, заставило задуматься о том, что в этом мире существуют не только люди... Фортье исполнилось 33 года, когда Фабиан, не спрашивая разрешения, напоил её своей кровью. С его аргументом было сложно поспорить: «Ты ведь сама этого хотела в глубине души». И он был прав.
[indent] Некоторое время они путешествовали и наслаждались обществом друг друга, пока в 1970-1980-х годах спутник француженки не был убит охотниками, в частности — некой особой по имени Верити Арден-Кросс. Стоило отметить, что Аннабель, как и её любовник, была «вегетарианкой», но у охотников была другая информация. После произошедшего женщина заявила, что Верити убила её сына, который болел при жизни и был спасён любящей матерью, тем самым залепив хлёсткую ментальную пощёчину горе-охотнице. После смерти Фабиана начался новый этап её «жизни».
 
   
ЧАСТЬ ОТ ФРАНЦА

[indent] Ощутила ли Аннабель боль из-за смерти Фабиана? Определённо, но потеря ещё одного близкого человека не стала тем, что сломило её. Француженка уверенно вышагивала по своей дороге вечности, с интересом наблюдая за тем, как меняется мир. Она не вспоминает минувшие века с ностальгией: ей нравится современность, ведь люди теперь вгоняют себя в какие-либо рамки гораздо меньше.
[indent] Пусть Белль и придерживается «диеты», это не мешает ей играть с теми, кто не получил билет в вечность. Ей нравится находить тех, кого она заставляет с помощью гипноза выворачивать душу, чтобы она смогла вникнуть в бытие того, кому «повезло» попасть в её руки. Она не любит говорить людям, что они должны совершить — ей нравится лишь отсеивать поступки, которые являются слишком скучным решением проблем. Периодически Аннабель покидает их, находя новых героев, в чьи истории ей хочется внести коррективы, но в любой момент она может вернуться и поинтересоваться, что за время её отсутствия произошло — часто она качает головой, обещая, что всё исправит. Она не хочет терять своих подопечных, а потому внушает не употреблять вербену и не соглашаться на обращение, если кто-то из вампиров заинтересуется её «имуществом» — делиться она не намерена.
[indent] Все, с кем играла брюнетка, были людьми того возраста, когда, как правило, учатся в колледже или работают. Однако в 1996-м году ей понадобилась новая «кукла» — ребёнок, в поисках которого она устроилась психологом в школу Сан-Хосе, где она встретила 16-летнего Франциско. Он был мальчиком, на которого многие смотрели с опаской из-за того, что его отец имел отношение к криминальному миру. Странные эмоции посетили француженку, когда подросток рассказывал ей о себе, о том, что недавно он пережил смерть матери и ощущал желание отомстить тому, кто убил её, и отцу за то, что он никак не реагирует на гибель важной для сына женщины — она захотела помочь. Внушение Аннабель дало команду не отвергать жажду отплатить и выбрать для этого долгосрочный план — она же пообещала организовать поступление в колледж. Её жест, разумеется, не сыграл никакой роли, ведь внушению Франц сопротивляться не мог, из-за чего его отец вместе с убийцей матери сгорел в церкви, которую он поджёг спустя 2 года.
[indent] В 2009-м году решив навестить Ростова, она нашла в Корваллисе вовсе не счастливого человека, а наркомана, начавшего продавать наркотики ради доступа к дозе. Аннабель отчитывала Франциско подобно самой настоящей матери за то, во что он превратил свою жизнь. Она могла всё исправить гипнозом, но не стала, потому что хотела, чтобы он сам справился, но ему была нужна причина. Неизвестно, сколько хмурилась Фортье из-за поисков изящного решения, которое нашлось, стоило ей узнать, что Верити в том же городе, где и Франц. Она внушила тому, в чьём подчинении находилась Арден-Кросс, подослать к своему «сыну» девушку под прикрытием, чтобы через него выйти на тех, кто стоял за поставкой наркотиков. Она помнила реакцию Риты на весть об убийстве её якобы сына — она верила в то, что бывшей охотнице удастся узреть в её мальчике, то, что заставит желать помочь ему. Она была права, ведь Франц завязал, принял правильное решение помочь полиции благодаря Рите, которую полюбил, что было взаимно.
[indent] Француженка следила за совместной жизнью Верити и Франциско, радовалась их помолвке и всё ждала момента, когда же он узнает о вампирах. То, что с последним Рита не спешила, Белль считала несправедливым по отношению к Ростову. Из-за того, что брюнетка была этим задета, она решила вновь влезть в голову Франца, когда узнала о том, что на него вышел один из людей, избежавших организованного им и его невестой массового ареста в Корваллисе. Тот человек угрожал навредить Верити, если Франциско не вернётся к старому. Не было бы проблемы, если бы он знал правду о будущей супруге — Фортье внушила Ростову не только ничего не рассказывать Рите, но и сделать так, чтобы она почувствовала невыносимую боль. Белль понимала, что несладко придётся и её послушному мальчику, но она пообещала, что это лишь урок для Арден-Кросс, что она их помирит. В мае 2012-го года Верити застала того, кого любила, в постели с другой, когда вернулась в дом, из которого ушла с вещами в тот же день, ощущая горечь от предательства со стороны того, кому она как раз собиралась рассказать правду.
[indent] Аннабель не планировала спешить с воссоединением тех, кого свела раньше. Ей казалось, что Арден-Кросс нужно больше времени на то, чтобы побыть наказанной, а потому за Ростовым собиралась присматривать пока что сама — по этой причине она везёт его с собой Ньюпорт, где быстро организовывает ему место ветеринара. То, что Рита приезжает в город, наполненный вампирами, в августе, не входило в её планы, но она не возражает, так как уже остыла, но предупреждает своего «сына» о том, чтобы при встрече он не рассказывал ей ничего о шантаже, а также не пытался убежать в другой город. Теперь она вновь наблюдает: ей интересно, что же будет дальше, и когда же наступит пора показать себя.

» ЛИНИЯ ОТНОШЕНИЙ:

[indent] От Верити:
[indent] Несмотря на то, что Верити в своё время убила близкого для Аннабель человека, последняя испытывает к Арден-Кросс смешанные чувства: её злость и обида немного потускнели за всё это время — тем более, Рита несколько «искупила» свою вину помощью Францу. Однако привыкшая держать всё под своим контролем француженка решила преподать урок Верити, которая медлила с рассказом о себе Ростову. Сейчас Белль заняла позицию ожидания, пытаясь понять, как поведёт себя Рита в будущем, снова повстречав Франциско — эта встреча в планы Аннабель не входила, по крайней мере, сейчас, но она решила, что, возможно, так будет даже лучше, а у неё появится возможность проверить чувства этих двоих на крепость. Пожалуй, Рита в какой-то степени ей нравится, хотя и вызывает некоторую толику злости. Дальнейшее развитие отношений зависит от принятых решений со стороны Арден-Кросс и реакции на них со стороны уже Фортье.

[indent] От Франца:
[indent] Стал ли Франциско для Аннабель именно тем, кого она искала в 1996-м году? Нет, он оказался тем, кого она и не ожидала найти. Ей была нужна новая «игрушка», но в итоге мальчик стал для неё тем, чьей жизнью она манипулировала исключительно в особых случаях. Француженке просто нравится наблюдать за ним и проводить время вместе  — у них было много милых моментов, напоминающих семейные, но Ростов вспоминает о них лишь, когда Фортье говорит нужные слова, заглядывая игриво в его глаза, и забывает, стоит ей только уйти. Франц смог пробудить в ней материнский инстинкт, который она проявляет в своей изощрённой манере, который она не рассчитывала испытать, будучи человеком — правда, пока что она сама не до конца осознаёт и признаёт этот факт. Белль искренне считает, что заботится о нём, но при этом боится, что без внушения потеряет его.

» ДОПОЛНИТЕЛЬНО:

— Настоящие имя и фамилия персонажа неизменны, но героиня вполне может использовать на данный момент очередной псевдоним, под которым Вы вправе зарегистрироваться, обсудив его с нами;
— Внешность лучше не менять, так как она долго подбиралась) И Вы только посмотрите на Джейми: она же Богиня! Но если совсем уж она не по душе, то мы готовы обсудить варианты;
— Чем сейчас занимается Аннабель, Вы вольны решать сами, потому что за долгие годы своей жизни она сменила уйму видов деятельности, желая разнообразить вечность, да и с помощью гипноза ей под силу устроиться в любое угодное её душе место;
— Характер героини не прописан напрямую, но прослеживается в тексте. Хотелось бы также отметить также и то, что, невзирая на её любовь относиться к людям то ли как к сюжету сериала, где всегда нужны повороты, то ли как в игре «The Sims», она всё-таки не жестокая и не бесчувственная. Француженка умеет заботиться, но делает это в особой манере из-за своей своенравности и нелюбви к шаблонам;
— У неё вполне может быть сейчас какой-либо спутник или любовник либо же какая-нибудь «игрушка» в Ньюпорте;
— Любит зверюшек не в плане «поесть» (тут она видит ещё одно преимущество современного мира: кровь животных можно спокойно украсть в ветеринарной клинике, а не добывать самостоятельно, чем когда-то давно заниматься ей приходилось без малейшего удовольствия), а в том, что смотреть на братьев наших меньших она не может без улыбки. Относится к ним с самым настоящим трепетом;
— Упомянутый выше пункт, влияет на то, что Белль всегда чаще всего навещала Франца именно на его рабочем месте, что неизменно и сейчас. Иногда она приходит в будний день, беря взаймы у кого-либо с помощью гипноза питомца (возвращает потом обязательно) или же говоря, что ей нужна консультация «на словах», а порой выбирает для этого ночное дежурство того, кто стал ей практически сыном. Если речь идёт о последнем, то для неё это шанс погладить котиков и собачек помимо очевидного желания провести время с Ростовым и расспросить его о жизни, уплетая заказанную азиатскую еду за просмотром телевизора. Также регулярно берёт несколько пакетов с кровью из той клиники, где сейчас работает Франциско;
— Верити была вампиром уже тогда, когда она была в рядах охотников и убила Фабиана, — об этом Аннабель узнала во время слежки за ней. То, как поступила Фортье с Ритой, заставив Франциско разрушить их отношения, не является актом мести, а скорее обидой из-за того, что, по её мнению, Ростов заслужил знать правду о том, что собирается жениться на вампире. Хотя отчасти, пожалуй, брюнетка расценивает это и как неблагодарность за тот подарок в виде счастья, что она щедро преподнесла, невзирая на их прошлое;
— И стандартное: нам неважен размер Ваших постов и то, от какого лица Вы пишите, потому что главное — полюбите Аннабель так же, как и мы, прочувствуйте эту невероятную героиню, желайте развивать её и не пропадайте, взяв на себя роль этой важной для наших персонажей женщины. От себя мы обещаем содействие разного характера как в игровом плане, разумеется, так и в плане графики, общения, внимания)

» ПРИМЕРЫ ИГРОВЫХ ПОСТОВ:

Ф Р А Г М Е Н Т   И З   П Е Р В О Й   В С Т Р Е Ч И   В Е Р И Т И   И   Ф Р А Н Ц А   В   Н Ь Ю П О Р Т Е

ВЕРИТИ

[indent] Пожалуй, только ради мистера Спарклза ты готова просить отгулы, да и то не на весь день. Благо, сегодня не так уж и много, что тебе на руку — давно собиралась отвести своего любимца на плановую прививку, без которой он обычно не обходится. Да и стоит ли рисковать здоровьем животного, когда у тебя есть возможность этого не делать? В общем, было решено посетить ветеринарную клинику, на приём в которую ты записалась заранее. Спарки словно почувствовал это и всё время смотрит на тебя с опаской, но это ничуть не умаляет дружелюбия огромного, похожего на плюшевого медведя пса. Думаешь, как же тебе повезло и отгоняешь от себя другие, посторонние мысли, закрывая от них сердце на замок. Не хочешь думать о том, что раньше пёс был вашим любимцем — общим. Одним на двоих. Как и многое другое, но это всё осталось в прошлом, которое, говоря откровенно, ты хочешь как можно поскорее забыть. Потому что воспоминания причиняют боль, а ты ведь решила жить дальше, а это значит, что не стоит акцентировать своё внимание на подобных моментах. Ты сама решила забрать пса в тот момент, когда уходила, плотно закрывая за собой дверь. Не могла оставить его в том доме, с тем человеком — нет, взяла к себе, считая, что сможешь лучше о нём позаботиться. А Спарки, наверное, до сих пор не понимает, что же тогда произошло. Почему его «родители» разошлись и больше не живут в одном доме? Почему они больше не вместе? Иногда тебе кажется, что все эти вопросы ты видишь в молчаливом взгляде своего плюшевого живого мишки. Ах, да, ты же решила об этом не думать...
[indent] Удивительно, как быстро можно привыкнуть к новому городу. Допускаешь, что просто слишком сильно хотела сбежать из Балтимора, поэтому стараешься заменить старые воспоминания новыми. Они наслаиваются друг на друга, потому что новых достаточно много, и всё же им не под силу перекрыть те, которые, кажется, навсегда высечены на твоём сердце. А ведь у тебя появились друзья, которые занимают важное место в жизни; есть преданный, верный Спарки, который дожидается хозяйку с работы и всегда, каждый день радуется её появлению; есть яхта — небольшая мечта, которую ты лелеяла с самого детства, исполнена стараниями Расула. В целом, все условия для нормальной, даже хорошей жизни — если это касается комфорта, потому что жаловаться тебе не на что. И не жалуешься, даже когда на сердце тяжело, когда плохо и хочется волком выть на луну. Хотя, может, и стоило бы — говорят, от откровений становится легче, а сама до сих пор, за весь свой долгий как для человека век, так и не научилась этому мастерству.
[indent] Но сейчас у тебя другие заботы. Пёс деловито бежит впереди, исследуя территорию, а ты следуешь за ним, не скрывая умилённой улыбки. Вы решили прогуляться — от пристани, где пришвартована яхта, до ветеринарной клиники не так уж и далеко, да и погода, по твоему скромному мнению, располагает. Зачем отказывать себе в удовольствии, особенно если оно ничего не стоит? Пора бы подумать о том, что я люблю то, чем занимаюсь, и что меня окружают хорошие люди — в большинстве своём. Несмотря даже на то, что я веду борьбу с их полными противоположностями, то есть — преступниками. Кстати, нужно подумать ещё и о небольшом «семейном сборе» — кажется, ты довольно давно не видела свою новую семью, которой стала сначала Северина, а после и Расул. Знаешь, что на них можно положиться. Знаешь, что не предадут. Но сколько раз ты обманывалась, думая подобным образом и заблуждалась при этом? Ох, снова ты, Рита, за своё. Встряхиваешь волосами, будто пытаясь сбросить груз воспоминаний и облегчить себе жизнь, делаешь глубокий вдох (хотя давно в этом не нуждаешься). Всё в порядке, всё хорошо. Сильная, справлялась, справляешься и будешь справляться, ведь мир, по сути своей, не так уж и плох. Хотя и, безусловно, в жестокости ему не откажешь, но нужно уметь видеть и что-то хорошее.
[indent] — Иди ко мне, Спарки! — зовёшь любимца, и он безропотно приближаешься, так что ты можешь подцепить пальцами ошейник, чтобы любопытный пёс, войдя в помещение, вёл себя прилично и не рвался знакомиться со всеми вокруг. Дружелюбный Спарклс всегда открыт для новых знакомств. — Ведите себя прилично, мистер. — свободной рукой ласково треплешь пса по голове, и на этой очаровательной ноте толкаешь дверь. Проходя внутрь и перебрасываясь несколькими фразами с девушкой-администратором, даже не догадываешься, что ждёт тебя впереди. Знала бы — наверняка твой выбор мог пасть на другую клинику, даже в соседнем городе, только бы не произошла эта встреча, желанная и нежеланная одновременно. Постучав костяшками пальцев по двери кабинета (вежливости ради), нажимаешь на ручку и пропускаешь Спарки вперёд, всё ещё придерживая согнутыми пальцами его ошейник. Проходишь внутрь, уже готова произнести слова приветствия, да так и замираешь, чувствуя, как из-под ног уходит земля. Любимец приходит в себя гораздо быстрее, а ты, ошарашенная, после первого же рывка отпускаешь — и ошейник, и поводок. Да и дверь остаётся приоткрытой — право же, тебе совсем не до этого. Ведь видишь перед собой Франца, человека, которого последние мысли тщетно пытаешься забыть, вырвать из своего сердца, подавить все чувства, которые до сих пор к нему испытываешь. Да, бывало, ты обманывала саму себя, но в случае с Ростовым это не так: ты всегда отдавала себе отчёт в том, что делаешь. Была уверена в своих решениях и не старалась лукавить, даже мысленно говоря правду. Любишь его до сих пор, хоть он этого и не заслужил, предав всё то, через что вам довелось пройти.
[indent] На мгновение настигает чувство deja vu — словно возвращаешься в прошлое, где ты была счастлива и любима. А ещё кажется, что видишь не только растерянность, которая отражается в глазах «бывшего будущего мужа», но и отголоски былых чувств. Ах, нет, всего лишь показалось — потому что он предатель. Разбил твоё сердце на мелкие осколки, до сих пор собираешь их, собираешь, да никак не можешь склеить. Уехала, сбежала как можно дальше — от Франца и от совместных воспоминаний, а он снова здесь. Готова ли простить, если попросит? Сложный вопрос, вряд ли можешь ответить на него с точностью. Но ещё знаешь, что больше не хочешь чувствовать боль, но без этого, видимо, уже никуда. Не двигаешься, в отличие от мужчины, который решил самостоятельно закрыть дверь. Едва заметно вздрагиваешь, услышав хлопок, и закрываешь глаза. В ушах шумит, а голова кружится: мир качается, и ты предпочитаешь этого не видеть. Почему это всё снова происходит? А слова человека, которого ты так и не смогла забыть, звучат унизительно. Как приговор. «Когда я узнал, что ты тоже в Ньюпорте...» — он знал. Он знал, что ты здесь, но не предпринял никаких шагов, чтобы избежать возможной встречи, и ещё смеет обвинять в этом тебя! В душе поднимается злость, которую ты старательно пыталась подавить. Хочется обернуться, схватить его за плечи и встряхнуть, спросить, за что он так с тобой, чем заслужила? Своей любовью, которую дарила, расточала, не скупясь? За то, что отчаянно хотела помочь, что верила в него? Никогда ты не ставила себе это в заслуги, потому что делала лишь то, что хотела сама. Ах, да, он ведь говорил, что не стоит того. Очевидно, и правда не стоит.
[indent] Молча кусаешь губу и делаешь глубокий вдох, чтобы не сорваться. Не хочешь закатывать скандал, особенно прямо здесь, тебе ведь всё равно, правда? Уже сумела пережить всё произошедшее, и ему не удастся вывести тебя из равновесия. Сколько мантру ни повторяй... Да помнишь ты это, помнишь. Господи, почему всё так сложно? Взгляд падает на Спарки, который, усевшись на полу, внимательно наблюдает за происходящим, пока ты всеми силами пытаешься абстрагироваться от той непосредственной близости, в которой находится любимый до сих пор мужчина. Да, дальше, чем в лучшие времена, но куда ближе, чем в последние месяцы. Думаешь, что сказать, и не находишь правильных слов, которые могли бы успокоить тебя саму. Скучала ли? Ещё как, но Ростов не должен об этом узнать. Ни сейчас, ни когда-либо в будущем... Позволяешь Франциско закончить его уничижительную речь, успевая несколько привести мысли в порядок и взять себя в руки. Где твоё хвалёное хладнокровие, когда оно так необходимо? Однако, ты знаешь, что не должна показывать свою слабость. Но есть одна вещь, которую ты забыла сделать тогда, собирая вещи и слушая глупые, робкие оправдания в духе «это не то, о чём ты подумала» — ну как же иначе. О чём ещё можно было подумать. Как же всё это глупо...
[indent]Медленно поворачиваешься, смело встречая взгляд брюнета, и сердце сладко замирает. Кажется, Франц сейчас улыбнётся, притянет к себе и сладко поцелует; тогда голова закружится от счастья. Но этого произойти не может — видимо, не так уж тебя и любили. Если любили вообще, хотя раньше ты не сомневалась в силе чувств Ростова. Просто считаешь, что человек любящий не станет менять свою вторую половинку на малознакомую девицу. Смотришь на него внимательно, пристально, будто пытаешься прочесть в глазах ответы на все вопросы, но не находишь их. Разочарованно качаешь головой и чувствуешь, как на губах появляется несколько презрительная улыбка. Одно мгновение, и ты вскидываешь руку, после чего раздаётся звонкий хлопок — результат звучной пощёчины, которая оказалась приветственным подарком от обиженной, преданной женщины. Не вложила в этот удар столько сил, сколько могла бы, и равнодушно наблюдаешь за тем, как краснеет кожа на щеке брюнета. Думала, почувствуешь удовлетворение, а на самом деле ощущаешь лишь неприятную горечь, которая отравляет всё твоё естество.
[indent] — Вижу, ты вошёл во вкус. Понравилось меня унижать, верно? — твои глаза опасно сверкают, когда произносишь эту фразу, но он не может не понимать, что этот вопрос — отсылка к тому вечеру, когда вы расстались, — Я тоже надеялась, что никогда больше тебя не увижу, но жизнь преподносит сюрпризы, и не всегда приятные. Так что смирись и делай то, что должен. Расскажу, что произойдёт дальше: после этого я заберу Спарки и мы уйдём, а ты сможешь продолжить свою работу, как ни в чём ни бывало, и больше не будешь беспокоиться о том, что в следующий раз я снова приведу его к тебе. — голос звучит негромко, вкрадчиво, даже немного пугающе, но ты сдерживаешься изо всех сил, чтобы не сорваться на крик. Чтобы не спросить, за что он с тобой так поступает — снова и снова, за что говорит все эти обидные слова? Разбить сердце — разве этого мало, зачем продолжать этот спектакль, целясь и нанося удар за ударом, если выражаться фигурально? — Да, прав. — говоря это, делаешь шаг в сторону, освобождая Франциско путь. Сама же переплетаешь руки на груди и становишься так, чтобы иметь возможность наблюдать за происходящим — так хозяйка следит, чтобы с её питомцем ничего не случилось. Впрочем, мистер Спарклс явно чувствует себя счастливым, а ты — укол ревности, потому что этот темноволосый мужчина не заслуживает всех тех нежностей, которыми охотно делится с ним пёс, но тут уж ты бессильна. И стоит ли говорить, что извиняться за пощёчину ты не намерена? Лишь сделала то, что хотела — ровно с того момента, как увидела в вашей постели незнакомку. Хотя, стоит признать, извинений со стороны бывшего жениха тоже не ожидаешь, просто хочешь уйти. Как можно скорее. И с трудом не смотришь на него, на мужчину, которому так охотно подарила сердце и душу — ведь кажется, что он совсем не изменился, а ты пытаешься уловить те самые перемены, которые могут свидетельствовать о том, что он скучал. Но не стоит тешить себя глупыми надеждами, так что поскорее выбрасываешь подобные мысли из головы.
[indent] — Только не стоит думать, что я снова брошу всё и уеду из города, увидев тебя. — от этих слов так и веет холодом, чего никогда раньше между вами не было, но всё меняется со временем. Говоря по правде, в твоей темноволосой голове появляется мысль о повторном побеге, но ты ведь знаешь, что так нельзя. Что ты только-только всё наладила, пусть даже относительно, и появление Ростова не может тебе помешать. Ты не должна подстраиваться под кого-либо, не должна менять свою жизнь только потому, что в ней снова появляется этот человек, так ведь нельзя. Как нельзя постоянно бежать. Хватит уже, набегалась. Вытерпишь, справишься. И он вытерпит — никуда не денется.
 
 
ФРАНЦ

[indent] Ты убеждён, что лжец из тебя никудышный — и автор в принципе согласен с тобой. Однако всё равно справляешься с поставленной перед самим собой задачей ты неплохо, хотя поступаешь, безусловно, не самым лучшим образом, правда, у тебя есть сомнительное оправдание, а ещё нет выбора. Ты не можешь всё рассказать Арден-Кросс, пусть и хочешь — тебе это как будто кто-то вложил в голову, а ты не в силах сопротивляться. Только взгляни на неё — на Риту, которая когда-то была твоей (хотелось бы, чтобы так было до сих пор, но, увы, ты принял решение и с момента её ухода разбираешься с последствиями). Посмотри в её карие глаза после того, как она распахнёт их, и задумайся над тем, почему ей понадобилось закрыть их. «Она не желает меня видеть. Ей до сих пор больно. Она не забыла?.. — хоровод из мыслей будет крутиться в голове и завершится вопросом, на который тебе в одинаковой степени хочется услышать утвердительный и отрицательный ответ. — Она заслуживает того, чтобы быть счастливой», — разумеется, ты был бы всеми руками, ногами и остальными частями тела за то, чтобы она была такой с тобой, но это не для тебя. Ты действительно убеждён, что хороший конец тебе ожидать не стоит, и будешь безмерно благодарен, если твой — не будет хотя бы трагичным в виде жестокой расплаты за все оплошности, если выражаться мягко, что не может не делать автор, относящийся к своему творению — к тебе — с родительским трепетом. Стараешься больше не допускать ошибок, ведёшь себя со всеми наимилейшим образом в силу твоих возможностей, нелюбви к тому, чтобы быть открытой книгой, и желания не пускать больше никого в свою жизнь. А если резкость, присущая твоему характеру, и заставляет тебя быть грубым порой, то извинения спешат на помощь, заглаживая вину настолько, насколько это возможно при помощи искреннего раскаяния в твоих карих очах. Оно было в них и в тот день, когда твоя любимая женщина ушла от тебя, но едва ли она заметила что-либо благодаря тому туману, что был пущен при помощи фразы «увидимся завтра» в адрес другой, ненужной и чужой, поспешно одевающейся, после нелепого «это не то, что ты думаешь». Кажется, ты ещё говорил, что можешь всё объяснить, но не планировал делать это, потому что, как ты и рассчитывал, Рита не собиралась давать тебе такой возможности.
[indent] Ты причинил шатенке боль тогда — делаешь это и сейчас одним своим появлением в её жизни, а также увеличивая порцию и словами, произносимыми с бессовестным и наглым упрёком. Конечно, на твоём лице промелькнуло и не раз сожаление и те не угасшие по отношению к ней чувства. Однако не переживай: тому, что ты говоришь, под силу устранить этот недочёт — отсутствие актёрского таланта (именно по этой причине автор и не считает тебя умелым лжецом, но изощрённости мышления ты не лишён зато). Хотя тебе это и так известно, ведь если сработало однажды, то это произойдет и сейчас, да? Извлекать урок из своих плохих поступков нужно, но ты делаешь это не самым правильным образом, повторяя то, что заставляет испытывать к себе самому отвращение снова. Ты хотел придерживаться стратегии, которая была бы такой же, как и сухарики к пиву, то есть твёрдой. Собирался быть безразличным, а в итоге получаешься нахальным, благодаря чему встречаешь недобрый огонь в её глазах сразу после обжигающей пощёчины, что достаётся тебе в качестве вашего первого соприкосновения после разлуки, которая кажется невыносимо долгой, несмотря на то, что это всего лишь месяцы, а не годы, что впереди.
[indent] — Запоздало, но, признаю, — по интонации так и слышно, что здесь скрывается одолжение от того, кто дотрагивается пальцами до щеки, может, и не окрасившейся в цвет томатной пасты, но всё-таки изменившей свой оттенок, — я это заслужил, пожалуй. 
[indent] Сомневаешься? Отнюдь, согласен полностью, а ещё считаешь, что одного хлопка ладонью по лицу мало. На твой взгляд, ты вполне заслуживаешь того, чтобы по тебе прошлись, к примеру, клюшкой для такой скучной (опять же исходя из твоих соображений) игры как гольф. Однако, невзирая на осознание вины, ты пожимаешь плечами, стараясь быть беззаботным, а в силу того, что ты не создан для сцены, у тебя выходит даже такой простой жест, используемый людьми в жизни часто, каким-то неестественным. А ведь всё кажется таким лёгким, когда смотришь телевизор, на экране которого люди изображают тех, кем не являются, не так ли?
[indent] — Такая строгая, — произнося это, ты даже улыбаешься на старый лад, словно у вас возник мелкий бытовой спор, в котором одержала победу она, либо же ты слишком быстро сдался, не желая какой-то мелочи вносить даже песчинку раздора в ваши отношения.
[indent] В какой-то степени даже приятно погрузиться в воспоминания о вас, представить, что не было того дня, когда ты слышал слова о том, что она может умереть, если ты не поступишь так, как тебя «просят». Не было бы и того момента, когда Арден-Кросс увидела тебя с другой и ушла. Не пустовало бы в твоей жизни место, отведённое специально для женщины твоей мечты, а до её появления ты и не знал, что такая существует, потому что даже не задумывался об этом. Теперь же ты понимаешь, что никто не сможет заменить её, хотя ты даже и пытаться не собираешься, так как опять же уверен, что счастье не для тебя. Да и сейчас предположить нельзя, что это возможно с кем-то другим, что кто-то может дать тебе больше, чем у тебя было раньше. Поразительно, сколько мыслей может пролететь в голове всего за считанные секунды, пока ты смотрел на неё, освобождающую путь, не собирающуюся задерживать тебя рядом с собой.
[indent] — Идём, Спарки, — это первое, что ты проронишь после своего предыдущего комментария, проходя мимо неё, хлопнув слегка ладонью по ноге машинально, призывая вашего пса следовать за тобой. — Я и не переживаю на этот счёт, — начинаешь заниматься своей работой вскоре, осматривая мохнатое создание, что является обязательной процедурой перед прививкой, да и тебе самому важно знать, что с вашим питомцем всё в порядке. — Я буду рад увидеть его снова, против тебя я ничего не имею — из нас троих, — нельзя забывать о большом и радостном медвежонке, — обеспокоенной выглядишь только ты, — говоришь, всё это время глядя исключительно на мистера Спарклза, из-за чего и интонация у тебя соответствующая, и поднимаешь глаза на Верити лишь на секунду. — Необязательно приводить его именно ко мне, можно и к другому врачу. Это хорошая клиника, а я был бы рад знать, что с ним всё в порядке,  — едва ли её волнует твоя радость, но ты говоришь правду и о месте своей работы, и о том, что тебе небезразличен ваш пёс. — Думаю, тебя это также должно заботить, прежде всего. Положи документы Спарки на стол и подойди сюда. Мне нужно, чтобы ты придержала его, пока я буду измерять температуру.
[indent] Теперь, видимо, твоя очередь быть строгим, да? Однако ты продолжаешь говорить спокойно из-за своего нежелания заставить пса почувствовать что-то неладное, нарушить то, как он воспринимает любые твои действия, будучи тем, кто в отличие от своей хозяйки не утратил доверие по отношению к тебе и не считает тебя предателем. Ты всегда восхищался тем, что животным зачастую удаётся гораздо лучше понимать людей, и сейчас пытаешься всеми силами обмануть того, кто так быстро стал твоим преданным другом, а по нраву напоминал добродушное дитя. Тебе так не хочется расстраивать его, лишать этого оптимистичного взгляда на жизнь (ты даже так готов говорить о мистере Спарклзе, которого Рита однажды привела домой), разочаровывать его, как ты уже поступил с шатенкой. Гладишь пса, находя в этом утешение для себя, навёрстывая упущенное за то время, что ты не видел его, надеясь подхватить и от него хотя бы крупицу радости, пусть и понимаешь, что сейчас испытать тебе её не под силу.
[indent] — Можешь не уезжать, — произносишь это мягко, всё ещё будучи захваченным в плен теми эмоциями, которые ты испытывал, находясь рядом с питомцем, на которых тебе хотелось бы сосредоточиться, и, покидая его, чтобы взять всё необходимое для процедуры, стараешься не потерять это. — Я не хотел этого и тогда, — очевидно, что речь о том самом моменте, когда всё разрушилось не то чтобы по твоей воле, но в принципе, как ни крути, виноват именно ты, нашедший такой способ обезопасить её. — Но ты всё решила за нас и за него, — киваешь на Спарки, разрушая новым упрёком то, как прозвучала предыдущая фраза — искренне и не без сожаления, которое отразилось на твоём лице, стоило тебе встретиться взглядами с девушкой. — Я не собирался унижать тебя, — возвращаешься к прежней интонации, желая продолжить делать всё, чтобы ваши разногласия обошли стороной того, кто не понимает, что у его «родителей» очень большие проблемы. — Ты не должна была ничего увидеть или же узнать, —  прекрасно понимаешь, что эти слова не обделены немыслимой глупостью, которая не успокаивает, а делает всё только хуже, но произносишь их, потому что должен, как и в случае с теми нелепыми оправданиями в день, когда твоя тогда ещё невеста уходила, не слушая тебя, а ты и не старался это исправить. — И тебе нет необходимости бежать снова, потому что между нами всё кончено, Рита, — ты прилагаешь немыслимые усилия, чтобы сказать всё так, словно это ты твёрдо ставишь точку, как будто она оставила последнее предложение истории о ваших отношениях без знака препинания, уйдя, не сказав толком ни слова. — К тому же в Ньюпорте я только работаю, а живу в соседнем городе, так что часто пересекаться мы не будем, что, собственно, уже проверено на практике, — добавляешь, имея в виду то, что на самом деле с конца августа, когда переехала сюда, о чём ты знаешь, вы только сегодня впервые столкнулись лицом к лицу. — Давала ему противогельминтные? — сначала скидываешь одну бомбу за другой, наверняка поражая тем, насколько же ты бессовестный, а затем задаёшь вполне нормальный рабочий вопрос, делая вид, что ты не в курсе, что вёл себя, как козёл, всё это время с Верити, полюбившей тебя когда-то вопреки всему.

Отредактировано Francisco Rostov (05-08-2017 10:34:35)

+6


Вы здесь » Omerta: beyond the pale. » Акции » Action #0 «Hey guys, we are looking for you!»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC